"На объективность не надейтесь". Эксперт рассказал о налоговых спорах по дроблению бизнеса

Налоговая служба предпринимает все больше усилий по выявлению схем оптимизации бизнесом налогов. О том, как налоговики проверяют работу компаний с фирмами-однодневками, altapress.ru рассказывал чуть раньше. Сегодня — о том, в каких случаях налоговики могут заподозрить фирму в искусственном дроблении, как готовиться к проверке инспекции и о рисках предпринимателей рассказал налоговый консультант Алексей Кулагин.

Налоги. Бухгалтерия.
Налоги. Бухгалтерия. Фото: открытые источники (CC0).

— Алексей Владимирович, некоторые фирмы проводят часть операций через ИП или юрлица, находящиеся на упрощенной системе налогообложения, переводят туда часть сотрудников. Это "однодневки" в понимании налоговиков?

Алексей Кулагин.
Алексей Кулагин.
— Нет. Здесь уместно говорить о дроблении бизнеса, которое также преследует цель получение необоснованной налоговой выгоды, но другим способом: за счет использования аффилированных организаций, находящихся на специальных налоговых режимах, не являющихся плательщиками НДС и налога на прибыль организаций.

Единственная (или главная) цель таких действий – экономия на налогах. Это обстоятельство для фискалов является определяющим при обвинении бизнес-структур в дроблении бизнеса.

Само по себе дробление — законная операция? Это же не обязательно злоупотребление?

— Этот термин законодательно не закреплен. Налоговики, арбитражные суды и следственный комитет традиционно употребляют его в заведомо негативном контексте. Так что в него изначально заложен "злоупотребительный" смысл.

Иное дело — структурная реорганизация бизнес-процессов при налоговой оптимизации. Но в этом случае организация должна быть готова документально обосновать деловые цели проводимых изменений перед налоговиками.

Какова арбитражная практика по спорам о дроблении?

— Есть решения как в пользу ФНС, так и в пользу налогоплательщиков. Хотя в последние годы, по моему мнению, судебный подход к рассмотрению подобных споров объективностью не отличается. А что делать? Бюджет-то надо пополнять…

Вот вам пример из практики: предприниматель занимался оптовой и розничной торговлей, при этом вел раздельный бухучет – по общей системе налогообложения и единому налогу на вмененный доход (ЕНВД).

Законодатель изменил "правила игры" по ЕНВД, и владелец разделил бизнес – вывел торговлю на ЕНВД в отдельное юрлицо, наделив его собственным недвижимым имуществом. Законные, казалось бы, действия послужили поводом для обвинения в дроблении бизнеса. Свою правоту бизнесмену отстоять не удалось. Значимую роль в этом случае сыграли показания свидетелей и его самого, а также абсолютное пренебрежение оценкой налоговых рисков.

Сотрудники — слабое звено

Как налоговики выявляют искусственное дробление? Ведь руководитель может зарегистрировать ИП или ООО по отдельному адресу, найдет учредителя - связь с материнской компанией доказать будет непросто.

— Существуют ведомственные письма и инструкции, в которых подробно разъяснено низовым инспекциям, какие мероприятия предпроверочного анализа им предписано проводить для выявления дробления. А также другие указания "сверху" - на сборе каких доказательств должны сосредоточиться проверяющие. Изобретательностью налоговики не отличаются, поэтому доказательная база по дроблению у них статична. Зная перечень их доводов в подобных спорах реально выстроить дробление таким образом, что они не смогут его доказать.

Рекомендую ознакомиться с содержанием письма ФНС России от 16 августа 2017 года №СА-4-7/16152@. Упрощенно — акцент при доказывании получения необоснованной налоговой выгоды будет делаться на доказывании умысла налогоплательщиков.

Проводят ли налоговики в подобных случаях опросы или допросы сотрудников компании?

— Опросы проводят оперативные сотрудники полиции, их могут использовать и фискалы для доказательства дробления. Налоговым кодексом РФ предусмотрена такая форма налогового контроля, как допрос свидетеля. Допрашивают всех по максимуму – директоров, материально ответственных лиц, бухгалтеров, водителей, контрагентов, дворников (не шутка).

И делают далеко идущие выводы из малозначимых, для нормального человека, обстоятельств, которые зачастую объясняются разумными вещами: прошло много времени и свидетель не помнит или перепутал факты, свидетель дает показания о вещах, находящихся за пределами его профессиональной компетенции и т. д. Например, директор перепутал месяц создания фирмы или не знает всех контрагентов (а их штук 300) - рискует быть обвиненным в "номинальности".

Являются ли сотрудники слабым звеном, могут ли они подвести "под монастырь" своего работодателя?

— Мне известен случай, когда сотрудник был уволен за пьянство и решил отомстить бывшему руководству. В итоге он дал показания под диктовку налоговиков. Встречаются типажи, которые любят поговорить и показать свою осведомленность – эти инициативно выдают массу ценной для налоговиков информации. Или просто человека запугивают и он подписывает протокол не глядя. Потом читаешь показания дворника, где он рассуждает о "необоснованной налоговой выгоде" и "низкой налоговой нагрузке".

Поэтому сотрудников к допросам надо готовить, как готовят своих сотрудников к их проведению налоговики и полиция.

Полтонны бумаги

Насколько серьезен для бизнеса риск признания дробления искусственным?

— Большая экономия на дроблении – серьезные риски. Следует помнить, что вероятность выхода налоговиков на выездную проверку прямо пропорциональна суммам возможных доначислений.

Могут ли претензии налоговиков разорить фирму?

— Любая выездная проверка является стрессовым фактором для хозяйствующего субъекта. Зачастую полностью парализуется работа бухгалтерии, вынужденной копировать и предоставлять по требованиям проверяющих безумное и не всегда обоснованное количество документов и информации.

Был в практике случай, когда мы направляли фискалам письмо, что для выполнения их требований понадобится более пятисот килограммов бумаги (!) и непрерывная работа по копированию документов двух человек в течение одного месяца.

Во время проверок собственники и руководители фирм, поддавшись панике и наслушавшись некомпетентных советов, зачастую принимают неэффективные управленческие и бизнес-решения. А если проверка совпадает с другими объективными трудностями – перекредитовкой, наращиванием дебиторки и кредиторки, падением спроса, общим спадом в экономике… Тут и до разорения недалеко.

В каком случае налоговикам НЕ удастся доначислить налоги по общей системе налогообложения?

— В случае грамотного планирования налоговой оптимизации и скрупулезного выполнения плана по ее реализации. Такие действия не дадут ни малейшего повода фискалам даже заподозрить бизнес в дроблении. А при назначении выездной проверки повысят вероятность отстоять свою правоту в вышестоящем налоговом органе или суде. На этапе возражений доказать свою точку зрения в полном объеме нереально – ведь для инспекции это значит фактически признать некомпетентность своих сотрудников, планировавших и проводивших проверку.

На объективность не рассчитывайте

— Год назад в интервью altapress.ru представители краевого следственного комитета рассказали о громком уголовном деле, связанным с дроблением бизнеса компанией "Елочка" (ей принадлежит ТЦ "Европа" в Барнауле). Прокомментируйте это дело, пожалуйста.

— Это одно из самых профессионально интересных дел по дроблению бизнеса. И одно из самых показательных по безграмотности налоговиков и необъективности арбитражных судов. Первые, в том числе, письменно опровергли положения Налогового Кодекса, приняв их за формулировки налогоплательщика.

А арбитражный судья, рассматривавший дело, занял позицию, диаметрально противоположную по налоговому спору торгового дома "Скаут", рассматривал которое тоже он. Ссылки компании на нормы права судья просто проигнорировал и не отразил их в решении.

Особенно "повеселила" кассационная инстанция, которая на настойчивые призывы заявителя все-таки сослаться на конкретные нормы права, на основании которых судами признаются определенные обстоятельства, написала, что "не указание судами норм права не свидетельствует об их отсутствии".

Уголовное дело расставило все по своим местам. Восторжествовала точка зрения, которую отвергли налоговики и арбитражные суды: в бюджет было доплачено порядка 9 млн. рублей – разница между вменяемыми доначислениями (порядка 49 млн. рублей без пени и штрафов) и налогами по "упрощенке", уже уплаченными задействованными в схеме дробления организациями.

Какие выводы должен сделать налогоплательщик из этого спора и уголовного дела?

— Выводы напрашиваются сами собой:

  • не стоит рассчитывать на объективность рассмотрения налоговых споров в арбитражном суде;
  • не всегда следует полагаться на собственные знания и опыт при проведении налоговой оптимизации, привлечение специалиста сэкономит вам кучу сил и средств;
  • прежде чем решиться на реализацию тех или иных схем по экономии налогов следует просчитать планируемый эффект и оценить – стоит ли игра свеч?

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Смотрите также
Новости партнеров