Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Полный Куйгук

Семеро курсантов и двое инструкторов пять дней провели на леднике Куйгук в Горном Алтае при температуре минус 5−10 градусов мороза. На горе ребят задержала непогода. Тучи одна за другой закрывали ледник, и земли вообще не было видно. Подростки экономили еду, растапливали для чая снег и все-таки самостоятельно смогли добраться к базовому лагерю.

Дождь, снег, туман

Всего в базовом лагере, расположенном в урочище Михайловское Усть-Коксинского района, было около 50 курсантов барнаульского военно-патриотического клуба «Борец».

18 августа. Из базового лагеря на две соседние горы параллельно вышли две группы. Одна под руководством Виталия Крейцберга и Дмитрия Мальцева. Другая — во главе с инструкторами Александром Николайчиком (младшим) и Романом Синицыным (именно они и задержались в горах). Группы вышли на учебно-тренировочные занятия, которые проводились примерно в 15 километрах от базового лагеря.

19 августа. Ребята добрались непосредственно до ледника Куйгук и стали осваивать ледовую подготовку. 14−16-летние курсанты, пользуясь специальным инвентарем, учились передвигаться по ледяным стенам.

20 августа. Занятий у ребят не было, поскольку пошел дождь. Погода начала портиться.

21 августа. Группа Николайчика (младшего) продвинулась вверх по скале. Когда ребятам оставалось отработать только подъемы, на подножие горы неожиданно спустился туман. «Внизу просто не было ничего видно, туча закрыла ледник», — вспоминает Миша Новокрещенов, курсант военно-патриотического клуба «Борец». Инструкторы принимают решение подождать, пока тучу вынесет за перевал. Но вскоре туман полностью окутал скалу.

«В тот день я подходил к скале, — говорит Александр Николайчик (старший). — Иду, слышу, вверху кто-то разговаривает. Начинаем перекрикиваться, и я понимаю, что это мои и у них все нормально. К вечеру в базовый лагерь прибежала моя курсантка Настя и сказала, что инструктор Мальцев сломал ногу».

Александр Николайчик (старший), взяв группу, поднялся к Диме Мальцеву. О происшествии сообщили в районную больницу. Там ответили, что ночью вертолет прислать не могут.

Детей нужно спасать

22 августа. Все время шел снег. Сугробы в районе ледника Куйгук были по колено. Видимость — ноль. Передвигаться было опасно. Поэтому ребята из группы Николайчика (младшего) были вынуждены разбить лагерь на высоте около 250 метров от подножия горы на маленьком пятачке. «Наши инструкторы нашли небольшую площадку, на которой мы установили палатки и натянули тент», — говорит Миша Новокрещенов.

«Я вижу, что погода испортилась, а ребята со скалы не спускаются, — продолжает Александр Николайчик (старший). — Тогда я послал связных в ГОЧС, в милицию и районную больницу с сообщением о том, что наши зависли на скале, спуститься не могут. Детей нужно спасать».

Утром прилетал вертолет за Димой Мальцевым, но приземлиться не рискнул из-за плохой видимости. В горах был туман. «В этот день я понял, что Диму никакой вертолет не заберет, и неизвестно, сколько эта погода продлится, — говорит Александр Николайчик (старший), — передо мной стояла еще одна задача — организовать ему доставку теплых вещей, продуктов и сигнальных ракет».

23 августа. По-прежнему весь день шел снег. Вертолета не было. «Погода испортилась мгновенно, сначала туман стал оседать постепенно, потом целый день шел снег, — вспоминает Надя Ражапова, курсант военно-патриотического клуба „Борец“. — Мороз резко усилился». «Грелись мы всеми возможными способами, — говорит Миша Новокрещенов. — Два спальника, например, соединяли, и человека по четыре туда укладывались: у нас там тепло было, вещи туда засунешь, они сушатся». В эти дни ребята ограничивали себя немного в пище, старались согреться. В так называемом лагере делать особо было нечего, поэтому ребята сообща готовили еду, подбадривали друг друга. «Истории о том, как мы ходили в туалет, оставим лучше в тайне», — говорит Миша. «Да, особенно когда некоторым ночью приспичит, — смеется Надя. — Держались за веревку и…» «У нас все было: каши, шоколад, конфеты, сгущенка, — говорит Миша. — Были небольшие перебои с водой, но вокруг было очень много снега, его растапливали».

24 августа. Ребята предпринимали попытки продвинуться до хребта, чтобы с другой стороны горы сойти вниз. «24-го с утра начало подтаивать, но к вечеру все замерзло, и образовалась корочка льда, — вспоминает Надя Ражапова. — А камни там все живые, то есть наступаешь, они сыплются». В этот день ребята видели, как над ними кружился вертолет, но они думали, что вертушка ищет Диму Мальцева, и просто так помахали машине оранжевыми касками.

В это день вертолет спасателей забрал Диму Мальцева с соседней горы. Алтайские спасатели заявили, что только от Димы Мальцева узнали о том, что в лагерь не вернулась группа из девяти человек, и официально лишь в этот день начались поиски пропавших на Куйгуке.

Вернулись самостоятельно

25 августа. Погода установилась. Вертолет на скале никого не нашел. «Мы даже не думали, что нас будут искать, — говорит Миша Новокрещенов. — Если бы не непогода, мы бы за два дня добрались. Раньше случалось, что в походах задерживались, но не больше чем на день-два».

«Приезжает начальник ГОЧС Усть-Коксинского района и говорит: „Давайте искать детей своими силами“. Мы сходили на ту сторону хребта, никого не нашли и подумали: если сейчас еще пойдем к скале, значит, потеряем время, — говорит Александр Николайчик (старший). — Предположим, мы находим группу, а там обмороженные больные дети, которым нужна помощь на вертолете. Мы что же, придем, посмотрим, они будут умирать, а мы рядом будем стоять и ничего не сможем сделать?»

26 августа. Группа Николайчика (младшего) выходит на хребет и начинает спуск с горы.

«Мы сообщаем в ГОЧС, что ничего не обнаружили, — говорит Александр Николайчик (старший). — В вертолете прибыли два спасателя, летчики и прокурор. Начинается облет. Со стороны Мультинского озера мы увидели, что по снегу идет группа профессионалов. Приникли к иллюминаторам, смотрим. „Да это разве могут быть дети? — говорят сотрудники ГОЧС. — У них вон профессиональное снаряжение!“. Мы пришли к выводу, что это украинцы-альпинисты, которые накануне тоже уходили в горы. Кто знал, что это были наши ребята?»

27 августа. С утра группа продолжила спуск с горы. Причем от Куйгука до лагеря добираться еще примерно около 15 километров. «Мы спокойно спускались, — рассказывают путешественники, — и никто из нас даже не догадывался о том, что нас так ищут в лагере».

«В лагерь прилетел вертолет из Барнаула во главе с полковником ГОЧС Александром Перминовым, — рассказывает Александр Николайчик (старший). — В этот день были заброшены три поисковые группы на скалу. Мы были уверены, что дети должны быть на скале, живые или замерзшие».

Около 17.00 группа в полном составе самостоятельно вернулась в лагерь. «Моя мама приезжала в Усть-Коксу, — говорит Миша Новокрещенов. — Когда мы спустились, и она меня увидела, подошла, обняла и заплакала».

Виновные должны быть наказаны, считают в ГОЧС

Начальник управления ГОЧС Алтайского края Владимир Белоусов, считает, что руководством клуба были допущены следующие нарушения:

— Руководство вовремя не заявило об исчезновении детей. Не был зарегистрирован выезд группы, не определены и не согласованы со специалистами из ГОЧС маршруты, не проинформировали о своем приезде спасателей Горного Алтая. Там вообще дикие вещи творятся. Молодой человек, которого мы сняли 24 августа со сломанной ногой — Дмитрий Мальцев, — лежал один брошенный. Три раза пролетал над ним вертолет, он не мог дать сигнал. Мы предпримем все меры, чтобы наказать тех руководителей, которые поступают неправильно, направляя такие организации, не обеспечив их должным образом ни инструкторами, ни связью.

Борис Черниченко говорит, что инструкторы герои

Председатель комитета по образованию администрации Барнаула Борис Черниченко заявил:

— Александр Николайчик-старший — врач-профессионал, имеет опыт в военно-тренировочных сборах более 26 лет. Александр Николайчик-младший — инструктор, который спас и вывел детей, имеет третий разряд по альпинизму. Роман Синицын — бывший воспитанник клуба «Борец». Квалификация этих ребят достаточна для того, чтобы быть в походах руководителями. Я буду везде настаивать на том, что действия инструкторов были грамотными. Ведь никто не мог предположить, что будут дождь, снег и туман. Они сделали все, чтобы не было паники среди участников похода.

Надежда умирает последней

«Спасатели брали родителей на один из вылетов, и Анин папа летал с ними, — рассказывает Татьяна Вараксина, мама потерявшейся курсантки Анны. — Родственники открывали во время полетов иллюминаторы, чтобы получше рассмотреть местность. Все же надежда умирает последней».

«Нужно знать, в каком неблагополучном районе мы живем, — продолжая разговор, говорит Татьяна Вараскина. — Клуб „Борец“ — единственное место в районе, где с детьми кто-то работает. Кстати, в этом клубе я когда-то занималась сама, туда же ходил и мой брат. Александра Иосифовича мы знаем с детства. Понятно, что в этой ситуации все зависело от погоды, а не от действий конкретного человека».

Актер театра драмы в походе сломал ногу

Один из инструкторов ВСК «Борец», Дмитрий Мальцев, получил травму — открытый перелом голени — незадолго до того, как потерялась группа курсантов. Сейчас он находится в городской больнице «Скорой помощи» № 1.

— Это была случайность. Я взялся не за тот камень, — рассказывает он. — До этого ЧП ни разу не происходило. По закону вероятности должно было случиться с кем-то. Вот и случилось. Со мной. При подъеме в гору ухватился за шаткий камень, упал с большой высоты. Получил открытый перелом ноги.

Забрать сразу меня не смогли, не мог опуститься вертолет. Так что провел двое суток на голых камнях. Хорошо, что в первый день пришли новосибирские спасатели, наложили мне шину. А уже на вторые сутки меня переправили в Усть-Коксу. Ну, а потом уже перевезли меня в Барнаул. Из больницы не отпускают, потому что ногу не гипсуют, рана открыта, постоянно меняют повязку. Как долго еще пролежу здесь — не знаю.

Дмитрий — актер театра драмы, играет главные роли в центральных спектаклях. Причем каждая его роль требует значительных физических нагрузок. И сам актер, и труппа театра надеются, что нога срастется без осложнений, что Дмитрий скоро выпишется из больницы и приступит к работе.

— В конце августа у меня был запланирован одиночный поход по Горному Алтаю. Вместо этого попал в больницу. Наверное, не случайно — мне предоставилась возможность подумать о многом. Не понимаю, почему вокруг этой ситуации устроили такую шумиху. Дети не потерялись, они просто укрылись от непогоды. А сотрудники ГОЧС могли бы осуществлять поиски несколько иначе, более эффективно. Район поисков был узко локализован, для знающих местность людей отыскать группу было бы несложно.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость