Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Галина Галенко представила свой взгляд на «дело магазина «Электрон»

На прошлой неделе в редакцию «ВД» поступил отклик на материал «Наши бизнесмены везде переплачивают», опубликованный 23 августа 2004 года. Это было интервью Олега Чернова, начальника отдела по борьбе с преступлениями в отраслях народного хозяйства УБЭП ГУВД Алтайского края. Подполковник милиции, рассказывая о сложностях борьбы с фактами коммерческого подкупа, в качестве негативного примера привел историю барнаульского магазина «Электрон». Генеральный директор предприятия Галина Галенко позвонила в редакцию и пожелала изложить свою версию произошедшего, пообещав предоставить все необходимые документы, подтверждающие необоснованность претензий правоохранительных органов. Изначально не занимая позицию ни одной из конфликтующих сторон, редакция «ВД» решила предоставить слово предпринимательнице.

Позиция УБЭП

Напомним, что рассказал о магазине «Электрон» Олег Чернов, повествуя о сложностях в пресечении и доказательстве фактов коммерческого подкупа:

«Существует еще одна немаловажная проблема. Там, где речь идет о больших деньгах, ощущается определенное противостояние нашей работе. Могу привести пример, связанный с известным в Барнауле магазином „Электрон“. Муниципальное здание в свое время было сдано в аренду коммерческой структуре. Данная структура часть торговых площадей сдала в субаренду другим предпринимателям, при этом установив как официальную плату, которая платилась через кассу, так и неофициальную, которая наличкой передавалась арендодателю. Неофициальная плата в несколько раз превышала официальную. К нам обратились несколько потерпевших, факт незаконного вознаграждения был задокументирован. Районная прокуратура, изучив материалы предварительной проверки, дала согласие на возбуждение уголовного дела. Спустя несколько месяцев краевая прокуратура прекратила уголовное дело из-за недостатка доказательств. В процессе следствия по уголовному делу руководство ГУВД обращалось к городским властям с просьбой в рамках своей компетенции проверить деятельность арендатора. Однако мы получили формальный ответ о том, что нарушений не выявлено. Не знаю, какие силы сыграли роль в прекращении уголовного дела, но некоторые из потерпевших, проходивших по этому делу, уже лишились своих мест в магазине, а следовательно, и источника существования».

Также необходимо напомнить, что уголовное преследование в отношении Галины Галенко, генерального директора предприятия «Электрон», в структуру которого входит одноименный магазин, было прекращено постановлением первого заместителя краевого прокурора Юрия Змиевского.

«Нашли! Нашли!»

Вот что рассказала «ВД» о своих взаимоотношениях с правоохранительными органами Галина Галенко:

— Это страшное дело имеет свою предысторию. В 2003 году мне начали поступать звонки с угрозами и требованиями освободить арендуемое помещение. В конце 2003 года мне прямо было сказано: «Если не освободите помещение, то вас „сожрут“ менты». Предполагаю, что кто-то из высокопоставленных чиновников очень заинтересован в этом помещении, захотел нас выжить и оставить коллектив без работы.

— Формально здание принадлежит городскому комитету по управлению имуществом. После того, как начали поступать угрозы, вы сообщили об этом руководителю комитета Василию Золотореву?

— Нет, не сообщила. В этом здании мы работает уже 15 лет. И ни разу никто на нас не оказывал давления. Однако на этот раз угрозы превратились в реальность.

Вечером 16 февраля я уже садилась в машину чтобы ехать домой, когда ко мне подошли люди и показали удостоверения сотрудников милиции. Предложили пройти в мою приемную, сказав, что «здесь произошло преступление». Группу возглавлял Олег Чернов, у него в подчинении было человек 20 или даже больше.

Постановление на обыск мне не показали, но он начался. Они сразу окружили моего секретаря. Обыск длился пять часов.

— Сотрудники милиции сообщили вам, что они ищут?

— Сначала нет. Потом сказали, что на меня поступило заявление от субарендатора, что я вымогаю у нее взятку. Назвали конкретную сумму — 7,5 тысяч рублей. Ну, раз есть заявление, значит надо разобраться. Разобрались! В группе обыскивающих была женщина-милиционер. Нас путем угроз заставили раздеться донага. Мой секретарь сначала никого к себе не подпускала. Я ей говорю потом: «Валентина Прокопьевна, ну что нам скрывать! Ведь, наверное, они когда-нибудь ответят за то, что нас здесь раздевают». Плохо, что рядом не было адвоката. В Америке такого бы не было — просто позвонила бы адвокату, и все.

Вся эта группа в присутствии понятых вела обыск часов пять. Мне предложили пройти в мой кабинет и продолжить обыск там. Минуты через три из приемной раздались радостные крики: «Нашли! Нашли!». Буквально рев стоял. В мусором ведре, которое и без того проверили на несколько раз милиционеры нашли сверток с деньгами — 7,5 тысяч рублей. Секретаря, директора магазина и моего помощника усадили в машину и увезли. Рассказывали, что их потом развели по разным кабинетам и допрашивали. Говорили, что «начальница-то ваша раскололась. Будете с ней потом в камерах через стенки перестукиваться».

— Вам известно, что за деньги обнаружили милиционеры?

— Я не знаю, что это были за деньги! Странно, что они «нашли» их только через пять часов активного обыска.

Вас снимает скрытая камера

— Олег Чернов рассказал нам о нескольких заявлениях от субарендаторов.

— Сначала было одно заявление от предпринимательницы. Выяснилось, что в январе и феврале она приходила ко мне, начиненная звуко- и видеозаписывающей аппаратурой. При этом говорила мне, что ей сложно платить такие суммы за аренду. Видимо, милиционеры надеялись, что я начну требовать у нее какие-то деньги. Мы потом с адвокатом смотрели эти пленки. Там записано, как я ей говорю примерно следующее: «Олеся, миленькая, я пытаюсь добиться в администрации снижения платы за аренду. Если получится, вы тоже все будете платить меньше».

Потом в милицию на беседы начали приглашать других субарендаторов. Еще трое дали показания против меня. Да, я не отрицаю, что мой секретарь иногда принимала деньги от предпринимателей за субаренду. Но на каждый рубль выписывался соответствующий документ.

Кстати, Олег Чернов через вашу газету дал понять, что я потом выгнала из магазина этих заявителей. Так я вам скажу, что один из них сам ушел в другой бизнес, девушка, приходившая ко мне с видеокамерой, в мае расторгла договор. Я, как и рекомендовал мой адвокат, и близко к ней не подходила. Двое других по-прежнему работают в магазине. Можете пойти и проверить.

С правом на реабилитацию

— Наняв адвоката, — продолжает Галина Галенко, — я обратилась в районную прокуратуру. Там мне дважды отвечали, что милиционеры действовали правильно. Потом власть в крае сменилась, прокуратуру Центрального района опять возглавил Анатолий Ковалев. После моего обращения он установил, что акция милиционеров является незаконной. Кстати, в УБЭП после четырехмесячной работы впустую написали постановление о приостановлении следствия в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Представляете, после всего произошедшего с нами ужаса, они выяснили, что привлекать-то, оказывается, некого!

Коллектив «Электрона» и субарендаторы тем временем написали жалобы на действия милиции губернатору и председателю крайсовета. Я же пошла на прием к заместителю прокурора края Юрию Змиевскому. Внимательно разобравшись, он постановил прекратить уголовное преследование.

— В постановлении Юрия Змиевского говорится о вашем праве на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием. Вы намерены воспользоваться этим правом?

— Для начала нужно отдохнуть, набраться сил. А потом вместе с моим адвокатом мы подумаем…

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость