Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Цирк да и только!

Барнаульские гастроли Большого московского цирка на проспекте Вернадского прошли не так6 как ожидалось. После известного ЧП в шапито зрители не ломятся на представления. Администратор программы Геннадий Гордиенко в интервью одной из телерадиокомпаний пожаловался, что цирк в нашем городе потерпел убытков на два миллиона рублей. Денег едва хватает на зарплату артистам и корм животным.

Хотели как лучше …

Жалко Большой московский цирк — сил нет. Он-то собирался тут всех осчастливить: приехал в наш скромный сибирский город, презрев европейские столицы. Привез феерическую программу. Снес клумбу перед ДК «Трансмаша», установил там «самое большое шапито в СНГ», как уверяли журналистов на пресс-конференциях накануне супершоу. Повторное открытие гастролей сопровождалось фейерверком. А зрителей мало.

В рекламе было: едет крупнейший цирк, строит крупнейшее шапито. Шапито рухнуло. Люди больше не доверяют цирку. Если мы ошибаемся, пусть логик нас поправит.

Между тем, господин Гордиенко убежден, что в провале гастролей виновата газета «Купи-продай», поместившая на своих страницах публикацию «Премьера с треском провалилась». Он появлялся на экране ТВ (сюжеты о цирке фигурировали в местной программе новостей с завидной периодичностью), потрясал нашей газетой и требовал возмездия. Пользуясь случаем, выражаем телевидению и господину Гордиенко благодарность за бесплатную рекламу нашего издания.

Но в один прекрасный день нам надоело слушать, что газета оболгала бедных и ни в чем не повинных циркачей, надоело, что нас берут на испуг, угрожая судом, и позабавило, с каким озабоченным видом коллеги с телевидения журят нас за срыв выступлений цирка.

Поэтому мы решили рассказать читателям новые подробности этих гастролей, чтобы они располагали информацией не только от заинтересованных лиц (работников цирка), но от тех людей, кто непосредственно разбирается с происшествием в шапито, и могли сами сделать выводы.

Столичные штучки

Для рядовых барнаульцев ЧП в шапито стало неожиданностью, просто потрясением. Между тем, люди, которым по роду службы пришлось иметь дело с гастролерами, подсознательно ждали от них какой-то неприятности. Дело в том, что администрация цирка с самого начала вела себя более чем бесцеремонно: как будто никаких правил (а уж тем более правил безопасности зрителей) для них не существовало.

Так, за несколько дней до премьеры в шапито прошло собрание, на котором присутствовали представители правоохранительных органов и администраций города и Октябрьского района. Обсуждались детали будущего представления. Наши милиционеры пытались обговорить с представителями цирка, как лучше обеспечить безопасность зрителей и охрану общественного порядка на площади перед ДК «Трансмаш». Администрация цирка отвечала в том смысле, что не ваше дело, сами разберемся.

— Администраторы очень вызывающе вели себя до представления, — говорит начальник Октябрьского РОВД подполковник Сергей Литвинов.

Очень скоро выяснилось, что у москвичей не было никаких оснований так себя вести. Шапито возводилось с редкостной безалаберностью.

«Кубик» работы Рубика

Как рассказал нам следователь краевой прокуратуры Александр Госсен (по факту происшествия в шапито возбуждено уголовное дело), возведением «самого большого шапито в СНГ» руководил директор подмосковной фирмы «Шапито-сервис» Валентин Корчагин. Больше никого из представителей фирмы здесь не было. Корчагин приехал в Барнаул вместе со своим двоюродным братом Рубеном Бабаяном, чей пофигизм, как потом выяснилось, дорого обошелся пострадавшим зрителям.

Монтировали шатер не работники «Шапито-сервис», а десять студентов Барнаульского государственного педагогического университета, как следует из материалов уголовного дела. Никаких специальных работ (сварки, например) не требовалось, и выгоднее было нанять студентов — дешевую рабочую силу, чем везти специально обученных монтажников из Москвы.

Накануне премьеры В. Корчагин вернулся в Москву и оставил присматривать за хозяйством брата, который не имеет никакого отношения ни к «Шапито-сервис», ни к Большому цирку. В это время должен был состоятся акт приема-передачи конструкции шапито.

После провального первого представления от причастности к шапито все цирковые работники открестились. Однако из материалов все того же уголовного дела следует, что владелец шапито — Большой московский цирк. Он должен был передать конструкцию Московскому театру массовых представлений «Темп» (этот театр является прокатчиком программы цирка и берет в аренду артистов, животных, шапито и обслуживающий персонал).

Однако акта приема-передачи не произошло. Главный инженер Большого московского цирка прилетел в Барнаул только утром накануне премьеры. Представителя производителя шапито — Валентина Корчагина — в городе не было, а его брат Рубик Бабаян как человек посторонний вообще ни за что не отвечал.

Тем не менее именно этот посторонний человек сказал: «Да ладно, все будет в порядке», когда некоторые артисты накануне премьеры попытались обратить его внимание на хлипкость конструкции. Эта дивная подробность выяснилась позже, в ходе бесед следователя с работниками цирка.

Печально и удивительно: не нашлось ни одного человека, который бы понял, что эксплуатировать амфитеатр шапито нельзя.

— Даже если бы этот цирк передавали по всем правилам, вряд ли бы это что-то изменило, — говорит следователь Александр Госсен. — Акт приема-передачи был бы формальностью. Никто бы не заметил никаких нарушений. Ни в Большом московском цирке, ни тем более в театре «Темп» нет проектировщиков и строителей.

Кстати, вскоре после того, как в шапито обрушились сиденья, Рубик Бабаян был задержан за нарушение паспортного режима и помещен в приемник-распределитель для лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество. Он оказался гражданином Армении, не имеющим российских визы и регистрации.

А директор «Шапито-сервис» В. Корчагин теперь лежит в больнице в Москве.

— Очень бы хотелось, чтобы он был здесь, — говорит следователь. — Если не прилетит сам, придется нам ехать к нему. Но прежде следует дождаться результатов технической экспертизы.

Ее проводят специалисты Алтайского государственного технического университета: они осмотрели место, взяли пробы грунта и образцы металлических конструкций. Результаты будут готовы через месяц.

Просроченный фейерверк

После скандальной премьеры руководители гастролей выдвинули тезис, с которым, впрочем, никто (в том числе и наша газета) не собирался спорить: артисты не несут ответственности за тех, кто монтировал шапито. Артисты — люди творческие, их дело — публику развлекать. Но почему это обстоятельство должно волшебным образом реабилитировать администрацию цирка, снять ответственность с нее?

Тем не менее администрация как живым щитом прикрывается артистами и продолжает строить из себя пострадавшую. Не имея на то оснований.

Очень любопытную информацию мы узнали у пожарных. Оказывается, перед первым представлением во Дворце зрелищ и спорта планировался фейерверк. К счастью, накануне пожарные проверили пиротехнические изделия, которые привез с собой цирк, и выяснили, что сертификаты на некоторые запалы просрочены. Циркачам запретили устраивать фейерверк внутри Дворца.

— Повозмущались администраторы, конечно, — говорит заместитель начальника пожарной части № 6 Александр Клоков, — а что делать? Есть правила пожарной безопасности, которые нельзя нарушать. Цирк и так один раз упал в грязь лицом перед народом. Еще не хватало Дворец сжечь. Сертификаты на пиротехнические изделия обычно выдаются заводом-изготовителем на определенное время. У циркачей это время вышло. Запалы подлежали уничтожению, или нужно было получить от завода подтверждение сертификата. В общем, у нас был один выход — изымать пиротехнику. Однако циркачи успели получить по факсу новый сертификат, так что проведение фейерверка мы разрешили, но — снаружи.

Клоуны уехали, верблюды остались

Генеральный директор предприятия «Алтайпарк» Роман Романов — один из тех, кто с самого начала относился к гастролерам скептически. Шапито загораживало вход в парк «Солнечный ветер», мешало парковаться автомобилям. Когда в парк привезли солому для верблюдов, это стало еще одним поводом для тревоги: не дай Бог, вспыхнет, погода-то стояла жаркая и сухая. Потом верблюдов из парка изъяли, но вывозить за животными навоз никто не стал. Ну ясно — не царское это дело.

— Неважно, столичное предприятие или нет. Важно другое: насколько профессионально оно готово оказывать те или иные услуги, — говорит Роман Романов.

Цирк — это страшно?

Следствие официально признало потерпевшими в результате обрушения трибун в шапито семерых человек. Это люди, которые получии тяжелые и средней тяжести травмы. Двое из них — дети. Девятилетний мальчик, который все еще лежит в больнице шинного завода, и пятилетняя девочка, у которой оказался перелом берцовой кости.

Мы связались с матерью девочки, Еленой Николаевной. Она до сих пор не может спокойно говорить об этой истории. Родители очень хотели порадовать свою доченьку, отправили ее в цирк с соседкой на машине и поехали следом — надеялись достать билеты.

Купить билеты им удалось — из цирка выходили люди и сдавали билеты в кассу. Супруги вошли в шапито. Увидели бантики своей дочки — она сидела на восьмом ряду. Направились к ней — и тут бантики исчезли. Как раз в этот момент сиденья провалились.

Сотни тысяч людей видели, как рухнули сиденья и как отец девочки бежал через арену к своему ребенку. (Сюжет снимали журналисты местной телекомпании, любезно предоставившие его своим московским коллегам, так что впечатляющий эпизод показали и по центральным телеканалам. Наверняка увиденное сильнее повлияло на людей, чем одна публикация в нашей газете.) Когда девочку вынесли на улицу, соседка сказала родителям: «Ей на ножки сиденья упали. Тяжелые такие — не подумаешь, что пластиковые». Девочку увезли в больницу на «скорой». Но у детей кости гибкие, трудно сразу определить, перелом или просто сильный ушиб. Так что точный диагноз поставили только через несколько дней. Малышка перенесла сильный стресс.

— Она у нас проблемная, ходит в специализированный детский сад. Теперь стала тревожной, пугается всего, вздрагивает, — говорит Елена Николаевна. — Спрашивает у меня: «Мама, а в театре тоже все падает?»

Елена Николаевна намерена судиться с Большим московским цирком. И не одна она — несколько человек, пострадавших в результате обрушившихся трибун, в рамках уголовного дела уже подали в суд гражданские иски о возмещении имущественного ущерба (потерянная на больничном зарплата, деньги на лекарства и т.д.). Напоминаем, что все, кто считает себя морально или физически пострадавшим в результате происшествия, имеют право подать гражданские иски в суд.

Через три дня Большой московский цирк уедет из Барнаула. Едва ли эти клоуны, воздушные акробаты, дрессировщики снова появятся в нашем городе. Жаль: мы посмотрели представление, оно действительно выше всяких похвал. Если бы все в цирке относились к своему делу так, как артисты, наверное, гастроли не провалились бы с треском, а прошли с оглушительным успехом. Публика-то у нас благодарная.

Надежда ТИУНОВА, Лариса ХОМАЙКО.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость