Жизнь

А вот эта сколько стоит?

Новосибирская барахолка для сибиряков стала уже своеобразным мифом. Туда совершает паломничество весь базарный люд из нашего славного Барнаула и соседних городов и весей. Там китайцы и прочие азиаты диктуют свою моду. Там в качестве обычного продавца поработал наш корреспондент.

— А вот эта сколько стоит? А эта? А качество где лучше? А если оптом?.. — толстая тетка в трико и с тремя подбородками уже полчаса пытается всех достать. И у нее это получается. Потом она просит все померить. Это еще полчаса. Потом сразу все хватает в руки, сравнивает. Еще столько же.: И так по сто-двести раз в день. Такие тетки идут и идут. Иногда из них выстраивается целая очередь.

Но эта такая работа. Называется «новосибирская барахолка». От тебя требуется: стоять, улыбаться, говорить, как вам это идет. Ну и деньги считать тоже надо уметь. Хотя, наверное, главное здесь — все-таки улыбаться. В противном случае и считать нечего будет.

ПОДЪЕМ. Барахолка работать начинает ночью. Где-то часов с четырех. Летом это еще ничего. А зимой — темно-претемно.

Просыпаться приходится в три часа. Просыпаешься от того, что начинает орать телефон. Ты в ужасе кидаешь куда-нибудь будильник. И уже потом понимаешь: это телефон.

Поднимаешь трубку. Звонит таксист, говорит, машина у подъезда, пора выходить. Сонный плетешься вниз. Садишься в машину и засыпаешь.

Вообще, такси — вещь в таких случаях просто незаменимая. Во-первых, разбудит, когда надо. А во-вторых, без такси ночью далеко не уедешь. Плюс еще можно поспать дорогой и шансон какой-нибудь послушать.

Хотя спать долго никто не даст. Подъезжая к базару, таксист начинает материться. На дорогах страшные пробки. Со всех сторон гудят машины. На стоянках нет места. Все ругаются — ничего не слышно.

Везде бегают сотни людей. Все с огромными сумками. Армяне, турки, китайцы, русские, арабы. Наверное, кто-нибудь еще. Орут еще громче машин.

Рассчитываешься с таксистом и плетешься к своему контейнеру. На улице уже как бы лето. Но мороз дикий, утро как-никак. Прыгаешь от этого на одной ножке. Просыпаешься и греешься. Одновременно достаешь из контейнера столики, раскладываешь халаты, вешаешь кофты.

Еще нужно поставит на место манекены.

«САМОЕ ГЛАВНОЕ — МАНЕКЕН…» Это местная мудрость. Серега, парень, с которым мы работаем в одном контейнере, так и говорит. Потому что когда вещи лежат на прилавке, их можно и не заметить. А манекен виден издалека. Тем более что смотрит он на тебя в упор. (Плюс еще, у одного нет кисти, а у другого руки целиком и ноги.) Поэтому, продолжает Серега, все самое говно надо вешать на манекенов. Так оно быстро продается. Люди-то обезьяны, увидят и хватают. А хороший товар и так уйдет.

РАБОЧИЙ ДЕНЬ. Или, точнее, утро. Потому как часов в двенадцать базар уже сворачивается. Перед тем как начать, надо еще поймать бачу и отправить сумки в другой контейнер. У нас контейнер самый большой (двадцатитонник), и здесь как бы склад.

Ловим бачу: Вообще, бача — это такой специальный базарный народ. Малолетний, азиатский и с большими телегами. Проще говоря, перевозчик. Ему говоришь: большую. Он подбегает с самой большой телегой. На вид ему лет тринадцать. Взваливает на телегу тяжеленные сумки. И бежит куда ему покажешь.

Ты смотришь и думаешь: он человек или все-таки робот? Потому что сумки эти действительно неподъемные. А он еще и улыбается на непонятном языке.

Теперь осталось самое главное: достать миску из-под салата. Это такой специальный сосуд, в который мы складываем деньги. Десятки кладем в саму миску. А все, что покрупнее, — под нее. Чтобы, не дай Бог, ветром не сдуло.

Теперь точно все. Волнительный момент. Можно начинать.

ОБЕЗЬЯНЫ. И начинают идти обезьяны. То есть покупатели. А называют их так, потому что таких хомосапиенсов еще поискать нужно.

Подходит тетка. Это что, говорит, у вас?

— Кофта. — А сколько? — Оптом — 360, так — 450.

— А-а-а… состав какой?

«Состав» это вообще наш любимый вопрос. Ни Серега, ни я понятия не имеем, что и откуда. Серега говорит, знаете, половина шерсть, а половина — Япония. Тетка кивает. Говорит, померить можно?

— Конечно, мерьте.

Мерит, говорит, цвет не нравится. Уже собирается уходить и замечает халаты: ой, а халатики чьи? Серега смотрит на ее открытый рот и говорит, что халатики только крупным оптом. Тетка стоит еще пару минут, потом уходит.

А на ее месте стоит еще десять таких же! Серега говорит: чтобы таких не обмануть — надо сильно постараться.

ИСКУССТВО ОБМАНУТЬ. Такие вот особи подходят постоянно. Не знаю, может, у них генетическая предрасположенность к базарам. И в основном подходят именно тетки. Большие и с большими сумками.

Бывают, конечно, и дядьки. Но их очень мало. И в большинстве своем они вылитые тетки.

Хотя так бывает обычно в воскресенье. Со вторника по субботу идут оптовые покупатели. Они не такие тупые. Сразу знают, что им нужно и где это что-то лежит. Понедельник — выходной.

А в воскресенье розничный день. Приезжают туристы со всей Сибири. Начинают ходить по базару и думать, чего им надо.

Подходит целая семья. Нам, говорят, надо на папу вот такую кофту, а на мальчика что-нибудь к школе. Начинают мерить. Эту, говорят, берем. А папе че-то кофта маленькая.

Серега говорит, ничего, есть такая же на размер больше. Заходит в контейнер, берет точно такую же (они все стандартные), растягивает ее что есть мочи. Выносит, папа мерит, говорит, нормально. Семья рассчитывается и уходит.

А что вы хотели от вещи за триста рублей?

Подходят сын с мамой. Тоже надо кофту. А их висит штук, наверное, пятьдесят. Я говорю, эта стоит столько, эта столько. Они: мы вот эту померим, эту, эту. Наконец находят, что им нужно. Серега им называет цену на полтинник больше, чем я. Они непонимающе смотрят. А все дело в том, что оптовые цены фиксированные, а розничные такие, какими мы их сами придумаем. Можно 50 рублей сверху набросить, можно 100. Если обезьяна — действительно обезьяна, то можно и двести.

Мама пытается спорить, потом молча рассчитывается, и они уходят.

У нас начинается обед. В девять утра.

ОБЕД. Серега говорит, здесь на соседнем базаре шашлыки готовят лучшие в Новосибирске. Идем туда. А здесь этих базаров целая куча. Есть муниципальный, есть автомобильный, есть меховой, есть еще какие-то. Я сам точно не знаю, сколько их.

Находим этого шашлычника. Вроде бы армянин. Уж не понятно почему, но у них у всех в прейскуранте написано: ребришки.

Берем две порции шашлыка. Снимаем грузчиковские перчатки и прямо грязными руками начинаем есть. Потому что руки здесь помыть можно только в туалете. А до него переться черт знает сколько. Плюс еще пять рублей.

Лучше так. Тем более, что есть хочется ужас как.

Потом возвращаемся. По дороге хватаем два огромных персика по двадцать рублей. Денег нет. Продавцу говорим, что занесем потом. Он нас все равно знает. Базар как-никак.

Персики едим тоже немытые.

ЗАКРЫТИЕ. Часам к десяти жара становится невыносимой. Но после обеда уже все параллельно. Скоро закрытие, остается только считать часы. Ты сидишь и только этим и занимаешься. Обезьяны становятся уже не такими ужасными.

Все. Пора домой. Отмывать слои базарной пыли. Самая большая проблема теперь — отсюда уехать. Потому что на дорогах теперь пробки не меньше утренних. Все разом пытаются отсюда свалить. И таксисты этим спекулируют. Но и на это уже все равно.

НА НОВОСИБИРСКУЮ БАРАХОЛКУ ВАМ СЛЕДУЕТ ЕХАТЬ, ЕСЛИ…

Вы хотите покупать недорогие вещи на пару недель раньше, чем остальные барнаульцы.

Вам нравится ездить по ночной трассе Барнаул — Новосибирск.

Вы без ума от новосибирского ГИБДД.

ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ

Нужно выезжать из родного города как можно раньше, иначе могут возникнуть проблемы со стоянкой.

Вам же будет лучше, если вы с собой возьмете побольше чистой воды, потому что на базаре ее взять негде.

Совсем бы было замечательно, если бы вы выучили китайский язык, так как китайцы всем говорят, что русского они не знают и по этой причине торговаться отказываются.

Денис БУБУНДУКОВ.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость