Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Наезд

Они считают себя в нашем крае хозяевами жизни. Они полагают, что им все дозволено. Они очень не любят, когда с ними спорят. Между тем даже они — налоговики — всего-навсего чиновники. Проедающие деньги, которые зарабатываем мы с вами, налогоплательщики.

Эта история началась во время выборов депутатов в Государственную Думу. Помните, по Барнаульскому округу боролся за мандат налоговый генерал Лев Коршунов? Выборы он с треском проиграл, уступив с огромным отрывом двум другим претендентам — Нине Даниловой и Владимиру Рыжкову. Проиграл, как полагаем, во многом из-за использования в целях своей поддержки так называемых избирательных технологий. В грязи, которой сановный кандидат всячески хотел испачкать своих соперников, он, по мнению пристальных наблюдателей, по уши замарался сам. Журналисты Алтая приняли Хартию об отказе участвовать в манипулировании сознанием и поведением избирателей и отказали в публикации дешевых фальшивок генеральскому штабу.

Помнится, что тогда Коршунов очень осерчал, пугал всех нас всеми мыслимыми и немыслимыми карами, недвусмысленно угрожал: «Смотрите. Рыжков-то в Москву уедет, а я с вами останусь».

О грязных технологиях «Свободный курс» написал. Не рассказали мы вам только об одном. В самый разгар избирательной кампании в редакцию пришли люди Коршунова. Видимо, почувствовав, что пережал, Лев Александрович проверку до конца избирательной кампании отозвал, зато сразу после выборов работа против газеты закипела с новой силой.

Справка: РИА «Алтапресс» является одновременно редакцией и издателем газеты «Свободный курс». В 1997—1999 годах в бюджет и внебюджетные фонды уплачено 23 миллиона 618 тысяч рублей налогов. За это время на предприятии создано около ста новых рабочих мест, установлено современное печатное оборудование. В настоящий момент «Алтапресс» реализует большой инвестиционный проект, связанный с развитием полиграфической базы Алтая. В 1999 году коллектив стал победителем конкурса «Лучшая компания Барнаула». В том же году налоговая инспекция проверила на предприятии уплату 15 видов налогов. Начислено штрафов и пени 1,5 тыс. рублей. Возвращено из бюджета 4,3 тыс. рублей.

Главный налоговый инспектор В. Сурков довольно быстро убедился в том, что наше предприятие стабильно платит налоги, является добросовестным налогоплательщиком.

Однако уйти от нас гражданин инспектор Сурков, не выполнив заказа, не имел права: «Мне надо найти у вас миллион».

Решение не было принято ни через два дня, ни через неделю, ни через месяц. Все попытки добиться истины наталкивались на категоричные отказы: «Галина Александровна занята», «Галина Александровна не в настроении». Нам наглядно демонстрировали, как должен вести себя простой смертный в конторе Льва Коршунова.
Поиск этих заказных миллионов действительно затянулся на месяцы. И вот на прошлой неделе мы получили уникальный по правовой безграмотности и абсолютно циничный по сути акт, в котором предлагается привлечь редакцию к налоговой ответственности, взыскать с нее в общей сложности около полумиллиона.

Поясню, в чем суть основной претензии. Три года назад предприятие решило инвестировать всю имеющуюся прибыль в новую печатную машину. Машина была куплена, и сейчас цветная обложка «СК» печатается именно на ней. Под оборудование, понимая, что на его запуск у нас не хватит оборотных средств, мы взяли банковский кредит. Но тут государство объявило дефолт, в результате которого машина обошлась предприятию фактически в четыре раза дороже. Не буду и не хочу описывать чувства, которые я испытывал, и ту тяжелейшую ситуацию, в которой оказалась газета два года назад. Однако не споткнулись, выдержали, смогли рассчитаться с банком и заплатить налоги.

Заплатили не так, утверждают сегодня подчиненные Льва Коршунова. Точнее, я думаю, не они утверждают, а их заставляют утверждать. По действующему законодательству предприятие, делая капитальные вложения (строя, закупая оборудование, создавая новые рабочие места), имеет право уменьшить налогооблагаемую прибыль. Инспектор это право изначально не отрицал, но, по его мнению, льготу мы применили чуть раньше: как только купили оборудование, а не когда погасили кредит. Наши доводы заключаются в том, что прибыль, вполне достаточная для приобретения оборудования, на момент покупки у предприятия была.

И тем не менее, даже настаивая на своем, в черновике акта инспектор сначала собственноручно отразил, что мы, конечно, все равно имеем право на эту льготу, но только применить ее нужно было в 1998 году. Кстати, в сумме, на треть превышающей ту, что мы использовали.

Понимая, что вопрос о сроке применения льготы может быть использован подчиненными генерала как единственная уловка для репрессий, я попросил о встрече заместителя руководителя краевой налоговой инспекции Галину Третьякову. В ходе непродолжительной беседы выяснилось, что Галина Александровна местных газет не читает, но через два дня разберется в нашей ситуации объективно и мы разрушим, наконец, вечный стереотип корреспондентов о недружелюбии налоговой инспекции и, в свою очередь, стереотип налоговиков о том, что налогоплательщик всегда не прав.

«Вы пользуетесь тем, что многое можете», — заметила, прощаясь, Галина Александровна. И я почувствовал себя вдруг неловко. Неловко от того, что в отличие от простых смертных довольно быстро попал в кабинет всесильного зама и таким образом пытаюсь защищать интересы своего предприятия.

Наивный! Решение не было принято ни через два дня, ни через неделю, ни через месяц. Все попытки добиться истины наталкивались на категоричные отказы: «Галина Александровна занята», «Галина Александровна не в настроении». Нам наглядно демонстрировали, как должен вести себя простой смертный в конторе Льва Коршунова.

Никто не осмеливался принять решение без вышестоящего руководства. Начальник отдела прибыли К. Корзун собирался то наказывать нас, то миловать. Инспектор Сурков простодушно твердил, что он «маленький человек». Когда логика все-таки брала верх, нам говорили, что наказывать газету не за что. Но потом, видимо, следовало руководящее разъяснение, и все пытались найти ошибку там, где ее нет. Эти циклы повторялись бесконечно, так как кому-то сверху непременно нужны были «миллионы» против газеты, посмевшей сказать слово правды о нравах ведомства.

А каково другим предприятиям, частным предпринимателям, кто не имеет возможности и навыков отстаивать свои интересы, кого парализует страх при виде всевозможных проверяющих? И так ли все благопристойно в самой краевой налоговой инспекции, руководитель которой так часто рассказывает нам с экранов о своих достижениях, если здесь можно «заказать» целое предприятие? Если налоговый инспектор пишет акт исключительно так, как ему приказывает начальник? Если законы здесь можно передергивать в зависимости от прихоти и настроения конкретного чиновника?
И подчиненные сделали барину приятное — написали акт. Написали тот, который был, видимо, заказан еще в пору думских выборов. «Маленький человек» Сурков принес подписанный чистовик акта. Вид у него при этом был потерянный. В акте фраза о праве на льготу в 1998 году загадочным образом улетучилась, зато появились пеня в размере более 200 тысяч рублей и штрафы. Главный бухгалтер, читая акт, хохотал до слез: ни пеня, ни штрафы ввиду того, что предприятие имело переплаты налога на прибыль, в данном случае не могли быть начислены. По закону! Об этом говорили все без исключения чиновники во время предварительных разговоров.

— Мне приказали, — признался проверяющий Сурков, — если бы я этого не написал, меня…

И он красноречивым жестом показал, что бы с ним сделали.

Вы думаете, что на этом наша история заканчивается? Отнюдь. В редакцию пришла еще одна налоговая проверка. Теперь проверяют подоходный налог. А позавчера позвонили и сообщили о том, что следом к нам придет проверяющий по НДС. «Вас заказали», — не скрывают мотивов в неофициальных беседах все проверяющие.

Такая, выходит, политика.

И вот о чем я подумал. Да, наверное, права госпожа Третьякова. Действительно, прессе многое можно. В том числе и публично критиковать зарывающихся начальников. И никакие проверки не закроют нам рот. У нас есть грамотные юристы и аудиторы, уже составлен протокол разногласий, и, если налоговики откажутся его принимать, будет суд, тем более что независимая экспертиза камня на камне не оставила от акта налоговой инспекции.

А каково другим предприятиям, частным предпринимателям, кто не имеет возможности и навыков отстаивать свои интересы, кого парализует страх при виде всевозможных проверяющих? И так ли все благопристойно в самой краевой налоговой инспекции, руководитель которой так часто рассказывает нам с экранов о своих достижениях, если здесь можно «заказать» целое предприятие? Если налоговый инспектор пишет акт исключительно так, как ему приказывает начальник? Если законы здесь можно передергивать в зависимости от прихоти и настроения конкретного чиновника?

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость