Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Алтай-кокс» готовится к прорыву

Фигура председателя совета директоров заринского ОАО «Алтай-кокс» Сардора Мирзажанова стоит в одном ряду с наиболее влиятельными представителями элиты российского бизнеса. На днях он посетил Заринск, где провел переговоры с руководством Мариупольского металлургического комбината им. Ильича, а также дал интервью «СК».

Новая батарея заработает, когда это будет выгодно

— Какое значение вы придаете сотрудничеству с мариупольским заводом в свете как ближайшей, так и долгосрочной перспективы?

— Cотрудничество «Алтай-кокса» с ММК им. Ильича началось полтора года назад, когда он испытывал острый дефицит кокса, а мы в свою очередь имели проблемы со сбытом продукции. Тогда была разработана долгосрочная программа партнерства, по итогам которой Мариуполь получил более 1 млн. тонн кокса. Мы отметили для себя очень хорошую платежную дисциплину украинской стороны, а она — очень высокое качество кокса. Так мы пришли к пониманию, что такое сотрудничество взаимовыгодно, и предложили ММК им. Ильича поучаствовать в завершении строительства 5-й коксовой батареи. В ходе нынешнего визита украинцы изучили данный проект более внимательно и остались очень довольны состоянием, в котором наши специалисты сохранили фонд незавершенного строительства. В ближайшее время мы подпишем с ММК им. Ильича протокол намерений. Затем пройдет встреча с акционерами, на которой определятся формы участия украинских партнеров в этом проекте. Конечно, их в первую очередь интереcует гарантия поставок сырья с учетом мощности, которая будет достраиваться. В течение двух месяцев будет готов весь пакет документов, которые мы положим на стол переговоров. Думаю, есть все основания смотреть с оптимизмом на перспективы нашего сотрудничества в этом проекте.

— Какие надежды вы возлагаете на строительство 5-й коксовой батареи?

— Стоимость этого проекта, когда он только планировался, составляла около $30 млн. Сегодня, по предварительным оценкам, необходимо около $ 55 млн. для завершения строительства и начала выпуска кокса. Если финансирование начнется в этом году, то проект будет завершен в 2005 году. Но желания форсировать события нет — строить нужно качественно. Эта батарея уникальна сама по себе, она должна работать долго и без ремонта, затраты на который очень велики. Учитываем мы и другие факторы. Плановая мощность производства на 5-й батарее составляет около 1 млн. 150 тыс. тонн. Но спонтанный выход на рынок такого объема кокса приведет к перепроизводству и снижению цен на продукцию. Коксохимики всегда зависят от динамики стоимости угля, и если она будет выше, чем падение цен на кокс, наше производство станет убыточным. Мы же хотим строить не памятник архитектуры, а рабочую структуру, интегрированную в систему взаимоотношений металлургических предприятий. Следует найти и золотую середину, при которой сроки ввода новой батареи и объем кокса, который мы произведем в целом, отвечали бы рыночной ситуации, поддерживали бы устойчивый спрос и стабильные цены на нашу продукцию.

Спрос на алтайский кокс опережает предложение

— Как вы оцениваете экспортный потенциал «Алтай-кокса»?

— Если у нас все стабильно сложится с Украиной, с Мариуполем, то и программу долгосрочного развития наших отношений с предприятиями России и дальнего зарубежья будет осуществлять проще. В настоящее время объем экспорта в дальнее зарубежье составляет около 60 тыс. тонн. Это в основном Румыния, Венгрия, Словакия. Вообще, мировой рынок металлургии сейчас испытывает очень серьезный дефицит кокса. В числе тех, кто хотел бы удовлетворить свои потребности в коксе за счет алтайской продукции, есть и немецкие, и американские металлургические компании. Поступают заявки на поставку кокса в Индию, Иран, Турцию и Италию. Но пока мы сами испытываем определенный дефицит кокса и эти запросы не рассматриваем. Вообще, география наших потенциальных потребителей очень широкая, самая экзотичная заявка недавно поступила из Бразилии.

— До недавнего времени особое место в сферах интереса «Алтай-кокса» занимал индийский рынок.

— Ситуация, при которой мы в свое время сумели на него выйти, была связана с тем, что между Индией и Китаем началась война пошлин. Образовавшийся в результате этого в Индии значительный дефицит кокса был ликвидирован за счет поставок из нашей страны. Но с учетом больших расстояний и роста китайского экспорта этот бизнес стал для нас на некоторое время нерентабельным. Сейчас в Индии опять нехватка китайского кокса, и она очень хочет восстановить отношения с нами. Но есть проблема большой удаленности «Алтай-кокса» от дальневосточных портов. Мы постоянно ведем работу с Министерством путей сообщения, чтобы получить какие-то преференции и открыть дорогу нашему коксу на индийский рынок. После визита Президента Путина в Индию в перечень продуктов, которые имели бы перспективу продажи на индийском рынке, вошел и кокс. Мы надеемся, что если тарифные ставки на железнодорожные перевозки на Дальний Восток будут снижены хотя бы в разумных пределах, тогда мы могли бы быть конкурентноспособными на индийском рынке.

Отношения с партнерами стали взаимовыгодными

— Насколько прочны сегодня позиции «Алтай-кокса» на внутреннем рынке?

— Сейчас положение на «Алтай-коксе» стабильное, и, например, такие производители чугуна, как Саткинский и Серовский металлургические комбинаты, «Свободный сокол», являются нашими постоянными партнерами и объемы их потребления алтайского кокса не снижаются. Работают с нами и предприятия, которые в меньшем объеме закупают кокс, но нуждаются в нашей стабильной работе, — Косогорский металлургический комбинат, предприятия цветной металлургии и другие. Но пока «Алтай-кокс» не может максимально удовлетворить всех заявок, которые приходят с российского рынка. Мы закрываем их лишь на 80 процентов. Это связано и с тем, что необходимо поддерживать баланс интересов к нашей продукции со стороны предприятий как дальнего, ближнего зарубежья, так и России.

— Удалось ли «Алтай-коксу» найти общий язык с кузбасскими шахтерами, которые ранее вели себя довольно жестко, в частности, соглашались отпускать уголь предприятию только на давальческих условиях?

— Да, были времена, когда шахтеры перерабатывали свой концентрат на Алтае и потом выходили на рынок с товарным коксом. Такой ситуации нет больше двух лет. Теперь «Алтай-кокс» самостоятельно реализует продукцию через свои дочерние структуры и партнеров. Это связано с тем, что повысилась платежеспособность предприятия, все угольные поставки мы оплачиваем вовремя и регулярно, являемся системными потребителями угля. Нашими основными поставщиками являются предприятия «Кузбассразрезугля», с которым у нас разработана долгосрочная программа сотрудничества. Когда мы принимали «Алтай-кокс», объемы угля на складах составляли 10−15 тыс. тонн. Сегодня неснижаемый остаток на складах — 85−90 тыс. тонн постоянно. Условия нашей работы устраивают обе стороны.

— Насколько эффективно «Алтай-кокс» использует внутренние резервы?

— Сегодня уже можно сказать, что «Алтай-кокс» достаточно устойчив даже при различных колебаниях потребления кокса. И теперь следует сделать упор на то, чтобы систематизировать и стабилизировать деятельность наших побочных производств. Система смолоразгонки работает уже довольно ровно, и мы много времени уделяем выстраиванию работы химического комплекса. Этот рынок сложный, тяжелый, но я думаю, что в ближайше время появится серьезная возможность направить инвестиции в такой перспективный бизнес, как переработка химии. Я имею в виду производство сырого бензола с последующим переходом на синтез. Также рассматривается проект производства игольчатого кокса и развития еще целого ряда химических направлений, которые сейчас убыточны или недостаточно рентабельны.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость