Барнаул -9°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Книги детям не игрушка. В барнаульских библиотеках спрятали под замок издания с пометкой «18+»

В детских библиотеках края книги с возрастной маркировкой «18+» спрятали под замок. Сделано это по приказу Минкультуры России. Порядок утвердил в прошлом году Владимир Мединский, но в силу документ вступил 7 августа 2020-го.

Книги в детской библиотеке им. Крупской
Книги в детской библиотеке им. Крупской
Дмитрий Лямзин

«Мы и так 18+ не выдавали»

Найти «взрослую» книжку в краевой детской библиотеке им. Крупской не так-то просто. Хотя бы потому, что на 130 тыс. изданий фонда их всего восемь.

Сейчас они хранятся в недоступном для обычных посетителей помещении. Согласно новому закону, книги с пометкой «18+» также можно просто запереть в шкафу на ключ.

По словам заместителя директора библиотеки Ирины Захаровой, приказ не усложнил, а упростил жизнь многих библиотек. В первую очередь сельских.

«В первой версии закона о маркировках, который был принят в 2012 году, было написано, что книги 18+ должны находиться в 100 метрах от остальной литературы. В 2019 году сделали поправку, сократив дистанцию до 30 метров. Как в таком случае быть сельским библиотекам с маленькими комнатушками, откуда им было взять 100 или 30 метров?», — говорит она.

Книги в детской библиотеке им. Крупской
Дмитрий Лямзин

Что касается выдачи «взрослых» книг, то в библиотеке подчеркнули, что их не приобретают, чаще всего они достаются в дар.

О их выдачи несовершеннолетним не шло речи ни в советское время, ни сейчас. Скорее, больше путаницы с книгами 6+, 12+ и 16+.

Санкции для Довлатова и Шукшина

Ирина Захарова приводит в пример одну из книг с пометкой «18+». Это биография Василия Шукшина, который написал публицист Алексей Варламов.

Издание библиотека получила по губернаторскому проекту. Возрастную метку оно получило в издательстве, но за чьи именно прегрешения — Шукшина или Варламова — непонятно.

Книги в детской библиотеке им. Крупской
Дмитрий Лямзин

Библиотекари говорят, что это частая практика — издательства лишний раз перестраховываются, чтобы не получить штрафов.

Поэтому, например, новое издание «Преступления и наказания» Достоевского пришло с маркировкой 16+ - хотя произведение по школьной программе изучают в 9 классе, где дети младше.

«Маркировка классики — это очень спорный вопрос. Все относительно. В том же „Преступлении и наказании“ есть кровавые убийства, но одни издательства ставят 12+, а другие — 16+», — пояснила Захарова.

В список «запрещенки» в библиотеке им. Крупской попали также «Заповедник» Довлатова, «Парфюмер» Патрика Зюскинда, фантастика «Темное пророчество» Рика Риордана.

Самая понятная «запретная» книга из всего списка — это «Секс и воспитание подростков в эпоху интернета» Альберта Пеллая.

Книги в детской библиотеке им. Крупской
Дмитрий Лямзин

Блог издательской платформы ЛитРес привел примеры возрастного рейтинга книг.

Возрастная разница между книгами определяется наличием в них сцен насилия, жестокости, описания антиобщественных действий, заболеваний, упоминания наркотических веществ, алкогольных напитков, табака и бранных слов.

  • В книгах 0+ могут быть описания физического или психологического насилия при условии сострадания к жертве. Например, волк охотится на зайчика. Но добро должно побеждать зло (зайчик добежал до мамы и волк его не достал).
  • В изданиях 6+ допустимы описания заболевания человека, несчастных случаев, катастроф и прочих бед без демонстрации последствия. Например, упоминание войны без подробностей ужасов того времени.
  • Дети старше 12 лет могут также читать об употреблении табака и алкоголя — но с последующим осуждением этого. Допускается схематичное описание объятий и поцелуев мужчины и женщины.
  • В книгах для детей старше 16 лет могут дополнительно присутствовать грубые, но не матерные слова. Сцены сексуальных отношений — без красочных подробностей.

«Онегин» для постарше

В библиотеке им. Крупской с содроганием вспоминают день, когда приняли закон о маркировках. Заветные метки пришлось проставить сотни тысяч экземпляров книг из фонда, что были выпущены до 2012 года.

Не трогать решили только научно-популярную литературу и школьную классику. Но и тут бывает не без противоречий.

Так, в библиотеку пришло новое переиздание «Евгения Онегина» Пушкина. Рейтинг — 16+.

Книги в детской библиотеке им. Крупской
Дмитрий Лямзин
Книги в детской библиотеке им. Крупской
Дмитрий Лямзин

Или один и тот же безобидный сборник рассказов о природе Константина Паустовского. Одно издательство рекомендует его для детей любого возраста, другой — начиная с младшего школьного возраста.

«Приходит к нам шестилетний ребенок, который прекрасно читает и просит книгу с маркировкой 12+. А мы не имеем права ему выдать издание. Это неправильно. Классика должна быть доступна любому ребенку», — рассуждает Захарова.

Что думают писатели

Известная детская писательница Ирина Цхай говорит, что «несправедливых» решений о маркировке относительно ее книг не было.

По ее словам, возрастная маркировка может помочь родителям на первом этапе выбора книги для ребенка. С другой стороны, из-за плохо проработанного закона об информационной безопасности возникают сложности.

Книги в детской библиотеке им. Крупской
Дмитрий Лямзин

В качестве примера писательница приводит случай, когда 17-летней школьнице отказались продавать сборники стихов Маяковского, Есенина и Бродского.

«Питерское издательство „Антология“ делала проект для дошкольников, в нем вышла моя книга „Как букашечка маму искала“. Мы с издателем поставили маркировку „0″, а в выходных данных обозначили „Рекомендовано для детей от 5 лет“. Ясно, что для младенцев эта сказка о насекомых не подойдёт. Но оказалось, что книга пришлась по душе читателям от трёх-четырёх лет (младшему было 2 года 8 месяцев), а в Тольятти по ней изучали основы энтомологии ученики пятых-шестых классов“, — рассказала Цхай.

Книги в детской библиотеке им. Крупской
Дмитрий Лямзин

А вот автор изданий о Михаиле Евдокимове и Валерии Золотухине, писатель Сергей Тепляков говорит, что к маркировкам относится плохо.

„Войну и мир“ изучают в школе, а там Наташа Ростова собирается сбежать с Анатолем Курагиным, Элен Безухова изменяет Пьеру. Те, кто это придумали, правда уверены, что вот увидел ребенок „18+“ и думает: „Ой, мне же всего пятнадцать, не буду это читать“. Или как это должно работать? Мне также интересно, в школе еще осталась анатомия? И на биологии — рассказывают ли детям про пестики и тычинки? Это же, по-моему, материал пятого класса, а там никому нет восемнадцати», — поделился мыслями Тепляков.

Он также считает, что в современном мире запиранием книг в шкаф оградить детей от «вредной» информации невозможно. «Что нужно, они и так узнают — от друзей, во дворе, из телевизора, из интернета», — пояснил писатель.

Постскриптум

Во всей этой истории есть и хорошая новость. Первое чтение прошел законопроект об отмене излишней маркировки для произведений литературы и искусства, пишет «Российская газета». Книги поделят на те, которые предназначены исключительно взрослым с пометкой «18+» и остальные.

А пока что в библиотеках книги для своих детей берут родители. Поскольку им закон не запрещает выдавать «Преступление и наказание».

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter