Квантофрения или почему алтайский бизнес должен потратить полмиллиарда рублей на отчеты

Это словечко — квантофрения — в 1950-х еще годах ввел американский социолог Питирим Сорокин. Так он назвал культ цифры — безудержное стремление измерить и облечь в цифру как можно больше процессов и явлений, даже если в этом нет научного смысла.

Документы, бумаги.
Документы, бумаги. Фото: СС0.

Надежда Скалон, редактор отдела "Политика".
Надежда Скалон, редактор отдела "Политика".
Культ цифры охватил в те годы и СССР (где ради составления плана пытались учесть и охватить измерением все) и как-то плавно перетек в наше время. Системами единого госучета охватили производство и продажу алкоголя, лекарств, древесины. Поговаривают, что вскоре введут всеобщий госучет табака и меда. Уже есть информационные системы в ЖКХ, и в планах еще много нового.

И вот тысячи, а может, десятки тысяч людей заняты тем, что вбивают в эти системы какие-то данные. Но нигде не нашла отчетов: чего добились-то?

Между тем есть у нас еще один закон из той же области всеобщего учета, измерения и культа цифры. Приняли его еще в 1998 году, и он обязывает всех, кто производит отходы (кроме населения), вести учет их количества. Делается это якобы для того, чтобы взять под контроль эти отходы и меньше наносить вред природе. В последнее время о нем вновь заговорили. А все почему? Так ведь и здесь планируется ввести единую систему госучета.

Этот закон мало кто исполняет, и это тоже символично: люди голосуют против. Но он действует. Даже если на предприятии всех работников — пять человек. "По итогам года каждое предприятие должно составить отчет и направить его в надзорную инстанцию", — рассказывает Людмила Замышляева, зампредправления "Алтайского союза предпринимателей".

Причем направить и в электронном, и в печатном виде, заранее изучив мудреную инструкцию по его составлению. Или найти организацию, которая составит отчет. И ей заплатить.

Вот чем, по-вашему, должны заниматься серьезные руководители, чтобы меньше наносить ущерб природе? Издать приказ об инвентаризации отходов, создать комиссию, которая обязана будет их классифицировать, подсчитать и составить акт по форме. В общем, тратить время и множить бумаги, которые потом пойдут в утиль.

Людмила Замышляева рассчитала: если все малые и средние предприниматели края (а их у нас 81,6 тысячи) начнут исполнять этот закон, то на журнал учета, сам отчет и прочее потребуется 42,5 тыс. пачек бумаги, или 106 тонн. На это надо будет израсходовать 371 тонну древесины, уничтожив 9 тыс. деревьев. И все для того, чтобы сберечь природу.

По расчетам собеседника, только малый и средний бизнес края должен будет потратить на это 499 млн рублей. На минуточку: полмиллиарда и 9 тыс. деревьев.

Но даже если бумажные отчеты рано или поздно отменят и оставят только электронные, работу контрольно-надзорных органов не отменит никто. А это тоже время и деньги. Плановые проверки проводятся раз в три года, значит, надо будет провести их 27,2 тыс., подсчитала Людмила Замышляева.

В 2017 году на это дело пришлось бы задействовать 1100 сотрудников и потратить (при средней зарплате чиновника 468 тыс. рублей в год) еще 515 млн рублей. Это только на зарплату и отчисления с нее, не учитывая содержание помещений, обучение, оснащение офисов техникой и т. п.

Можно, конечно, ответить: зато государство хоть узнает о количестве отходов. Увы! Истина-то в том, что машина покажет и рассчитает только то, что ввел в нее человек. А достоверность вводимых циферок нам не гарантирует ни одна живая душа.

Колонка - это личное мнение автора, которое может не совпадать с редакционным.
Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров