Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Семья, чтобы прокормиться, создала воровской подряд

В ближайшее время предстанет перед судом семья из поселка Казачьего, которая занималась кражей медных межрельсовых соединителей. Это далеко не первый случай воровства цветмета на железной дороге, ставящий под угрозу безопасность движения.

Как собщила Елена Ошлыкова, заместитель барнаульского транспортного прокурора, в конце февраля в марте на железнодорожном перегоне Цаплино — Повалиха стали пропадать медные межрельсовые соединители, обеспечивающие контакт рельсов. Обходчики заменяли их, но кражи повторялись.

В апреле сотрудники транспортной милиции в результате проверки пунктов цветмета выявили, что «походы на рельсы «совершала молодая семья, приехавшая в поселок Казачий год назад.

— Это был целый семейный подряд, — говорит Ошлыкова. — Глава хозяйства снимал выдергой соединители вместе со стальными концевиками, жена собирала их в сумку, а дети потом сдавали медь в пункт приема лома. Несколько раз на дело выходила и сестра Коняева вместе со своим гражданским мужем.

По словам Ошлыковой, семья из Казачьего, заработав на сдаче меди 300−400 рублей, принесла ущерб железной дороге на 15 тысяч рублей. Кроме этого, отсутствие контактов угрожало безопасности движения.

Как сообщили железнодорожники, при отсут­ствии медных соединителей не исключена вероятность столкновения поездов…

Главных виновников происшествия — Михаила и Елену Коняевых (фамилия изменена) — мы в Казачьем нашли с трудом. В доме, где они раньше жили, в проживании им было отказано.

— У хозяйки дочь следователь, она рассказала хозяйке о нас, и та стала возмущаться, — говорит Елена.

Молодых людей мы встретили в доме одной знакомой, к которой они временно перевезли вещи. Проводила нас туда дочь Елены десятилетняя Саша (имя изменено).

Ее мать и отчим сидели за столом во дворе в «теплой компании».

В доме спал четырехлетний сын Елены, другая дочка была в школе.

— Хотите спросить, почему воровали? — усмехнулся Михаил. — А нужда заставила. Детей нечем было кормить. Я из Казахстана сюда приехал, раньше здесь служил. Хотел военным устроиться, а гражданства нет. Постоянной работы так и не нашел. Лена тоже.

По словам Лены, они с Мишей познакомились год назад в Томске, куда Михаил приезжал к сестре. Красивая женщина так понравилась Михаилу, что он предложил ей вместе с ее тремя детьми поехать вместе с ним в Казачий.

— Здесь пробавлялся случайными подработками у частников, — говорит Михаил.

В тот злополучный февральский день, по словам Михаила, он искал работу в Повалихе. Но безрезультатно. Возвращался домой по рельсам. Тут и увидел медные соединители.

— Когда Миша предложил сходить на дорогу за этими проводками, я сразу же согласилась, — вспоминает Елена. В доме не было ни копейки.

В тот же вечер, взяв выдергу и хозяйственную сумку, пара отправилась на «криминальные заработки». На 196-м километре перегона Цаплино — Повалиха супруги похитили в тот день 56 рельсовых соединителей.

— Деньги были в тот же день, — говорит Михаил. — Работы, правда, было много с этими железками. Часа три пришлось медь отбивать.

Сдавать краденое в пункт приема лома супруги отправили Сашу. В первый раз она вернулась ни с чем.

— Надо было еще найти точку. В первом пунк­те приема оказались железнодорожники, — говорит Михаил, — там отказались принимать. Сашу отправили в другой пункт приема, и она вернулась с полтинником.

По словам Елены и Михаила, девочке не говорили, что детали краденые.

— Мы тогда сразу же купили крупы всякой, — говорит Елена. — Сварили ячневую кашу.

Следующий поход на рельсы был 2 марта. Тогда Сашу отправили сдавать соединители в уже знакомый пункт приема. Через три дня вновь пошли на перегон. Международный женский день в семье отмечали на деньги, добытые «на рельсах» накануне. Правда, денег-то было с гулькин нос.

9 и 11 марта вместе с Коняевыми на полотно ходили и родственники: сестра Миши с гражданским мужем. А в конце марта в дом Коняевых приехала милиция. По словам Елены, следователь, допрашивая девочку, не грубил, «с пониманием отнесся»

— Если бы их железнодорожники на путях словили, — им бы очень досталось, — включился в разговор сидящий за столом сосед Владимир Николаевич. — Они злые, елки, из-за этих украденных штук им столько бегать приходится по путям. Я сам железнодорожник, зимой какие-то пацаны с другой ветки такие же штуки сняли. Нас подняли зимой в два часа ночи. Бегали, бегали — без толку. Потом менты приехали, тоже не нашли ничего.

— А как вы относитесь к кражам своих знакомых? — спросила я Владимира Николаевича.

— Я их понимаю. Я бы тоже пошел, если бы жрать хотелось и детей нечем было кормить. Только я бы не ерундой занимался, а воровал по-крупному, — с вызовом заметил собеседник.

Время от времени с железной дороги доносился стук колес. Михаил признался, что меньше всего они думали о безопасности движения: не рельсы же разбирали.

Сегодня Коняевы находятся под подпиской о невыезде. По словам Елены Ошлыковой, им грозит наказание до пяти лет лишения свободы. Плюс выплата ущерба.

— Может, с нас все-таки не будут вычитать, — предположила Елена. — Мы же безработные. После суда, наверно, в Томск будем возвращаться. Может, все-таки не накажут сильно строго… У нас сейчас семья, однако. Хотели жизнь здесь наладить, но вот… Всякое в жизни бывает. Как говорится, не умеешь воровать, не берись.

В Томск супруги планируют уезжать на поезде. Надеются, что ничего страшного с ними в пути не произойдет…

Много в России сказок и присказок о дураках и дорогах. Любимая сказка девочки Саши о том, как принцесса спасала заколдованных братьев, плетя им рубашки из крапивы. О том, как расколдовать и спасти ее родственников, ни в какой сказке не написано…

Марина КОЧНЕВА.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость