Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Генетический сыск. Преступников на Алтае находят с помощью высоких технологий

Они «бойцы невидимого фронта». Свою работу сравнивают с игрой в прятки: помогают в розыске преступников почти по принципу «горячо-холодно». Никогда не встречаясь с подозреваемыми, судебные эксперты-генетики «в яблочко» определяют, кто причастен к преступлению, а кто попал «под раздачу». С их помощью предъявляют обвинение одним и снимают его с других.

Первые в Сибири

Лаборатория ДНК-анализа при ГУВД Алтайского края была образована первой за Уралом, в 1993 году. Тогда в ней работал всего один человек.

— Сейчас нас трое, мы работаем на самом современном оборудовании — в мировой практике генетических экспертиз пока нет ничего более нового, — говорит заместитель начальника ДНК-лаборатории Вячеслав Ильков. Если раньше сотрудники лаборатории проводили генетическую экспертизу вручную по три-четыре недели, то сейчас эксперты затрачивают пару суток, а то и несколько часов. Так далеко шагнула техническая мысль криминалистики.

Громкие дела

Наши эксперты-генетики были одними из первых, кто участвовал в раскрытии громких преступлений новой России. В 1998 году в Красноярске было совершено заказное убийство предпринимателя Александра Михайлова. К этому делу был косвенно причастен алюминиевый магнат Анатолий Быков, которого позже судили за организацию заказного убийства известного криминального авторитета Паши-Цветомузыки. На месте убийства предпринимателя Михайлова, которого застрелили в подъезде, красноярские оперативники обнаружили вещдоки со следами крови предполагаемого киллера. Кому из подозреваемых принадлежит кровь, предложили выяснить экспертам-генетикам из Алтайского края — тогда в Красноярске еще не было собственной ДНК-лаборатории.

— Как нам стало известно, киллер поранился затвором пистолета, и его кровь обнаружили на полиэтиленовом пакете. Нам привезли этот вещдок, экспертизу делал лично я, — рассказывает Алексей Ильков. — Результаты показали, что кровь принадлежит одному из подозреваемых по фамилии Непомнящих.

Позже следствие установило, что во время нападения Михайлов оказал сопротивление своим убийцам и выстрелом из пистолета ранил одного из них в левую кисть. Киллер Непомнящих оказался на скамье подсудимых вместе со своим напарником Кривоножко и двумя заказчиками убийства, предпринимателем Сергеем Васильевым (по некоторым сведениям он был правой рукой Анатолия Быкова на его родине в городе Назарово) и депутатом Назаровского городского совета Виктором Мельниковым. По данным следствия, благодаря «людям Быкова» киллера Непомнящих положили в одну из красноярских больниц и прооперировали под чужой фамилией. А курс реабилитации киллер проходил на даче алюминиевого магната.

Сейчас эксперт ДНК-лаборатории Вячеслав Ильков с неохотой вспоминает это громкое дело: «В нем были подвязаны толстосумы из криминальной среды. Они оказывали давление, пытались дискредитировать эксперта».

«Хлеб едим не зря!»

По нераскрытым преступлениям сотрудники лаборатории ДНК-анализа сформировали собственный банк ДНК — своего рода прообраз глобальной базы данных, созданием которой сейчас занимается МВД России. Криминалисты помещают генетические характеристики изъятых с мест преступлений материалов в специальный холодильник. «Замороженные частицы» преступников хранятся до тех пор, пока не появятся подозреваемые для отработки версий очередного совершенного преступления. Бывало, что не без помощи криминалистов-генетиков убийства раскрывались и через год, и через четыре года.

Осенью 2003 года в райцентре Родино изнасиловали и убили девушку. Ее нашли молодые люди, которые расходились по домам после танцев в местном ДК. Криминалисты-генетики установили генетические «следы» насильника. Сначала оперативники задержали трех подозреваемых, в отношении которых вроде бы имелись «железные» улики, но криминалисты-генетики установили — не они, ДНК не совпадают. Ежемесячно по этому тяжкому преступлению появлялось все больше новых фигурантов. Однако каждый следующий подозреваемый после генетической экспертизы тоже оказывался «выстрелом вхолостую»…

— Ровно через год, 10 ноября 2004 года, оперативники доставили нам образец крови очередного подозреваемого, мы вновь провели экспертизу — и преступление было раскрыто. ДНК подозреваемого оказалась идентичным материалу, найденному на жертве и хранящемуся в нашей лаборатории, — рассказывает Вячеслав Ильков.

По этому делу эксперты-генетики отработали 68 подозреваемых — и со всех сняли обвинение, преступником оказался 69-й… В таких случаях эксперты-криминалисты говорят: «Не зря свой хлеб едим!».

Когда нет свидетелей

Свидетели тяжких преступлений, убийств и изнасилований, как правило, находятся крайне редко. А если и находятся — запоминают немногое, путаются в показаниях.

Тогда последнее слово — за экспертами-генетиками.

В 2000 году в Рубцовске были изнасилованы и убиты пять женщин в возрасте от 16 до 60 лет. Все жертвы были задушены. После экспертизы сотрудники лаборатории ДНК-анализа однозначно заявили оперативникам, что в Рубцовске появился сексуальный маньяк: все пять убийств и изнасилований были совершены одним и тем же человеком.

Причем сначала насильник сам проходил по делу в качестве свидетеля. Когда же следователи допросили еще ряд очевидцев, которые заметили на месте каждого преступления одного и того же человека, подозрения пали на него — бывшего уголовника, «помогающего» следствию. Тогда за дело вновь взялись эксперты-криминалисты, которым не составило труда вычислить душегуба по его «следам».

До Скотланд-Ярда — рукой подать

Сейчас в России реализуется министерская программа по созданию единой телекоммуникационной системы МВД. В области биологии и криминалистики есть подпрограмма — создание автоматизированных экспертно-криминалистических учетов, то есть МВД планирует замкнуть в единую сеть электронные базы данных всех действующих в России лабораторий ДНК-анализа.

Создаваемая система позволит вычислять преступников-гастролеров. Например, в Барнауле совершено убийство, преступник оставил следы. На месте его не раскрыли. Но через месяц в Красноярске происходит подобное преступление. Оперативники изымают с места убийств окурки, слюна на которых оставлена одним и тем же человеком. Это уже информация для следствия. Если же будет первоначальная информация о генетических признаках лиц, которые ранее совершали преступления, то при введении единой базы данных компьютер будет автоматически выдавать сведения о преступниках.

— Не выходя из лаборатории мы сможем раскрывать самые тяжкие преступления. Эксперты из регионов смогут обмениваться информацией о генетических признаках объектов по нераскрытым преступлениям и лицам, представляющим оперативный интерес, — в предвкушении новых горизонтов рассказывает Вячеслав Ильков.

Единая база данных ДНК существует в Англии. В ней хранится около трех миллионов генотипов. Ежегодно полицейские туманного Альбиона раскрывают с ее помощью тысячи преступлений. «Допустим, на месте преступления полицейские изымают осколок стекла с кровью жулика, который залез в квартиру. Этот вещдок они приносят генетикам. Когда признаки найденного материала загоняют в компьютер, машина выдает информацию о преступнике — его генетические признаки», — рассказывает об опыте работы английских коллег эксперт-генетик из Алтайского края.

Справка «СК»

Лаборатория генетического анализа при ГУВД Алтайского края лидирует среди действующих 19 региональных лабораторий ДНК-анализа, уступая только экспертно-криминалистическому центру МВД России. Каждый сотрудник ДНК-лаборатории при ГУВД края имеет допуск на самостоятельное производство судебно-генетических экспертиз. В прошлом году в России таких людей было всего девять человек, из них трое (!) — с Алтая. В прошлом году в России было проведено 860 судебно-генетических экспертиз, в том числе 176 экспертиз — в Алтайском крае.

Анастасия МАСИБУТ.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость