Экономика

В чем заключается промышленная политика краевых властей

Наша беседа с Семеном Байкаловым, заместителем губернатора Алтайского края, состоялась незадолго до профессионального праздника машиностроителей, который в этом году отмечается 29 сентября. Куратор алтайской промышленности пожелал виновникам торжества крепости духа для преодоления непростого для них периода. Об этом и шел разговор.

— Семен Петрович, как в целом вы можете охарактеризовать сегодняшнее состояние алтайской промышленности?

— За восемь месяцев 2002 года индекс физического объема промышленного производства составил 99% от аналогичного показателя прошлого года. Снижение произошло из-за возникших проблем в четырех отраслях — электроэнергетике (94,8%), химической и нефтехимической промышленности (69,4%), машиностроении (88,8%) и легкой промышленности (77,5%).

У энергетиков падение наблюдается с начала года и связано оно с тем, что постепенно сокращается выпуск теплоэнергии. Нефтехимики, наоборот, наращивают объемы производства. Но второй год простаивает завод синтетических волокон. Барнаульский шинный завод не выпускал продукцию с января по май и только недавно начал работать, загрузка производственных мощностей составляет пока 70−80%. Начинают постепенно преодолевать кризис «Алтайхимпром» и «Полиэкс», успешно работает «Кучуксульфат». Но у нефтехимиков есть еще одна внутриотраслевая причина невысоких показателей. Шинный завод и «Полиэкс» из-за отсутствия собственных оборотных средств работают на давальческом сырье. Стабильная работа этих предприятий напрямую зависит от поставщиков сырья.

А вот у машиностроителей складывается действительно тревожная тенденция. На многих ведущих предприятиях отмечено серьезное падение объемов производства. И здесь в первую очередь меня беспокоит сельхозмашиностроение. Два крупнейших наших завода — «Алтайдизель» и Алтайский тракторный завод — переживают сегодня тяжелый период, связанный с так называемым кризисом перепроизводства на рынке сельхозпродукции. Большинство сельхозпредприятий приобретают сегодня технику в лизинг. Так, на «Алттраке» планировали в рамках лизинговой программы поставить за год 400 тракторов, а сумели реализовать только 100. Спрос на сельхозпродукцию заметно снизился, поэтому для приобретения дорогостоящей техники у предприятий просто нет денег. Аналогичная проблема стоит и перед «Алтайдизелем». Основными потребителями его продукции являются комбайновые заводы, Волгоградский тракторный завод и «Алттрак». К тому же многие предприятия сельхозмашиностроения вынуждены были пойти на реструктуризацию бюджетной задолженности прошлых лет по схеме, предложенной правительстовм. Дефицит собственных оборотных средств не позволяет им сегодня внедрять новые технологии, проводить испытание техники.

— Снижение объемов производства может как-то изменить промышленную политику краевой администрации?

— Нас часто упрекают в отсутствии какой-либо промышленной политики. Многие говорят о том, что промышленная политика есть, но необходимо в ней правильно расставить приоритеты.

— А вы как считаете?

— Я уверен, что краевая администрация проводит целенаправленную и верную промышленную политику. На чем она базируется? Для успешной работы крупного предприятия необходимы следущие факторы — капитал, сырье и человеческий труд. Капитал нужен прежде всего для обновления производственных фондов. Проведенный нами анализ показал, что средний возраст оборудования на промышленных предприятиях за последние два года вырос с 18 до 23 лет. Уже преодолена критическая отметка в 20 лет. Мы начали выяснять, как могло произойти столь быстрое старение производственных фондов. Оказалось, что руководители некоторых предприятий чтобы выжить продавали более-менее новое оборудование и оставляли старое. Такие случаи есть не только в Алтайском крае, но и в других регионах.

— Как я понимаю, износ производственных фондов — это проблема номер один.

— Есть и другие не менее важные проблемы. К примеру, подготовка квалифицированных кадров. Средний возраст разнорабочего на алтайском промышленном предприятии превышает в настоящее время 40 лет, хотя в середине 90-х годов он составлял 35 лет. Стареет кадровый состав инженерно-технических работников. А средний возраст руководителей крупных промышленных предприятий равен почти 60 годам. Попытайтесь вспомнить, сколько молодых директоров появилось на заводах в последнее время? Кроме Сергея Мочальникова, возглавившего недавно «Алтай-кокс», назвать больше некого. С некоторой натяжкой можно отнести к молодым руководителям гендиректора завода асбестотехнических изделий Юрия Шамкова, генерального директора завода резинотехнических изделий Галину Третьякову. Пожалуй, все.

Третья проблема — сырьевая база. Сегодня во многих промышленных отраслях реализовать сырье за границу гораздо выгоднее, чем поставлять его на внутренний рынок. Если так дело пойдет, то скоро будем уже не нефть продавать за границу, а залежи нефти. Такая тенденция крайне плохо отражается на работе промышленных предприятий. Большинство из них испытывают нехватку бесперебойной поставки сырья.

Четвертая проблема — финансирование. Сегодня завод должен платить за все - подготовку кадров, закуп сырья и оборудования, потребленную электроэнергию. Раньше предприятия имели собственные оборотные средства. А кто им сегодня выделит кредит? Банковский капитал неохотно идет в промышленность и тому есть свои причины. Ведь кредитный процент будет заложен в себестоимость промышленной продукции. При этом ставка кредитования составляет свыше 20% годовых, а предприятия сегодня часто реализуют свою продукцию ниже себестоимости. К тому же банки предоставляют кредиты сроком на полгода, максимум — на год. А промышленникам нужен «длинный» кредит, на несколько лет. Ведь создание нового трактора или двигателя требует времени. К примеру, только испытания рубцовского трактора Т-404 необходимо проводить 3 тысячи часов.

— Проблемы понятны. Непонятно только как их можно решить…

— Над этим мы и работаем. Краевая администрация должна обеспечить предприятия заемными средствами на льготной основе. В бюджете на этот год заложены 90 млн. рублей на реализацию кредитных схем. Эти деньги пойдут на компенсацию банковской кредитной ставки. Таким образом промышленное предприятие может взять кредит в банке с учетом компенсации под 10% годовых. Кредиты предоставляются на техническое перевооружение и разработку новых видов техники. Недавно мы направили 1,5 млн. рублей «Сибагромашу» на создание кормоуборочных комбайнов.

— Есть ли положительные результаты такого кредитования?

— В рамках этой программы рубцовчане разработали два трактора — Т-404 и Т-250. Причем Т-404 после всех доработок станет самым современным трактором, выпускаемым в нашей стране. Дополнительно предприятия сельхозмашиностроения провели испытания еще 28 единиц техники для посевных работ. Все новинки получили высокую оценку экспертов и прошли сертификацию. Я думаю, техническое перевооружение на селе неизбежно, и поэтому ставка в промышленной политике краевой администрации на сельхозмашиностроение себя оправдывает. Крупные финансово-промышленные группы уже начали инвестировать деньги в сельское хозяйство. Например, холдинг «Интеррос», который возглавляет Владимир Потанин. Не думаю, что это делается без учета будущей прибыли.

— Краевая администрация имеет в собственности какие-нибудь пакеты акций промышленных предприятий?

— Да. Но, к сожалению, одними только административными рычагами невозможно сразу преодолеть промышленный кризис. К примеру, контрольный пакет завода синтетических волокон принадлежит краевой администрации. Но завод является заложником экономической нестабильности. Он работает на сырье (капролактане), которое поступает с кемеровского «Азота». Поставщик не смог равномерно отгружать капролактан на барнаульский завод. В итоге, ЗСВ понес убытки.

— На многих алтайских промышленных предприятиях за последние год-два сменились собственники. Контрольные пакеты акций скупили москвичи, новосибирцы и т.д. Было бы интересно узнать хотя бы примерное соотношение алтайских и сторонних владельцев. И вообще, как краевая администрация реагирует на появление «чужаков»?

— Все зависит от эффективности работы новых владельцев предприятий. К примеру, Барнаульский меланжевый комбинат приобрели в собственность новосибирцы, и предприятие сегодня добивается хороших показателей. Процентное соотношение алтайских и сторонних владельцев алтайских заводов составляет примерно 20 к 80, Фактически край сохранил только два крупных промышленных предприятия — «Алтайвагон» и «Кучуксульфат».

Максим УГЛОВОЙ

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость