Экономика

«Шесть тучных лет России обеспечены»

Редакция «ВД» продолжает представлять вниманию читателей выдержки из наиболее интересных выступлений, прозвучавших в конце февраля на международной экономической конференции «Западная Сибирь: регион, экономика, инвестиции», которая прошла в городе Белокурихе. Бывшему министру финансов России Михаилу Задорнову досталась, как выразился один из организаторов форума, депутат Госдумы Владимир Рыжков, «максимально провокационная тема». Она была сформулирована так: «Итоги 2004 года — приговор году наступившему?» Эксперт Задорнов хотя и на языке цифр, но не без эмоций ответил на этот вопрос.

Пессимистичный рост

— Когда я год назад на этой конференции делал прогноз на 2004 год, то он, напомню, был таков. Если цена на нефть превысит 25 долларов за баррель, что год назад было еще не очевидно, то мы в 2004 году сможем выйти на 6−7% роста ВВП. Мы сегодня знаем, что Госкомстат определил темп экономического роста по итогам прошлого года в 7,2%. Правда, я скажу, что подсчитал он это, изменив методику. Сначала Госстатистика насчитала 6,8%, а потом была откорректирована методика подсчета ВВП с 2000 по 2004 год. Тем не менее темп роста составил 7%. И когда мы говорим о таком темпе роста, по любым международным, да и нашим тоже представлениям это, в принципе, неплохой результат. Поэтому, когда вы, Владимир Александрович, (обращаясь к депутату Госдумы Владимиру Рыжкову. — Прим. «ВД») говорите, что все так плохо на всех направлениях, все-таки вы несколько преувеличиваете.

Почему же, несмотря на неплохой темп экономического роста, мы достаточно пессимистично оцениваем итоги 2004 года? Попробую ответить на этот вопрос, разобравшись с тем, что обусловило данный рост.

Во-первых, мы в этом зале ранее уже дискутировали о том, будет ли в России, как по библейскому сюжету, семь тучных лет. 2004 год, на мой взгляд, был пятым тучным годом. Не знаю, будет ли их семь, но пять, а то и шесть тучных лет стране в этом десятилетии уже гарантированы. Почему? Экспортная цена нефти составляет 35 долларов за баррель. Напомню, что при подготовке бюджета-2004 экспертный прогноз был — 22,5 доллара за баррель. Цены на металлическую группу, прежде всего на черные металлы, были в 2004 году выше, чем прогнозировало Минэкономики, в среднем на 30%. Поэтому не случайно, что российский экспорт вырос в 2004 году на 35%. Из них только 8% - это увеличение физических объемов.

Второй фактор, который обеспечил экономический рост в стране, это повышение потребительской активности граждан. Этот показатель вырос на 12%. Такого роста не было за все последние годы. За счет чего это произошло? Во-первых, люди, видимо, продолжают тратить накопленные ранее валютные резервы. В условиях, когда не только доллар теряет позиции, но и присутствует неопределенность на валютном рынке, люди охотно тратят свои валютные запасы. Этому способствовал летний банковский кризис, во время которого, по предварительным оценкам, около 2,5 млрд. долларов в российских рублях и в валюте граждане изъяли из банков. До сих пор эти деньги не вернулись в полном объеме в банковскую систему. По всей видимости, люди их частично потратили.

Во-вторых, в нашей стране все шире развивается потребительское кредитование. За прошлый год объем потребительского кредита увеличился вдвое. Это очень существенный рост, и, я думаю, что данная тенденция будет продолжаться. Причем рост дала не ипотека, о которой много говорилось в последние месяцы. Рост дал именно потребительский кредит, то есть кредит на приобретение бытовой техники и автомобилей.

И, наконец, я думаю, что рост цен сам по себе подталкивает людей совершить эти необходимые и достаточно серьезные покупки. Граждане видят, что цены продолжают расти, поэтому самые важные приобретения лучше не откладывать.

Итак, мы отмечаем рост цен на нефть и повышение потребительской активности населения. И тем не менее рост ВВП составил всего 7%. Что провалилось? Провалились инвестиции. И с этим связана самая тревожная тема. Ведь мы понимаем, что инвестиции — это то, на чем держится экономика не один год, это то, что обеспечивает переоснащение экономики. Именно инвестиции обеспечивают новые технологии. Инвестиции, которые выросли в 2003 году на 12,5%, в прошлом году «подросли» на 10,9%. При этом, начиная с июля прошлого года, мы наблюдаем номинальное (в рублях) сокращение инвестиций в нефтяную отрасль. Это сокращение составило по итогам 2004 года 20%. Кроме того, мы наблюдаем сокращение инвестиций в черную и цветную металлургию на 7%. Не было в прошлом году существенных инвестиций в строительный комплекс. И как раз сокращение темпов роста инвестиций является отражением того, что качественно изменилась экономическая ситуация.

Не только дело ЮКОСа

— В 2004 году существенно изменились отношения бизнеса и государства. Ясно, что речь идет не только о деле ЮКОСА, на которое уже привыкли ссылаться. Возросло общее давление государства на бизнес, причем не только на крупный, но и на средний и мелкий. Это, кстати, хорошо показывает статистика налоговых дел. Если во второй год работы общей части Налогового кодекса, то есть в 2000 году, примерно 80% дел в судах выигрывали налогоплательщики, то, согласно статистике 2004 года, ситуация изменилась на прямо противоположную. Теперь налогоплательщик выигрывает не более 15% от суммарного числа исков. И, конечно, это является не признаком роста квалификации налоговых специалистов, а, безусловно, признаком четкой ориентации всей судебной системы и налоговых органов на усиление фискального давления на бизнес.

Недоверие между бизнесом и государством стало одним из факторов сокращения инвестиций в газонефтяную сферу. Другим тревожным моментом является инфляционный фактор в стране. Это, безусловно, связано с охлаждением отношений между государством и бизнесом. Инфляция по итогам прошлого года составила 11,7%. Напомню, в планах правительства значились 10%. Казалось бы, все монетарные факторы должны были держать инфляцию в обозначенных пределах. Ситуация на денежном рынке была не такая уж и тревожная. Я лишь могу поставить в вину Центральному банку то, что он менял в течение года свою курсовую политику, дезориентируя экономических агентов. Это, конечно, внесло определенный вклад в инфляцию.

Тем не менее инфляция была достаточно высокая. И это ведет в итоге быстрому реальному укреплению рубля. Таким образом, общее ощущение неуверенности, нестабильности в конце прошлого года неизбежно повлекло замедление темпов роста.

Через призму трех проблем

— Итак, вынес ли 2004 год приговор году нынешнему? Я предлагаю смотреть на 2005 год через призму трех проблем. Первая — это уже сложившиеся макроэкономические условия. Вторая — эффект монетизации. Третья — способность правительства изменить наметившиеся тенденции.

Итак, макроэкономические условия. Внешне для России они остаются в 2005 году неплохими. Более того, если средняя цена экспортной нефти составила в прошлом году 35 долларов, то на этот год эксперты в своих прогнозах обозначают от 35 до 38 долларов за баррель. По газу, цветным и черным металлам для России также не предполагается ухудшение ситуации.

Потребительская активность населения. Нет никаких оснований говорить о том, что тенденция будет изменена. Думаю, мы вправе ожидать дополнительного роста потребления в 10%. Инфляция составит, по всей видимости, от 11 до 11,5%. Напомню, что правительство и Центральный банк поставили ориентир — 8,5%. Но четырехпроцентная инфляция первых двух месяцев 2005 года этот ориентир, конечно, перечеркивает.

Инвестиции. По этому направлению у крупных государственных компаний взгляды достаточно оптимистичные, они запланировали рост инвестиций на уровне 10%. У крупных нефтяных компаний пока неопределенность. Тем не менее мы можем дать прогноз роста ВВП в размере 6%. Центральный банк в 2005 году будет вынужден номинально укреплять рубль. Это существенное отличие от прошлого года.

Об эффекте монетизации. Начну с того, что цели, которые ставило правительство, не достигнуты. То есть монетизации-то собственно и не произошло. В 20 регионах, которые концентрируют одну треть населения страны и ровно половину валового регионального продукта, натуральные льготы остались в полном объеме. Однако в бюджете на монетизацию было суммарно заложено 300 млрд. рублей. Это более 1% ВВП. Я не сомневаюсь, что в течение года будут и дополнительные выплаты в размере как минимум 100 млрд. рублей. Это означает, что по сравнению с условиями 2004 года фискальное ослабление, то есть дополнительные непроцентные расходы федерального бюджета, связанные с монетизацией, составят 1,5% ВВП. Поверьте, это достаточно большая величина, особенно если учесть, что цели, которые ставили авторы закона о монетизации, так и не были достигнуты.

Теперь о том, что может сделать правительство. Об этом, кстати, просил подробнее рассказать Рыжков. Владимир Александрович, поверьте, невозможно сказать, что конкретно собирается делать правительство. Это я говорю вам искренне и без всякого преувеличения.

Дело в том, что в правительстве есть две точки зрения на ситуацию. Есть точка зрения экономических министров, которые выступают за статус-кво. То есть за прежнюю макроэкономическую политику, некоторые структурные реформы и более четкое прояснение позиции государства к бизнесу. Имеется в виду неповторение дела «ЮКОСа», ограничение налоговых проверок и т. д. Однако в последнее время всем стало очевидно, что у премьера Михаила Фрадкова есть своя экономическая политика. Назовем ее «политика дополнительных бюджетных стимулов для экономического роста». То есть, если нет удвоения ВВП, надо обеспечить его бюджетными стимулами: существенно снизить налоговое бремя, произвести определенные расходы инвестиционного характера, которые и должны обеспечить стимул для экономического роста.

Признаки этого раскола в правительстве очевидны. Трехлетняя программа развития, которую готовило Минэкономики, направлена на доработку, на правительственном совещании по налогам решено, что цель на 2005 год — 13% единой ставки НДС. Напомню, что 13% НДС означают еще 1,5% фискального ослабления для России. Полтора плюс полтора, можете сами подсчитать, что это 3% ВВП, которые пойдут на бюджетные маневры. Поверьте, даже для сегодняшнего достаточно крепкого российского бюджета это очень существенно.

Именно поэтому говорить о какой-то последовательной экономической политике правительства невозможно. Оно само для себя должно решить, как действовать дальше. Внутри одного правительства такие противоположные взгляды на экономическую политику существовать в принципе не могут.

Чему быть, того не миновать

— Что же в любом случае будет сделано в 2005 году? Если говорить о налогах, то существует три четких варианта решения вопроса с НДС. Один я уже обозначил, это так называемый вариант Фрадкова. Это единая ставка НДС 13%. У Минфина и Минэкономразвития позиция такова, что ставку НДС лучше не трогать вообще. И сделать налоговое снижение за счет уменьшения администрирования и ограничения возмещения НДС для капитального строительства, для импортеров и еще некоторых групп производителей. При этом в данных министерствах предлагают сделать дополнительные стимулы по налогу на прибыль. Третий, правительственный вариант рассматривает возможность единой ставки НДС 16%. То есть «подтягивание» продовольственных товаров, товаров детской группы с 10% до 16% НДС. Но этот вариант я сегодня как реалистичный не рассматриваю.

У государства больше нет возможности маневрировать в сдерживании реформы ЖКХ. Льготы для населения будут заменены денежными выплатами. И стопроцентный тариф станет абсолютным фактом для подавляющего большинства регионов. При этом я напомню о вступлении в силу Жилищного кодекса. Я не верю, что все его внимательно читали. Напомню, что означает его вступление в силу для населения. Это означает право муниципалитета выселить человека через шесть месяцев неплатежа за «коммуналку». На жилищную очередь можно встать, если у тебя среднедушевой доход в семье меньше прожиточного минимума. Это означает и то, что право на приватизацию вновь полученного жилья заканчивается ???1 марта. Есть в ЖКХ и еще ряд мер, которые будут достаточно жесткими для большинства наших сограждан.

Не буду подробно останавливаться на реформе здравоохранения и образования. На самом деле реформа образования уже подготовлена, ее концепцию одобрило правительство. Но я не думаю, что правительство после монетизации будет в состоянии внедрять эту реформу.

Очевидно, будет правильнее получше подготовиться к реформированию здравоохранения и образования, чем внедрять реформы в том же стиле, как это было сделано с монетизацией.

Что касается присоединения России к ВТО. Сегодня не раз говорилось, что это произойдет в конце 2005 года. Да, в течение текущего года мы определенные переговоры завершим. Но реальный год вступления России в ВТО — это 2007 год. В лучшем случае — конец 2006-го.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость