Экономика

«Интервенция будет в марте»

Едва прошла череда новогодних праздников, как новорожденные цены на зерно почти ошеломили тех, кто еще покупал и продавал в декабре его за 4−4,3 тысячи рублей за тонну пшеницы тртьего класса. На прошлой неделе на Алтае цена подскочила до 5−5,3 тысячи рублей за тонну. Специалисты объясняют этот процесс некими психологическими факторами ожидания инфляционных процессов, влияющих на ценообразование главной зерновой культуры (повышение цен на перевозки, возможным возрастанием энерготарифов и т.д.). Кроме того, на наш рынок без предупреждения ворвались с новой ценовой политикой московские зернотрейдеры. Ситуация сейчас не очень ясна и предсказать ее дальнейшее развитие могут только специалисты. На вопросы нашего издания ответил генеральный директор агропромышленной компании «Хлеб Алтая» Сергей Столбов.

Цифры и факты

— В 2003 году губернатор края Александр Суриков установил минимальную планку закупочных цен на зерно пшеницы третьего класса в 3,5 тысячи рублей за тонну. В результате, алтайские крестьяне в большинстве своем сработали с прибылью. Но как это решение губернатора теперь отражается на переработчиках зерна?

— Данные меры были действенны лишь на коротком промежутке времени — две-три недели. Основным же влияющим фактором на уровень закупочных цен явился низкий, по сравнению с прошлым годом, урожай в крае — около 3,5 млн. тонн (в прошлом году — 5,5 млн. тонн). Значительную роль сыграли призывы разного уровня власти не продавать зерно по низким ценам, а ждать более высоких. Все эти факторы привели к тому, что уровень цен в Алтайском крае за короткий период приблизился к мировому. При этом цены на муку растут более низкими темпами, что отрицательно сказывается на финансовых результатах мукомольной промышленности края в целом. Наша рентабельность в сентябре прошлого года несравнима ниже, чем декабре. Тем не менее, лично я за то, чтобы краевая власть могла регулировать цены на зерно в соответствии с рыночными. Это нормальная политика. Главное, чтобы она не была популистски настроена для одних и нанесла ущерб другим.

— Многие аналитические агенства («ОГО», «СовЭкон», и др.) говорят о том, что в Pоссии налицо недобор зерна от ожидаемого объема как минимум в пределах 2,8 млн. тонн и интервенционные запасы государства в 1,5 млн. тонн не смогут компенсировать его нехватку. По мнению этих же агентств, баланс пока сохраняет нарастающее сокращение поголовья в животноводстве, но кризис нехватки зерна все равно должен «прорваться» в феврале-марте этого года. Как, по-вашему, будет развиваться ситуация на Алтае?

— Действительно урожай в России был собран ниже ожиданий Министерства сельского хозяйства РФ (около 67 млн. тонн). К тому же Госкомстат намеренно или не намеренно, но зывысил цифры сбора урожая как по стране, так и по краю. И некоторый скачок цен на зерно мы сейчас и наблюдаем — никакими цифрами рынок не обманешь, и цены сложаться из того количества зерна, какое действительно есть в наличии. Но, по моему мнению, зерна в Алтайском крае произведено достаточно для потребностей населения. Мы также считаем, что цены на зерно и муку в дальнейшем значительно не будут повышаться. На это влияет несколько факторов. Во-первых, как я и говорил, уровень цен на наше зерно близок к мировым и превышать его бессмысленно. Во-вторых, переработчики в сложившихся условиях искусственно создаваемого сельхозтоваропроизводителями края дефицита зерна наладили связи и закупают пшеницу в соседних регионах, где она стоит дешевле, чем у нас. Кроме того, сейчас алтайские крестьяне придерживают зерно с целью продажи в весенний период по максимальным ценам, обеспечивая залог стабилизации цен в это время.

Государство и интервенция

— В конце декабря 2003 года Главное контрольное управление (ГКУ) президента PФ пришло к выводу, что в 2004 году Минсельхоз не сможет проводить товарные зерновые интервенции, так как им не был определен критический уровень цен на зерно и не было своевременно внесено соответсвующее предложение. Кроме того, пока, по мнению ГКУ, товарные интервенции не стали эффективным инструментом регулирования цен на зерно. Какой эффект произведет эта «президентская отмена» зерновых интервенций на Алтае?

— Несмотря на заявления ГКУ, вероятность проведения товарных интервенций сохраняется достаточно высокая. Здесь может произойти следующее: на элеваторах Алтайского края хранится около 20% зерна интервенционного фонда страны, однако зерно могут купить на тендере переработчики из других регионов России. В этом случае зерно, распределившись равномерно по стране, незначительно повлияет на рынок. Но возможен вариант, при котором алтайские переработчики смогут максимально закупить имеющийся объем. Это приведет к продолжительной стабилизации цен на рынке зерна Алтайского края, а, возможно, и к их снижению. Думаю интервенция произойдет если не в конце февраля, то в марте. Pаньше провести интервенцию будет трудно, так как это очень сложное мероприятие в организационно-техническом исполнении и государству к нему нужно серьезно подготовиться.

— Смогут ли зернопереработчики Алтая выступить единым фронтом в условиях конкуренции и какие компании будут играть в этом процессе решающюю роль?

— Если государство не начнет «сбрасывать» запас зерна по непомерно низким ценам, то внешним трейдерам будет невыгодно вывозить это зерно с Алтая — транспортные издержки съедят всю прибыль. И в этой ситуации зернопереработчики Алтая безусловно смогут объединиться ради общих интересов. Это прежде всего «Грана», «Мельник», «Алейскзернопродукт», наша компания и ряд других. У нас уже есть опыт цивилизованного сотрудничества и какие-то разногласия тут вряд ли возникнут. Но опять же все зависит от решения Москвы. Если там заранее и без нас определят конкретного трейдера, то целесообразности в нашем объединении для участия в государственной интервенции нет.

Земля и ее владелец

— По мнению многих алтайских фермеров, принятый в прошлом году закон об обороте сельхозземель на Алтае не позволяет перераспределять эти земли в пользу более эффективного пользователя. Более того, есть вероятность самоуправства местных чиновников при распределении земель, что создает хорошую почву для коррупции. Так ли это?

— Нас этот закон напрямую не касается, но мы все же изучили его и пришли к выводу, что он слишком «сырой». Очевидно, что его создатели придерживались принципа недопустимости оборота сельскохозяйственных земель без государственных органов. И пока закон действительно не способствует перераспределению земель от малоэффективных хозяйственников к более деятельным, причем не важно какой формы собственности. Возможно, законодателям просто не хватило времени, и они не проработали документ со всеми игроками сельскохозяйственного производства.

— Некоторые агропереработчики что называется «идут в землю». Они пытаются обезопасить свой бизнес от непредсказуемости сельхозпроизводителей, удешевляют получение сырья и т.д. У вас очень широкие партнерские отношения с хозяйствами многих районов. Не возникает ли желания тоже стать сельхозпроизводителем?

— Занятие сельхозпроизводством для переработчиков — это двоякая вещь. С одной стороны, это неплохо — объедененная цепочка выработки продукции позволяет предприятию стабилизировать объем прибыли ровно по всему году без скачков. Поэтому желание производить сельхозпродукцию у нашей компании, безусловно, есть. Мы даже сейчас прорабатываем определенные бизнес-планы в этом направлении. Однако сельхозпроизводство — совсем другой бизнес, чем сейчас есть у нас, и чрезвычайно сложный как в организации работы, так и в получении прибыли. Нам не хочется красиво начать, а потом бесславно завершить. Нюансов тут более чем предостаточно, и надо сто раз все просчитать и продумать прежде, чем решиться работать на земле.

Хорошие и плохие знаки

— Каковы, на ваш взгляд, три главных события для зернопереработчиков, произошедших в 2003 году?

— Значительное повышение уровня цен на зерно в 2003 году на рынке Западной Сибири и Урала. Это произошло благодаря государственным зерновым интервенциям в ноябре 2002 года.

Еще один хороший знак — это масштабный экспорт зерна из России и выход страны на третье место в мире по этому показателю. Теперь у алтайского сельхозпроизводителя, от которого во многом зависит наша работа, практически гарантирован спрос на продукцию. Одно дело, когда есть внутренние потребности края и страны в зерне, и наш крестьянин иногда проигрывает по качеству пшеницы, среднероссийской цене и остается в убытке. Другое дело, когда есть выход на мировой рынок, а заезжие трейдеры его в край «привносят», и свое зерно крестьянин сдаст в любом случае по цене близкой к мировой. То есть, останется в выгоде, будет производить зерна еще больше, а не обанкротится. Для нас это важно.

Среди негативных событий — это выборы в Государственную Думу. Цены на зерно росли быстро. А также резко поднимать цены на производимую муку было невозможно по соответствующим политическим мотивам. И это политсдерживание цен нам ничего хорошего не принесло.

— Что нужно сделать краевым властям и законодателям в 2004 году для оздоровления ситуации в сельском хозяйстве и дальнейшего развития зернопереработки?

— Главный курс — организация в крае цивилизованного рынка зерна. Для этого нужно работать сразу по нескольким направлениям. Из них основные — это создание и внедрение четкого, прозрачного и эффективного механизма проведения зерновых интервенций; создание стабилизационного фонда внутри Алтайского края; государственное гарантирование закупочных цен для сельхозтоваропроизводителей; поддержка эффективных сельхозпредприятий, а не дышащих на ладан хозяйств, которые все-равно никогда на ноги не встанут. И, наконец, лоббирование руководителями края интересов алтайских зернопереработчиков на российском и международном уровне. Часто они становятся на сторону товаропризводителя, а о нас заботятся в меньшей степени — мол, сами выживут. Но ведь зернопереработка — это мощные поступления средств в бюджет, масса рабочих мест и т.д. По остаточному принципу с нами работать нельзя.

Гордеев и Алтай

— Осенью на Алтае побывал вице-премьер правительства и Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Какой эффект, по-вашему, произвело его посещение на сельские хозяйства и зерноперерабатывающие предприятия края? Заметны ли какие-то конкретные результаты?

— На мой взгляд, приезд Алексея Гордеева в Алтайский край носил больше политический и ознакомительный характер, чем деловой. Поэтому мы на себе не ощутили никаких изменений.

— Министр заявил, что Pоссия сможет через пять лет увеличить производство зерна почти в два раза (до 110 млн. тонн). А если обработать еще 20 млн. гектаров незанятой пашни, то дополнительно к этому валовому объему добавится еще 25−30 млн. тонн. Каковы перспективы Алтайского края в этом направлении?

— Алтайский край, находясь в уникальных природно-климатических условиях, имеет значительные резервы для увеличения объемов производства сельхозпродукции как в экстенсивном, так и в интенсивном направлении. Однако, в течении пяти лет существенно увеличить объемы производства практически невозможно, так как земля в крае истощена, село испытывает значительную нехватку материальных и людских ресурсов. Необходимы значительные объемы инвестиций.

Кто такой Сергей Столбов

Сергей Столбов родился в Pубцовске в 1972 году. После окончания школы поступил в Новосибирский государственный университет на экономический факультет. Получив диплом в 1993 году, он пришел на работу в агропромышленную компанию «Хлеб Алтая». В мае 2002 года стал ее генеральным директором. Женат, воспитывает шестилетнюю дочь.

Масштаб компании «Хлеб Алтая»

Агропромышленная компания «Хлеб Алтая» ведет свою историю с 1941 года. Сейчас в ее структуру входят два зерноперерабатывающих комплекса — Михайловский и Pубцовский элеваторы, комерческий центр в Pубцовске и головной офис компании в Барнауле. На элеваторах сейчас выпускается мука, манная крупа, отруби, кормосмеси. За сутки эти мельничные комплексы перерабатывают 1000 тонн зерна. Компания реализует продукцию в регионах Сибири, Дальнего Востока и европейской части Pоссии. Всего на предприятии заняты более тысячи человек.

В 2003 году «Хлеб Алтая» вошла в рейтинг «200 крупнейших промышленных предприятий Сибири», проведенного журналом «Эксперт». На выставке «Алтайская нива. Алтайагротех-2003» манная крупа компании получила золотую медаль. А в декабре прошлого года мука «Алтай-Батюшка» агрокомпании «Хлеб Алтая» получила золотую медаль на Всероссийской межотраслевой выставке «Покупайте российское!».

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость