Ты их – в дверь, они – в окно. Если вы хотите сдержать рейдеров, то нужно играть на опережение

В конце апреля в Союзе промышленников Алтая состоялся «круглый стол», посвященный проблемам рейдерства. Судя по числу вопросов к авторам докладов, тема оказалась крайне актуальной для алтайского менеджмента. Именно поэтому «ВД» предоставило слово основному докладчику – генеральному директору Ассоциации поддержки предпринимательства Сибири Юлии СЕЛЮГИНОЙ.

– Сегодня баталии в переделе большого бизнеса на федеральном уровне близятся к завершению. Эстафету «гонки за чужой собственностью» приняли регионы. Здесь рейдеров прежде всего интересуют дорогостоящая недвижимость в региональных центрах, рентабельный бизнес – в промышленных районах, земля – в сельскохозяйственном секторе. Изменилось и само рейдерство. Если на ранних стадиях – в 1990-е гг. – рейдерские захваты в своем большинстве имели криминальную подоплеку, то за долгие годы практики это явление эволюционировало, адаптировалось к пробелам и неоднозначности российских законов, и сейчас далеко не каждый рейдерский захват можно назвать преступлением. Увы, но скорее рейдерство можно назвать одним из наиболее рентабельных видов бизнеса...

Несмотря на то что каждый захват индивидуален, сценарии большинства из них протекают по примерно следующей событийной канве: сбор информации, скупка долей, обременение активов арестами, силовой «заход» на предприятие, проведение общего собрания собственников, смена руководства и закрепление легитимности данного решения.

Пусть захватчик посчитает

Как любой бизнес, рейдерский захват требует финансовых вложений. Каждый заказчик захвата, прежде чем приступить к активным действиям, получает информацию об объекте и соотносит размер затрат, необходимых ему для захвата, с размером прибыли, которую он может из него извлечь. Для получения информации об ОАО привлекаются акционеры: 1% акций достаточно для запроса необходимой информации обо всем обществе. Информацию же об ООО, оплатив 200 рублей госпошлины, может получить любое лицо, сделав запрос в налоговую службу. Рейдеры используют все способы получения информации в совокупности: от покупки списка акционеров до инициирования налоговой проверки на объект захвата, в результате которой копии всей документации оказываются у атакующей стороны.

Самая выгодная, на наш взгляд, позиция собственника – организация бизнеса таким образом, чтобы до принятии решения о захвате рейдер убедился в том, что расходы и риски, связанные с захватом данного предприятия, слишком велики. Велики для того, чтобы выбрать его в качестве жертвы. Собственнику необходимо обратить внимание на учредительные документы: насколько они соответствуют законодательству, насколько в них задействован арсенал диспозитивных норм для защиты прав собственника. Постоянный внутренний аудит документов, своевременное привлечение специалистов по предотвращению захватов (чтобы они проверили выбранную предприятием систему оптимизации налогообложения на наличие признаков притворных сделок, мошенничества и незаконного предпринимательства) в большинстве случаев позволяют избежать нападения.

Надежды руководителя на силы собственных юристов и PR-специалистов, даже при самой высокой их квалификации, могут привести к потере бизнеса. Первые, успешно сопровождая хозяйственную деятельность предприятия, а вторые, умело продвигая его продукцию, в большинстве случаев просто не способны противостоять опытным специалистам по корпоративным захватам, имеющим многолетнюю практику работы в кризисных ситуациях.

Признаки угрозы

Существуют признаки, позволяющие оценить угрозу нападения. Совокупность таких признаков однозначно свидетельствует о том, что в отношении предприятия ведется рейдерская разработка. Это такие косвенные признаки, как принадлежность предприятия к отрасли, в которой ведется консолидация, наличие в совете директоров людей, имеющих бизнес в подобных отраслях. Наиболее значимыми признаками являются высокая степень распыленности уставного капитала (более 30%) и наличие на балансе дорогостоящих активов, а также большого объема кредиторской задолженности. Поступление на предприятие пустых конвертов, скупка долгов предприятия, активизация акционеров в части реализации своих корпоративных прав, участившиеся проверки контролирующих органов – все это прямые сигналы о готовящемся нападении.

Самое надежное и наименее затратное средство от рейдерства – меры превентивного характера. Каждый вложенный в них рубль приносит эффект, в сотни раз превосходящий инвестиции в отражение уже начавшейся атаки. Кроме перечисленных выше способов, хотелось бы подчеркнуть, что имеет смысл систематически публиковать в прессе статьи о предприятии, его планах на будущее, положительных финансовых результатах и отдельных успехах, а также о его социальной политике.

Надо чаще встречаться

Легитимность руководства со стороны акционеров и работников предприятия – важный фактор стабильности. Предприятие, где руководство и коллектив – одна команда, захватить сложно. Если руководитель сильно оторван от коллектива, то он сможет оценить истинное отношение к себе работников и акционеров лишь при уже начавшейся атаке, когда изменить ничего практически невозможно и большинство людей уже в оппозиции. При всей харизматичности руководителей легитимность сама по себе долго существовать не может и требует постоянных действий со стороны руководства предприятия.

Систематические встречи с коллективом и акционерами, на которых обсуждаются проблемы предприятия и пути их решения, способствуют укреплению командного духа. В качестве примера можно привести случай, когда при начавшемся захвате предприятия руководитель еженедельно проводил собрания коллектива, на которых обсуждались действия рейдеров и меры противодействия. Коллектив был настолько подготовлен к отражению захвата, что на стадии силового «захода» рейдеров с помощью ЧОПа его сотрудники просто не решились на силовые действия против толпы людей. Поскольку силовой захват был решающим в данном случае, предприятию удалось отразить атаку.

SOS – для руководителя

Если право собственности на ценные активы зарегистрировано на единственном юридическом лице – эти активы являются легкой добычей, а если это лицо еще и обременено долгами, риски возрастают в несколько раз. Банальной подделки документов достаточно, чтобы забрать такие активы. Очень распространена ситуация, когда в один момент собственник узнает, что таковым не является. При таком раскладе, как правило, вернуть активы прежнему собственнику не удается, поскольку за то время, пока он пытается восстановить нарушенное право, имущество перепродается несколько раз и в итоге оказывается у добросовестного приобретателя.

Для предотвращения этого можно предложить право собственности на ценные активы рассредоточить между несколькими юридическими и (или) физическими лицами, лучше всего в форме долевой собственности. При этом, оформляя право собственности на проверенных людей, состоящих в браке, лучше заранее обратить внимание на наличие у них брачного договора.

Хорошим средством от потери активов является их обременение. Это средство действенно как в качестве превентивной меры (символический кредит в дружественном банке под залог имущества), так и в процессе захвата (судебный арест в качестве обеспечительной меры по иску искусственно созданного кредитора).

В процессе захвата необходимо выработать четкую линию защиты, которая, на наш взгляд, наиболее эффективна на основе принципа «лучшая защита – нападение». Действуя «зеркальными» методами, т. е. методами рейдера против рейдера, собственник в любом случае ослабляет позицию нападающей стороны. Атакующие действия «на опережение» в сочетании с мерами защиты – единственный способ спасти бизнес во время рейдерского нападения. При всей индивидуальности каждого отдельного захвата фатальную роль в потере бизнеса собственником, как правило, играют бездеятельность, самонадеянность и неоправданные надежды на государственную защиту.

«Это не единичные эпизоды»

Мы задали автору материала Юлии Селюгиной несколько дополнительных вопросов.

– Насколько рейдерство распространено в Алтайском крае?

– Так как законодательного определения этого понятия не существует, то и официальной статистики нет. Мы не можем квалифицировать каждый корпоративный конфликт как рейдерство. Самый распространенный финал рейдерского захвата – вступившее в силу решение суда или легальная сделка по продаже бизнеса. Однако мне известны случаи захватов предприятий в Алтайском крае, в том числе с человеческими жертвами при заходе на предприятие. Впоследствии они были признаны законными, а захватчик в настоящее время – легитимный собственник. Но если ранее это были лишь эпизодические случаи, то за последние два года рейдерство нарастает. Об этом свидетельствует число обращений руководителей и собственников, выявляющих признаки готовящихся и уже начавшихся захватов.

– Какие-то законодательные меры в этом направлении принимаются?

– Сейчас готовится законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов)». Предполагается, что это будут изменения в АПК, КоАП, Налоговый кодекс, ФЗ «О государственной регистрации», ФЗ «Об ОАО» и другие нормативно-правовые акты. Новый законопроект в том числе предполагает и ужесточение ответственности должностных лиц органов исполнительной власти и судей при установлении фактов их сотрудничества с рейдерами и принятии ими незаконных решений.

Проблема в том, что законодатель не поспевает за реалиями и лишь следует за развитием рейдерства, а не предшествует ему. В настоящее время действующее законодательство не в состоянии повлиять на ход событий: если рейдер продумал бюджет и сценарий захвата, то ни заслуги собственника, ни его знакомства и связи не помогут выстоять. Собственнику остается лишь одно средство: действовать методами рейдера и прежде всего, чтобы не стать легкой добычей, уйти в теневой сектор, где сегодня находятся заказчики захватов. Тенденция ухода в «тень» как снежный ком притягивает многочисленные негативные последствия, которые в итоге могут привести к подрыву экономики страны.

– Всегда ли можно считать рейдерство чем-то отрицательным, возможно, не редки случаи, когда компания оказывается в руках более эффективного собственника?

– Такая точка зрения существует, но мы не можем с ней согласиться. Факты оздоровления захваченных рейдерами предприятий скорее исключение, чем правило. Рейдеры не заинтересованы в развитии предприятий и экономики региона в целом. Их бизнес – это отъем чужой собственности, а не ее развитие. Сегодня предприятие стоит столько, сколько нужно рейдерам вложить в его захват. Расчет рентабельности захвата складывается не из стоимости производства и прибыли, которую оно приносит, а из минимальной стоимости квадратного метра в зоне захвата в сумме с минимальной стоимостью активов жертвы. В результате успешного захвата заказчик становится собственником и перепродает захваченное предприятие, сдает в аренду площади либо перепрофилирует его.

Досье
Что мы знаем о Юлии Селюгиной

Юлия Селюгина родилась 12 февраля 1974 году в Барнауле. Окончила АлтГУ по специальности «юриспруденция». После окончания вуза работала в компании «Алтайэнерго», затем в «АСУ-Информ» (информационные технологии). С 2005 года оказывает услуги по правовому сопровождению крупнейших промышленных и сельхозпредприятий, в том числе и по предотвращению рейдерских захватов. В декабре стала одним из учредителей и генеральным директором Ассоциации поддержки предпринимательства Сибири.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров