Директор Ассоциации поддержки предпринимательства Сибири Юлия Мертес рассказала о юридических нюансах работы сомнительных фирм

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд (Вологда) недавно вынес решение, которое не осталось без внимания федеральных СМИ. От налоговой ответственности была освобождена компания, которая вела дела с фирмой-однодневкой. Одна из газетных публикаций так и называлась — "Суды разрешили вести бизнес с однодневками".

Претензии налоговиков были адресованы компании "Леском". Ей фискальный орган доначислил более 10 млн. рублей налогов. Основание — контрагентом компании "Леском" была фирма-однодневка. Она имела "массового" учредителя и директора, который при этом вообще отрицал свое отношение к данному юридическому лицу. По адресу  регистрации контрагент не находился, а на его счетах-фактурах были поддельные подписи.

Тем не менее суд решил, что налоговая служба не собрала достаточных доказательств, которые позволили бы усомниться в добросовестности компании "Леском". Та в свою очередь предоставила счета-фактуры, подтверждающие факт поставки товара. Кроме того, апелляционная инстанция напомнила налоговикам, что действующее законодательство не предусматривает возложение на налогоплательщика неблагоприятных последствий за действия контрагентов.

Так действительно ли "суды разрешили вести бизнес с однодневками"? Об этом мы поговорили с Юлией Мертес, генеральным директором Ассоциации поддержки предпринимательства Сибири.

— Юлия Вадимовна, что на практике будет означать данное решение арбитражного суда?

— Арбитражный суд ни в коем случае не разрешал работать с однодневками. Как действует типовая схема с однодневками? Человек самостоятельно в целях обогащения за счет государства создает фирму, изготавливает документы, которые свидетельствуют о том, что хозяйственные операции с его реально действующей фирмой якобы осуществлялись. Затем на основании этих документов он "покупает" у созданной им самим же однодневки мнимый товар или услугу, в связи с чем получает налоговый вычет. То есть попросту ворует денежные средства из государственного бюджета. Подобная деятельность уже в течение многих лет признается противоправной. Судебная практика по таким делам устойчива и однозначна: подобные деяния признаются как минимум налоговым правонарушением, как максимум — налоговым преступлением с вполне реальными приговорами.

Однако для установления судом обстоятельств, возложенных в основу такого решения, налоговому органу в ходе судебного разбирательства необходимо представить доказательства вины налогоплательщика в виде его непосредственного участия в подобной схеме либо в виде отсутствия в его действиях должной осмотрительности.

В настоящее время при рассмотрении налоговых споров суды, как правило, руководствуются постановлением пленума Высшего арбитражного суда России № 53 от 12 октября 2006 года. С одной стороны, данным постановлением установлено, что "налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано".

С другой стороны, данный документ презюмирует добросовестность налогоплательщика, указывая на то, что суды при рассмотрении налоговых споров должны предполагать, что действия налогоплательщика добросовестны и экономически оправданы.

В случае с компанией "Лес­ком" суд проанализировал доказательства, представленные налоговой службой. И сделал вывод: налоговики не доказали факта отсутствия поставки товара, а следовательно и недобросовестность общества, и создание им противоправной схемы уклонения от уплаты налогов. При этом судом был сделан вывод о том, что действия общества были экономически обоснованы.

— А как же поддельные подписи, "липовый" директор…

— Налогоплательщик в данном случае ничего не подделывал. Обязанность правильного оформления документов возложена не на покупателя, а на продавца. Когда покупателю привозят документы вместе с товаром, он далеко не всегда имеет возможность проверить достоверность подписей. Потому что руководитель продавца проставляет эти подписи не в его присутствии. Повторюсь, законом изначально предполагается добросовестность налогоплательщика. Если налоговая инспекция докажет, что руководитель компании знал, что ведет бизнес с однодневкой, это другое дело.

— То есть счет-фактура с поддельными подписями, полученный от контрагента, впоследствии не несет рисков для компании?

— Несет. Позиция налоговой инспекции такова: выбор контрагента — это ваш предпринимательский риск. При выборе контрагента необходимо проявлять должную осмотрительность. Если ваш контрагент не уплатит НДС, вы можете потерять право на его возмещение.

Кстати, о документообороте. К сожалению, сохранилась старая советская традиция. Контрагент привозит на предприятие товарные накладные с печатями и подписями. Завхоз товар получил, накладные на полочку положил, дескать, потом приедет директор и подпишет. Но директор сегодня не приехал и не подписал. Бухгалтер вносит накладные в бухгалтерскую программу в надежде на то, что их когда-нибудь подпишут, а затем на основании данных программы формирует налоговую отчетность и сдает декларацию.

В этот момент появляются сотрудники ОБЭП, у которых якобы есть информация о совершении налогового правонарушения. Документы изымаются и вывозятся. Дальше приходят уже налоговики, для которых отсутствие подписи руководителя юридического лица означает одно: отсутствие документа о принятии товара. В совокупности с тем, что товар этот вам поставила однодневка, впоследствии и налоговый инспектор, и арбитражный суд такую ситуацию истолкуют однозначно: нет доказательств принятия вами товара, самой поставки товара не было и вы неправомерно предъявили НДС к вычету. В таком случае суд однозначно на стороне налоговой инспекции.

— Для того чтобы "проявить должную осмотрительность", достаточно проверить потенциального контрагента на сайте ФНС России?

— Да, на сайте налоговой службы есть такой сервис. Однако ситуация парадоксальная. Проверяя конкретные адреса, вы можете увидеть, что там нет мест массовой регистрации юридических лиц. То есть фирмы по этим адресам "чистые". Но это не мешает налоговикам идти в суд и доказывать, что именно эти фирмы являются однодневками. При этом само понятие "однодневка" предполагает короткий срок существования фирмы. В моей практике участия в налоговых спорах встречались 11-летние фирмы-однодневки. На сайте ФНС к однодневкам данная фирма не отнесена, хотя долгое время она сдавала нулевую отчетность, имея немалые обороты по расчетному счету в банке. Удивительно то, что претензий к данной фирме у ФНС нет. Добросовестная компания, которая была контрагентом такой фирмы, в итоге пострадала.

Чтобы проверить потенциального контрагента, нужно получить копию свидетельства ОГРН, ИНН, выписку из реестра юридических лиц. Удостовериться в полномочиях руководителя компании. Запросить последние декларации по НДС и налогу на прибыль. Если компания заинтересована в сотрудничестве с вами, она их предоставит.

— Насколько активно, по вашим оценкам, в Алтайском крае применяются схемы с однодневками?

— Конкретными цифрами я не обладаю. Но думаю, что такая проблема в крае есть. Другое дело, что, когда налоговики обращаются в суды с исками, они борются с последствиями, а не с причинами. А бороться с причинами — прямая функция государства. В настоящее время налоговые органы не имеют необходимых и достаточных инструментов для борьбы с этим явлением.  К сожалению, ИФНС — это лишь регистрирующий орган, статист. Принесли пакет документов на регистрацию фирмы, формально соответствующий законодательству, — налоговая служба обязана документы принять и зарегистрировать фирму.

В настоящее время подготовлен законопроект, предполагающий внесение изменений в Гражданский кодекс. Согласно законопроекту на налоговую службу будет возложена обязанность проверять предоставленные документы на достоверность. Кроме того, налоговики вправе будут отказать в регистрации юридического лица в случае, если представленные документы содержат недостоверные данные. Так что, возможно, после таких проверок однодневок будет меньше.

— Что судебное решение, вынесенное по "делу "Лескома", может означать для алтайских предпринимателей и можно ли на него ссылаться в налоговых спорах?

— В Алтайском крае примерно 70% решений выносится судом в пользу налогоплательщика. На решение по "делу "Лескома", безусловно, можно будет сослаться, как и на многие другие судебные акты. Но российское процессуальное законодательство не строится на преюдиции (признание обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением без дополнительной проверки), как, например, в Англии. Каждое судебное дело является индивидуальным, имеющим конкретные обстоятельства, попадающие под действие тех или иных правовых норм. Для установления судом тех обстоятельств, которые действительно имели место в том или ином случае, очень важна доказательная база.

Например, суд устанавливает обстоятельства: была ли поставка товара в действительности или нет. Если налоговая служба докажет, что поставки не было, а документы были созданы для формального документооборота, суд вынесет решение в ее пользу. В случае с компанией "Леском" этого не произошло.

— И все-таки, как вы считаете, в данном случае компания "Лес­ком" закон не нарушала?

— Решение вступило в законную силу?

— Да.

— Значит, не нарушила. Так решил суд.

Опыт шинников

Арбитражный суд Алтайского края в августе 2011 года рассмотрел иск "Алтайского шинного комбината" ("АШК") к налоговой службе. Решение, текст которого занимает 47 (!) страниц, было вынесено в пользу предприятия. Ранее налоговый орган проверил "АШК" на предмет взаимодействия с несколькими десятками контрагентов. Посчитав, что они являются однодневками, налоговики предложили шинному комбинату доплатить в казну без малого 100 млн. рублей. По мнению налоговой службы, предприятие создало схему ухода от налогообложения, включив в нее 44 фирмы, которые были зарегистрированы по одному адресу. При этом, по данным инспекции, во всех 44 юридических лицах учредителями и руководителями были люди, ранее работавшие на "АШК". Однако этот и другие доводы судью не убедили.  

Что мы знаем об эксперте

Юлия Мертес родилась в Барнауле. С 1993 по 2003 год работала главным бухгалтером в коммерческой организации. Образование по специальности "Юриспруденция" получила в АлтГУ. Карьеру юриста начала с должности юрисконсульта в компании "Алтайэнерго". С 2006 года работала начальником юротдела в IT-компании "АСУ-Информ", в 2008 году стала заместителем гендиректора по правовым вопросам.

В 2006 году прошла повышение квалификации по программе "Специалист в области налогового права", затем по программам "Специалист в области корпоративного права" и "Договорное право" в Российской школе частного права при Российской академии государственной службы, у нескольких судей ВАС РФ. 

В 2011 году окончила Президентскую программу подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства РФ.

В настоящее время — заместитель гендиректора по правовым вопросам в компаниях "Сибэнерготелеком" и "Междугородные пассажирские перевозки". С 2007 года возглавляет Ассоциацию поддержки предпринимательства Сибири. Основные направления деятельности ассоциации — энергоконсалтинг, юридическое и бухгалтерское обслуживание. 

Юлия Мертес замужем, воспитывает двух дочерей. Увлекается чтением, лыжами, большим теннисом и сноубордом.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров