Недвижимость

Ноги прочь от Ленина. Есть ли у Барнаула места «центральнее» центра, и как ему избежать судьбу Детройта

Может ли у города быть несколько центров, как не превратить спальные районы в детройтские трущобы и почему территория вокруг проспекта Ленина «засыпает»? Обо всем этом алтайские архитекторы поговорили на круглом столе в ИД «Алтапресс».

Осенний Барнаул: виды с лестницы Нагорного парка.
Осенний Барнаул: виды с лестницы Нагорного парка.
Михаил Хаустов

Индекс центральности

«Давным-давно мне приснился сон, что я иду по улице Солнечная поляна и мне кажется, что это центр города: кинотеатры, торговые центры, — начал свой рассказ о судьбе спальных районов Роман Жуковский, доцент кафедры архитектуры и дизайна ИнАрхДиз АлтГТУ. — Я тогда ничего не понял. Задумался, может ли быть, что может быть второй, третий центр?»

Оказалось — может. Этому вопросу исследователь посвятил не один год, разрабатывал со студентами «индекс центральности».

Роман Жуковский.
Дмитрий Лямзин.

Как объяснил Жуковский, существует понятие «система центра города», где центр — исторически главный, притягательный, безальтернативный. Но по мере развития города формируются также «субцентры» — крупные точки притяжения на отдельных территориях. В Барнауле они, по наблюдениям исследователя, выстраиваются вдоль Павловского тракта.

Предпосылки для их появления возникли, когда численность населения в Барнауле перешагнула полумиллионный рубеж и начал «грандиозно» застраиваться запад города.

Первый субцентром, который сформировался в Барнауле, Роман Жуковский называет территорию, где находится храм Иоанна Богослова, то есть район Европы.

Система центра города Барнаул.
Роман Жуковский.

«Это место по общей притягательности и представленности общественных функций наиболее похоже на центр города, — объясняет исследователь. — Система таких территорий должна достаточно равномерно покрывать Барнаул».

Не замена, а помощь

Вторым субцентром может стать территория между Солнечной поляной и аэропортом. Как говорит Роман Жуковский, это ключевой район освоения города на ближайшие 30 лет. Здесь, по его мнению, необходимо «подобие центральности».

«Нам надо постараться, чтобы эта территория не стала чисто спальным районом: здесь должен быть и парк, и общественная инфраструктура, — подчеркивает исследователь. — Чтобы люди многие свои вопросы могли решить не выезжая из планировочного района».

При этом Жуковский признает, что как ни крути подобные районы не заменят центра. Такая попытка, например, не удалась в Тобольске со 100 тыс. населением. Альтернативный центр там приживается плохо.

И тем не менее субзоны частично помогут избавить Барнаул от маятниковых миграций, уверен исследователь. Это потянет за собой и решение некоторых острых проблем — например, транспортной.

Децентрализация

Архитектор Александр Деринг обратил внимание на то, что Барнаулу нужна «децентрализация». Если спальные районы не насыщать активной жизнью — они деградируют.

«Вспомнить о судьбе Детройта и других больших американских городов, где целые микрорайоны просто сносили, потому что они превращаются в трущобы, — говорит архитектор. — Абсолютно правильно говорил урбанист Мурунов, что жилье должно быть органично связано с местами приложения труда. Вспомните, как появился Поток: есть промышленность — есть жилье. Недвижимость сама по себе не живет».

Александр Деринг.
Дмитрий Лямзин.

Поэтому одна из задач города — создавать рабочие места в новых районах. «Если в этих микрорайонах будут появляться отдельные учреждения культуры, очаги той же креативной индустрии, то люди будут заняты. Такие моменты должны быть отражены в генплане», — добавляет Деринг.

Такой вопрос, по мнению специалистов, нужно решать централизовано. Как говорит архитектор Алексей Квасов, у заказчиков он часто поднимает вопрос ввода офисные здания, пусть даже иногда на красных линиях района.

«Но с этим очень сложно: жилье, которое гарантировано банками и прочей системой, окупается быстрее. Единственное, что работает — продуктовые магазины, которые быстро арендуются, — объясняет Квасов. — Офисные же здания наполнять гораздо дольше, еще формируется среда. Люди заселяют микрорайоны порой в районе трех-пяти лет».

Алексей Квасов.
Дмитрий Лямзин.

Стоит не забывать и о рекреационных зонах.

«Индустриальный район испытывает дефицит в точках притяжения, парках: очень плотная застройка. Квадрат с плотностью населения 10 тыс. человек, которым выйти погулять негде. Пользуемся благоустройством дворов», — говорит Артем Малыгин, доцент кафедры архитектуры и дизайна АлтГТУ.

Парадокс

Архитектор Дмитрий Индюков, считает, что точечная застройка многоэтажек сегодня превращает центр Барнаула в спальный район.

«Как застраивать Ковш? Комплексный подход вообще не используется. Взяли пятно из генплана. <…> Выхватываем кусочки, ставим отдельные жилые дома», — говорит он.

По мнению Индюкова, сейчас главная задача градостроителей — найти цель, понять к чему и зачем движется Барнаул. Для этого не обойтись без мастер-плана.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость