Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Возвращение «Ледовой симфонии»

2 мая в шесть часов вечера во Дворце зрелищ и спорта погас свет, заискрился, засиял от разноцветных огней прожекторов лед. Под медленную музыку на лед выкатывались сильнейшие фигуристы страны и мира в прекрасных блестящих костюмах.

Зрители встречали легендарных спортсменов бурными овациями. Фигуристы показали барнаульским зрителям программы, с которыми они выступали на соревнованиях различного уровня. Александр Шубин, мастер спорта России, чемпион России и мира среди юниоров, в черном костюме с красным шарфом исполнил номер под песню Витаса, Елена Соколова, мастер спорта международного класса, Чемпионка России, серебряный призер Чемпионатов Европы и мира, под модную песню «Фабрики» показала специальную программу на льду. Но настоящий шквал аплодисментов вызвало появление Ирины Лобачевой и Ильи Авербуха, заслуженных мастеров спорта Росии, чемпионов Европы, серебряных призеров чемпионата мира 2003 года. С ними нам удалось поговорить до начала концерта.

— Правда, что вы хотите оставить фигурное катание и заняться делами, не связанными со спортом?

Илья:

— Да, мы решили, что это наш последний сезон. Хотя мы окончательно не ставим крест на карьере. Не исключено, что через год нам захочется вернуться и мы опять выйдем на лед. Но сейчас мы закончили заниматься профессиональным спортом.

— Почему не стали дожидаться Олимпиады?

Илья:

— Зачем дожидаться? Всему свое время. Мы считаем, что от Олимпиады уже получили много. У нас серебряная медаль, но с золотым отблеском. Жизнь делится на этапы. Одним из них была Олимпиада. Медаль — это определенный момент, который надо использовать в жизни. Нельзя ходить в один и тот же класс несколько лет подряд. Можно, конечно, добиться, что в конечном итоге ты станешь отличником, но кому это потом будет нужно…

— А чем вы собираетесь заниматься? Говорят, вы, Илья, хотите стать спортивным журналистом, а Ирина — открыть свой фитнес-клуб…

Ира:

— Фитнес — это в планах. Пока я еще, честно говоря, не определилась, чем буду заниматься. Мне есть из чего выбирать, так много хороших предложений, что я даже на распутье.

Илья:

— Мы можем работать на Западе, но в определенных рамках: либо до преклонного возраста кататься в профессионалах, либо просто тренировать молодых спортсменов. Но мы хотим вернуться в Россию и попробывать себя в чем-то другом, чтобы не повторить жизнь большинства фигуристов: полжизни кататься, другую — стоять за бортиком. Нам поступило предложение от канала ОРТ: вести рубрику в программе «Доброе утро». Также нам с Ириной предложили вести два спортивных проекта на 7 ТV. Есть идея продолжать заниматься подобными турами по стране.

— В этом есть потребность?

Илья:

— В принципе это то, что востребованно и происходит сейчас на Западе. Для программы отобран интересный состав участников. Приехали чемпионы мира среди юниоров в мужском одиночном катании. Это новые имена, мы хотим, чтобы их знали. У каждого, кто приехал, есть свой номер, с которым, как правило, они выступали на чемпионатах. В дальнейшем планируется включить в шоу «Ледовая симфония» акробатов и циркачей.

— Я думаю люди соскучились по фигурному катанию, по российским фигуристам. Ведь два разных дела: выступать Здесь и Там. Света Соколова прервала американкий тур, чтобы выступить здесь. Хотя и по деньгам проиграла. (Прим. автора. Во французском туре билеты на подобные мероприятия стоят от 35 евро, в Америке — от 100 долларов, в Барнауле — от 200 рублей).

— На встречу вы пришли в спортивной одежде. Вы так всегда ходите?

Илья:

— Нет. Это просто мы сейчас побежим на лед разминаться. А так я ношу галстук с костюмом.

Ира:

— Лично мне нравится классический стиль одежды. И красивые платья на фигуристах.

— Летом вы с Ильей участвовали в съемках программы «Форт Баярд»…

Ира:

— Инициатором нашей поездки во Францию был Илья. Он необыкновенно азартный человек и потому готов участвовать в любом подобном мероприятии. Заставить Илью работать на тренировках — дело весьма трудное, но в свободное время он рад заниматься чем угодно. Вот и во время этого отпуска мечтал покорить Баярд. А я совершенно не хотела напрягаться, мечтала сидеть дома и ничего не делать. Илья месяц меня уговаривал.

Я думала, с ума сойду, когда меня запустили к каким-то крысам и червякам. После этого путешествия я поняла, как трудно работать в команде.

— Вы не чувствовали несправедливого отношение к себе со стороны жюри на последнем чемпионате?

Илья:

— Чувствовали… Наше серебро, действительно, выигранное. Никто не верил, что мы будем в тройке лучших. Ведь мы пропустили из-за травмы Ирины половину сезона. Сейчас мы не считаем, что проиграли золотую медаль, у нас ее просто забрали. Хотя нельзя сказать, что канадский дуэт был слабее. Просто у нас были совершенно разные программы, которые даже сравнивать нельзя. У них был драматический танец. На мой взгляд, это перепев номера, который все видели 4 года подряд. Мы же пытались поменять стиль, пойти другим путем. Из 14 судей 9 отдали предпочтение нам. Но почему-то компьютер выбрал для американцев (??)? джек-пот. Но повезло ли им, или это отработанный момент… Ведь мы приехали и все знали, что нас уберут. Многие нам даже говорили, что не стоит ехать. Но мы считаем, что нужно бороться до конца.

— Притеснение русских фигуристов — это разовая ситуация или уже сложилась такая тенденция?

Илья:

— Такая ситуация была 30−40 лет до этого года и будет еще лет 50. Это фигурное катание, это танцы на льду. Мы всегда боролись и всегда побеждали за счет матерства. У российских фигуристов проблемы будут всегда, пока Россия не станет сильной экономической державой и для фигурного катания в частности. За всем стоят деньги. Большую роль в этом играет телевидение…

— Положительную или отрицательную?

Илья:

— За фигуристами стоит телевидение, которое нуждается, чтобы выигрывали не только российские спортмены. Американским каналам нужно, чтобы нас обыгрывали. Потому что просто друг с другом им соревноваться не интересно: интереснее победить чужого. Вот для чего мы им нужны. Соревноваться за рубежом очень тяжело, потому что их аудитория не хочет смотреть на наши победы, поэтому телевидение не хочет покупать бесконечные триумфы россиян над американцами. А вот если весь мир захочет, чтобы русские выиграли, тогда все будет нормально.

— Говорят, что вы переезжаете из Нью-Йорка в Москву… Где вы собираетесь жить?

Ира:

— Мы счастливы, что у нас появилась квартира, земля. Пока, конечно, это все недоделанное, стоит в полной разрухе. На участке нет даже дома. А квартиру в Москве нам подарил Лужков. По его мнению, мы заняли первое место на Олимпийских играх. У нас есть грамота от него.

Илья:

— После этого тура мы возвращаемся в Москву из Нью-йорка. Надеемся, что этот тур был не последним. Я, как организатор этого мероприятия, надеюсь сделать подобные мероприятия регулярными, с выездами во многие города. Ведь в этот раз нам не удалось в некоторых городах организовать шоу, потому что со льдом были трудности.

— А в Барнауле проблем со льдом не было?

Илья:

— В Барнауле мы вынуждены были заново замораживать лед. Интересно — почему-то лед стал редкостью. Пародоксально то, что во многих городах летом льда вообще нигде нет. Кстати, ваш город нам очень понравился. Поле подготовили нормальное. Хотя все, кто приехал, настолько професиональныы, что могут кататься на речках, на хоккейной коробке. Самое главное, им нужны благодарные зрители.

P.S. А в Барнауле их набралось около 2500 тысяч: Дворец зрелищ и спорта был заполнен наполовину. Зал замирал на волнующих моментах, а потом взрывался апплодисментами восторга. Если фигурит ошибался — публика поддерживающе хлопала. Когда на финальной программе фигуристы выступали с российским флагом, зал рукоплескал стоя.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость