Популярная наука

«Волк не может охранять овец». Создатель уникального института — о степях Алтая и том, почему заповедники беззащитны

В Алтайский край с экспедицией приезжал уникальный ученый — Александр Чибилёв, создатель и научный руководитель Института степи Уральского отделения РАН. Altapress.ru поговорил с академиком о том, чем занимается его институт, а также о том, почему открыть заповедник, чтобы защитить краснокнижные виды, уже недостаточно и что с этим делать.

Александр Чибилев, вице-президент РГО, руководитель Института Степей УрО РАН.
Александр Чибилев, вице-президент РГО, руководитель Института Степей УрО РАН.
Анна Зайкова.

Чем занимается Институт степи

— Мы изучаем степи и представляем их как одно непрерывное пространство и пытаемся создать трансконтинентальную территориальную сеть выживания степных ландшафтов. Раньше это происходило «случайно»: есть инициаторы — есть и заповедник. Вышло так, что ни в Алтайском крае, ни в Новосибирской и Омской областях нет ни одного степного заповедника.

Сама идея создания заповедников родилась в степи — Василий Докучаев обследовал юг России после засух конца XIX века. Он пришел к выводу, что нужно создавать специальные научные станции для изучения природных механизмов формирования почв, растительности, фауны, и на их основе учиться поддерживать высокую продуктивность земельных угодий. Однако в течении XX века заповедники создавались там, где нет интенсивного земледелия; в горах, в полярной зоне, но не в степях.

Наш институт — единственный, который работает по всей степной зоне Евразии — от Венгрии до Монголии. Для степи как природного явления нет государственных границ, ее пояс тянется на 8,5 тыс. километров с запада на восток. Все это мы называем «Степной Евразией». Для изучения этого пространства на базе Института степи УрО РАН в 2010 году создана Степная экспедиция Русского географического общества. Накануне очередной экспедиции, 10 сентября, Институт степи отметил свое 25-летие.

В Алтайском крае мы посетим его восточные районы от Оби до Салаира — где созданы новые федеральные и региональные особо охраняемые природные территории (ООПТ). Сегодня десятый день нашей экспедиции. Еще вчера работали на востоке Новосибирской области, обследовали существующие и перспективные ООПТ. А на обратном пути нас ждет работа в Курганской области.

Александр Чибилев с коллегами у сосны-великана в Касмалинском ленточном бору.
«Картины природы Степной Евразии».

Сосновые боры — тоже достояние степной зоны. Что ему угрожает

— Степи — это открытые пространства с характерной растительностью. Мы же занимаемся вопросом ландшафтов степной зоны, которые включают в себя и низкогорья, реки, озера, степные боры, в том числе и алтайские ленточные.

Да, мы считаем, что сосна — характерное степное растение. Она прекрасно чувствует себя на песчаных отложениях не только в степи, но и в полупустыне. Естественные степные боры серьезно пострадали от рубок в европейской части России, а в Центральной Европе их практически не осталось. И алтайские боры тоже сильно пострадали как от вырубок, так и от пожаров.

К сожалению, мы смотрим на лес как на источник древесины и с неуважением относимся к старовозрастным деревьям. А ведь они, а не посаженный одновозрастный «частокол» культур, — природные эталоны устойчивых лесных экосистем. Мы заблуждаемся, считая, что механизированными посадками обновляем лес, но это совсем другое. Человек не может искусственно восстановить естественную лесную систему без сохранения генофонда старовозрастных насаждений.

Александр Чибилев, вице-президент РГО, руководитель Института Степей УрО РАН.
Анна Зайкова.

Например, в Алтайском крае общественная организация «Экологический актив» уже два года работает над тем, чтобы взять под охрану большие и старовозрастные экземпляры деревьев (сосна, кедр, лиственница, пихта, ель), возраст которых может превышать 300 лет. Не нужно смотреть на них как на пенсионеров: именно эти насаждения образуют генетическое ядро лесных сообществ, а сами деревья несут уникальную информацию — по ним можно провести реконструкцию климата и понять, как он изменяется.

Лес — сообщество живых организмов, которые существуют в гармонии. Почему-то распространено глубокое убеждение, что, если дерево упадет — оно погибнет. На самом деле оно продолжит выполнять свои функции, необходимые для развития всей совокупности лесных сообществ. К сожалению, например, в Курганской и Новосибирской областях, в Алтайском крае под прикрытием санитарных рубок в государственных природных заказниках и даже в памятниках природы уничтожаются эталонные древостои.

Мы объездили многие регионы, но ни в одном лесу не встретили работника леса — только лесорубов. Большинство лучших естественных лесонасаждений передано в аренду лицам и организациям, которые не владеют культурой ведения лесного хозяйства, основы которого были заложены ещё Петром I. Истребление реликтовых сосновых боров серьезно подрывает экологическую обстановку региона.

Поле. Комбайн.
pixabay.com.

Что еще подорвало здоровье степей

Целина

— Мне довелось видеть степные ландшафты до освоения целины — тогда табуны дроф можно было увидеть на околице села каждую осень. Сейчас «неприкосновенных» земель не осталось — распахали все доступные для техники степи. Изначально при разработке проекта освоения земель ученые обосновали 13 млн гектаров, пригодных для распашки. Кому-то это показалось недостаточным — нашли других ученых, которые «разрешили» распахать 43 млн гектаров, в том числе непригодные для устойчивого землепользования.

Космические и ядерные проекты

— Космический проект с запуском ракет и испытания атомного оружия на Семипалатинском полигоне заметно повлияли на здоровье населения. Но мы не знаем масштабов влияния на флору и фауну — вопросом мало занимаются. Известно, что в институтах Уральского и Сибирского отделений академий наук этой проблемой занимаются радиоэкологи и ученые-генетики.

Почему заповедники больше не защищают

— Отношение к лесу, особенно в степной и лесостепной зонах, должно быть не как к источнику древесины, а как к экологостабилизирующему фактору. Он позволяет сохранять благоприятную природную среду, противостоять изменению климата, засухе.

Александр Чибилев, вице-президент РГО, руководитель Института Степей УрО РАН.
Анна Зайкова.

Но посмотрите — у нас есть министерство природных ресурсов. Природные ресурсы и природа — это совершенно разные вещи. У нас сегодня существует ведомство, которое в первую очередь смотрит на ресурс — древесину, чернозем, нефть! А кто защищает природу? Такого министерства нет. До 2000 года в стране был Госкомитет по охране окружающей среды, но его ликвидировали. И более 200 заповедников и нацпарков оказались во власти ведомства, от которых их нужно защищать.

Например, после принятия закона «Об особо охраняемых природных территориях» в середине 90-х годов было внесено более 40 поправок, ослабляющих режим охраны уникальных объектов природы. В результате в заповедниках и национальных парках возникают ситуации, когда они бывают защищены ничуть не лучше, чем все остальное.

Например, статус Сочинского национального парка и Кавказского биосферного заповедника, входящих в состав объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, не защитил его территории от изъятия земель, которые пошли на создание инфраструктуры сочинской олимпиады и горнолыжных курортов.

Другой пример — Бузулукский бор на границе Самарской и Оренбургской областей, под кронами которого находится 60 млн тонн нефти. С 1934 года там был заповедник, в 1948 году его ликвидировали. В конце 50-х годов пришли нефтяники. В 1971 году, когда и государственных природоохранных органов еще не было, они ушли из бора под давлением общественности.

Добыча нефти.
открытые источники (CC0)

Десятилетиями мы занимались созданием в Бузулукском бору нацпарка, статус которого не позволил бы разработчикам недр вернуться. В 2007 году национальный парк создан, а 2010-м — очень тихо появляется документ, меняющий проектную документацию и функциональное зонирование парка. И благодаря ему в 2014 году объявляется тендер на добычу нефти! И нефтяники вошли в бор, несмотря на противодействие общественников.

Еще пример — специалисты министерства природных ресурсов внесли поправки, которые разрешают добычу краснокнижных видов. Алтайский эколог-активист Алексей Грибков выступил с очень резким докладом по этому поводу — но по-другому же никто не понимает.

Мы настаиваем: охранять природу должен отдельный государственный орган, не зависящий от министерства природных ресурсов. Не может волк охранять овец. Глобально это может измениться на основе пересмотра приоритетов государственной экологической политики.

Осенний лес.
CC0

Что еще нужно сделать, для сохранения природы

Восстановить лесную службу

С петровских времен и в советское время в лесах нашей страны был хозяин — работник леса. Были рвы, шлагбаумы — при въезде в лес вас обязательно останавливали! А сейчас создается впечатление, что их место заняли арендаторы. Частично советская система охраны леса сохранилась в Казахстане.

Усовершенствовать земельное законодательство

— Степь — самый бесправный ландшафт, не защищенный законом. Поэтому считается, что ее можно поджигать, пахать, отдавать ценные угодья недропользователям. Водный кодекс есть, лесной есть, а степного нет.

Не допускать развитие туризма в заповедной зоне

— Еще одна беда заповедного дела — развитие туризма. Российская идея заповедников — сохранить уникальные объекты природы в полной неприкосновенности на вечные времена. Так было определено более ста лет назад.

Охрана в Алтайском заповеднике.
altzapovednik.ru

Даже так называемый экологический туризм предусматривает тропу, инфраструктуру, транспорт и так далее. Я считаю, что для развития туризма в самой большой стране на планете достаточно места за пределами заповедников. Мы и так стараемся сохранить, особенно в степной зоне, жалкие остатки первозданных ландшафтов.

Нельзя заставлять заповедники зарабатывать деньги за счет туризма. Они уже представляют огромную ценность для экологической безопасности страны и должны быть на содержании государства.

О чем еще говорил собеседник

Красота — самое важное

— Для меня главное в природе — ее красота и благотворное воздействие на духовную жизнь. Я всю жизнь собирал поэзию, посвященную степям, и создал хрестоматию «Степные шедевры мировой литературы». Буду готовить к переизданию. Все книги иллюстрирую своими фотографиями. Они, кстати, собраны в трех томах «Картин природы степной Евразии».

Адамовская степь.
Александр Чибилев. «Картины природы Степной Евразии».

Как не вредить природе

— Здесь нельзя обойтись без повышения экологической культуры, которая должна прививаться со школы. Дети должны видеть в каком состоянии находится наша природа и в каком она должна быть. Нужно создавать острова чистой природы, которые показывали бы пример «как надо».

Необходимо, чтобы экологическое движение поощрялось и муниципальные и районные образования имели на это бюджет — сейчас они нищие. И никак нельзя без технологии удаления, сбора и переработки мусора — об этом только говорят, а пока они не эффективны.

Без чего степь — не степь

— Без копытных. Не было бы их, не было бы этого ландшафта. Степная растительность формировалась под копытами диких лошадей, сайгаков, куланов, а позднее и домашних животных. При отсутствии выпаса исчезает механизм сохранения степных ландшафтов.

Лошади Пржевальского в Оренбургской области.
Александр Чибилев. «Картины природы Степной Евразии».

Забавно было, когда для сочинской олимпиады выбирали эмблемы — леопарды, тигры… Для России такой эмблемой могла бы быть лошадь. Богатыри стоят на рубежах страны на конях. Птица-тройка. И для освоения нашей страны от западных до восточных границ всегда большую роль играла лошадь.

Досье

Александр Александрович Чибилев родился 26 марта 1949 года в селе Яшкино Оренбургской области. Доктор географических наук, профессор, академик РАН, заслуженный географ РФ и вице-президент Русского географического общества (РГО). Председатель Постоянной Природоохранительной комиссии РГО.

В 1996 году организовал Институт степи Уральского отделения РАН — научный центр по изучению степей федерального значения. В настоящее время является его научным руководителем.

Александр Чибилев, вице-президент РГО, руководитель Института Степей УрО РАН.
Анна Зайкова.

Александр Чибилев — один из основоположников ландшафтной степеведческой школы, автор более 900 научных публикаций, подготовил более 30 докторов и кандидатов наук. Он описал более 2 тыс. памятников природного наследия. Создал первый в России степной заповедник.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость