"Нынешний сезон какой-то нетипичный". Известный алтайский фермер рассказал об уборочной кампании

Уборочная кампания в Алтайском крае выходит на завершающий этап. В этом году работы затрудняют постоянные осадки. В некоторых районах края на полях уже выпадал снег. По словам Анатолия Иванова, руководителя крестьянско-фермерского хозяйства из Косихинского района, погода явно испытывает алтайских аграриев на прочность. Об особенностях нынешнего сезона он рассказал в интервью altapress.ru.

Анатолий Иванов, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства из Косихинского района.
Анатолий Иванов, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства из Косихинского района. Фото: Олег Богданов. altapress.ru

— Как вы можете охарактеризовать уборочную кампанию этого года?

— В нашем хозяйстве это уже 25-я по счету уборочная. Если проанализировать все годы, становится ясно, что нынешний сезон какой-то нетипичный. Очевидно, что климат в Алтайском крае меняется. Осадки этой осенью не дают крестьянину возможности работать.

Были годы, когда в сентябре из-за дождей мы вообще не молотили, зато в октябре стояла хорошая погода. В этом году уборочную проводим урывками, два-три дня работы — и перерыв. Потом, как просохнет, опять выходим в поле. Обильные дожди провоцируют массу болезней растений. Им подвержены и зерновые, и бобовые культуры. Раньше таких проблем не было.

В прошлом году в нашем хозяйстве был установлен новый мехток и сушилка. Только благодаря этому оборудованию удалось завершить уборочную. В полях остался только подсолнечник. С площадью в 400 га мы справимся за три дня.

Погожий день был редким подарком для крестьян в период уборочной страды-2009.
Погожий день был редким подарком для крестьян в период уборочной страды-2009.

— Только дожди омрачают жизнь?

— Серьезные вопросы есть и по ценообразованию. Себестоимость зерновых в нашем хозяйстве составляет около 7 тыс. рублей. На сегодняшний день цена на пшеницу опустилась уже до 6 тыс. рублей за тонну, это с НДС и доставкой до элеватора. Горох подешевел почти в два раза по сравнению с прошлым годом: с 12 до 6,5 тыс. рублей за тонну. Цены нет и на гречиху.

Очевидно, что в сельском хозяйстве пора работать планово. Требуется для внутреннего рынка 60 млн тонн зерна и еще 20 — на экспорт, так пусть государство делает заказ. Тогда не возникнет перепроизводства, цена будет держаться на приемлемом уровне и у нас появится возможность развиваться. Сейчас получается так: мы вкладываем деньги, в том числе и государственные, а наша продукция оказывается никому не нужна.

Дивиденды от озимых

— Насколько я знаю, в этом году у вас был небывалый урожай озимых.

— Озимой пшеницей я занимаюсь шесть лет. Начинал работать с торговым домом "Алтайский фермер", который поставлял различные сорта озимых из Москвы, Омска и Новосибирска. Мы подобрали подходящие для себя. И вот уже три года показатели по этой культуре у нас очень хорошие. В 2017-м средняя урожайность пшеницы составляла 45 ц/га, на отдельных полях она превышала 70 ц/га.

— Все-таки это результат планомерной работы или случайное стечение обстоятельств?

— Случайностей здесь минимум. В 2016 году мы запустили цех по производству гранулированного удобрения сульфата аммония. На опытных полях, где была получена максимальная урожайность озимых, мы применяли столько удобрения, сколько положено. Отсюда и результат. Если бы в России вносили такой же объем удобрений, как в Европе, мы бы давно уже полмира кормили.

Анатолий Иванов, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства из Косихинского района.
Анатолий Иванов, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства из Косихинского района

Я объездил много стран и пришел к выводу, что Россия в плане развития сельского хозяйства имеет огромные резервы. Взять хотя бы плодородие земли. Мы еще работаем за счет естественных резервов почвы. А если начнем вносить необходимый объем удобрений и средств защиты растений, результативность работы может быть в разы выше.

Правда, все здесь упирается в стоимость расходных материалов. Для сравнения: в Бразилии цена глифосата, гербицида сплошного действия, составляет 1–2 доллара. Причем доставляют его из Китая. У нас этот компонент стоит около 7 долларов за литр. А все потому, что на рынке действует масса перекупщиков, желающих любыми средствами заработать.

— Высокая урожайность озимых принесла финансовые дивиденды?

— За последние три года положение дел в хозяйстве стало устойчивее. За это время мы построили цех по производству удобрений, новый мехток и сушилку, приобрели много техники. На эти цели было потрачено порядка 70 млн рублей. Средства были получены в том числе и с продажи урожая озимой пшеницы. В прошлом году ее продавали по 12 тысяч рублей за тонну, в этом году — по 8,5 тысячи. Для озимых культур цена вполне приемлемая.

Готовясь к уборочной компании, сельхозпроизводители региона уже сегодня задумываются над тем, куда будут реализовывать зерно.
Готовясь к уборочной компании, сельхозпроизводители региона уже сегодня задумываются над тем, куда будут реализовывать зерно.

— Какая у вас в этом году структура посевных площадей?

— Я ее не меняю. Как мы сеяли 1 тысячу гектаров озимых, так и сеем. Около 1,5 тыс. гектаров отводим под гречиху. Плюс к этому горох, яровая пшеница, овес, ячмень. В этом году сделали упор на масличные культуры: расширили площади рапса, льна, сурепки. Только они позволяют нам хоть как-то сводить концы с концами. В следующем году планирую ввести в севооборот сою.

— Сейчас много говорят о применении современных технологий в сельском хозяйстве. Вы как в этом плане работаете?

— С 1993 года, когда хозяйство только создавалось, не осталось ни одной единицы техники. За последние шесть-семь лет мы полностью обновили весь парк. Сейчас у нас современные комбайны "Палессе", опрыскиватели, погрузчики, мощные трактора марок Case и John Deere. Есть и отечественные образцы, но с ними мороки больше.

Для того чтобы привлечь молодежь к работе, новая техника просто необходима. Мало кто желает трудиться на тракторе Т-4 или на старом комбайне "Енисей".

Отказались от картофеля

— Мне кажется, в среде фермеров возникла любопытная тенденция. Те, кто чувствует свои силы, начинают помимо растениеводства заниматься сопутствующим бизнесом. Одни развивают животноводство, другие идут в переработку. У вас какие планы?

— Мне повезло, у меня есть хорошие помощники. Один зять работает в хозяйстве главным агрономом, другой — инженером. Они молодые, у них много планов.

Если бы государство нормально помогло, можно было возродить животноводство, которое когда-то было в местном колхозе. Но вы представляете, что такое построить ферму с нуля? Это значит серьезно подсадить свое предприятие, изъять деньги из оборота. Многие через это проходили. Итог оказывался печальным.

В свое время я получил право аренды на земли племсовхоза "Косихинский". Когда-то это было передовое хозяйство, воспитавшее трех Героев Соцтруда, в том числе и знаменитую на весь Советский Союз доярку Анну Дробот. Кроме земли, в этом хозяйстве ничего нет. От животноводческих комплексов даже фундамента не осталось, кирпич и металл давно растащили. Будь хоть что-то, можно было бы подумать о развитии животноводства.

Животноводство.
Животноводство.

Другой не менее важный вопрос — это наличие кадров. Я прекрасно понимаю, даже если мы решим заняться животноводством, у нас нет людей, которые бы смогли работать на ферме. Для этого их надо вернуть в село, построить хорошие дома, предоставить возможности для жизни.

А у нас в деревнях закрываются школы, больницы, детские сады, клубы. Кто захочет здесь жить? Парадоксальная складывается ситуация: на животных государство тратит миллионы, а на людей — нет.

— В 2015 году ваше хозяйство запустило цех по производству удобрений. Почувствовали экономический эффект от него и есть ли спрос на такую продукцию?

— Часть сульфата аммония мы используем на своих полях, часть реализуем сторонним клиентам по давальческой схеме. Удобрение приобретают соседи по Косихинскому району, а также сельхозпроизводители из Троицкого, Первомайского, Тальменского районов. В этом году мы проводили агрономический семинар на базе нашего хозяйства. После того как люди посмотрели поля с оптимальным объемом внесенного сульфата аммония, начался шквал звонков от клиентов.

— Как вы представляете развитие своего хозяйства на ближайшие пять лет?

— Сейчас наша задача — подобрать культуры, которые будут востребованы на рынке. В этом году отказались от картофеля и овощей. Затраты на их выращивание большие, а реализация идет плохо. Я думаю, что в ближайшие годы будем заниматься только крупяными, масличными и зерновыми культурами в оптимальном соотношении.

Почва.
Почва.

Нет четкой стратегии

— Анатолий Николаевич, вы уже сказали, что ценовая ситуация по зерновым напряженная. Складывается впечатление, что рынок живет одним днем. В России нет долгосрочной стратегии его развития. В этом году собрали 127 млн тонн зерна, а что с ним делать, не знаем.

— Государство должно четко понимать, сколько стране нужно зерна. И в соответствии с этими данными делать нам заказ. Крестьянин имеет право знать, по какой цене он продаст свою продукцию осенью.

Я был в Америке дважды, изучал, как работает у них сельское хозяйство. Так вот, разница между нами огромная. У них в каждом, даже небольшом хозяйстве есть элеваторные мощности. Пусть это даже две-три "бочки". Проезжаешь 100 метров — и перед тобой огромный комплекс по хранению зерна, больше похожий на космодром. И все это принадлежит фермерам.

Посмотрите, что происходит у нас. Сельхозпроизводителям Косихинского района некуда сдавать зерно: в округе не осталось стабильно работающих элеваторов.

— На днях стало известно, что руководство ряда регионов обратилось в Минсельхоз с просьбой начать закупку зерна в госфонд. На ваш взгляд, это изменит нынешнюю ситуацию?

— Мы должны знать, какая цена будет на нашу продукцию. А сейчас в этом плане полная неразбериха. У государства нет четкой стратегии в этом вопросе. Не хотят власти в верхах брать на себя ответственность. Поэтому мы и шарахаемся из стороны в сторону: в этом году насеяли гречиху и чечевицу, теперь не понимаем, что с ней делать. В Америке фермеры рассказывали, что знают, кому продадут последний клубень картофеля. Долгосрочные контракты у них заключены на годы вперед.

Уборка зерна в Алтайском крае. Сентябрь, 2015.
Уборка зерна в Алтайском крае. Сентябрь, 2015.

Специальный вопрос

— Анатолий Николаевич, власти на всех уровнях декларируют, что объемы поддержки, направляемые в агропромышленный комплекс, не снижаются и государство всячески помогает крестьянину. Вы чувствуете это дружественное плечо?

— В нынешнем году нашему хозяйству удалось получить льготные кредиты в размере 30 млн рублей. В настоящий момент оформляем еще один заем. Конечно, это существенное подспорье. Другой вопрос заключается в том, что такие кредиты получили только три предприятия в нашем районе. А всего их больше 20. Я разговаривал с мужиками, тяжко им сейчас.

О взаимоотношениях с переработчиками

В России каждый хочет урвать побольше за счет другого. Так уж повелось. Я помню времена, когда алтайские зернопереработчики ютились в полуподвальных помещениях. А сейчас какие дворцы себе построили. Поднялись они на том, что нам отдавали 10% от реальной стоимости зерна, а оставшееся себе забирали. Думаете, сейчас что-то сильно изменилось?

О единении фермеров

Русские крестьяне испокон веков были боязливыми, их всегда было сложно объединить. Посмотрите, как себя ведут фермеры в Европе. Чуть что не так, они выходят и в открытую заявляют о своей позиции. В прошлом году кубанские фермеры, протестуя против беспредела агрохолдингов, попробовали провести марш, но далеко не продвинулись.

О нехватке кадров

Дефицит квалифицированных кадров был всегда. В свое время мы привлекали людей даже из отдаленных районов края. Для этого построили комфортабельное общежитие. Сейчас хозяйство на вторичном рынке приобретает для своих работников жилье. Это помогает хоть как-то закрепить людей на селе и вернуть молодежь из города.

Досье

Анатолий Николаевич Иванов родился 9 января 1958 года. Высшее образование по направлению "агрономия" получил в Алтайском сельскохозяйственном институте, окончив его в 1985 году. Восемь лет после этого проработал по специальности в колхозах Угловского и Косихинского районов. В 1993 году начал свой бизнес, став главой КФХ. В 2004-м Анатолию Иванову присуждена ученая степень кандидата сельскохозяйственных наук. В 2007 году он награжден медалью и дипломом лауреата премии Алтайского края — за личный вклад в развитие науки и техники, медалью "Заслуженный фермер". С 2004 года является депутатом районного Совета народных депутатов. В декабре 2016 года избран его председателем. Женат. Имеет двух взрослых дочерей.

Факт

В селе Контошино Косихинского района помимо Анатолия Иванова работают еще два крупных фермера. Вместе они поддерживают всю социальную сферу. В этом году фермеры отремонтировали местный клуб.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Смотрите также
Новости партнеров