Жизнь

Дом брошенных детей

В Доме ребенка живут дети-сироты и ребятишки, чьи мама и папа лишены родительских прав. Если не появятся приемые родители, детей в возрасте трех-четырех лет распределят по детским домам. На первом этаже Дома ребенка развешаны фотографии детишек — некоторых из них уже усыновили, в том числе и за границу, другие — в детских домах. Их милые лица и радуют посетителей, и наводят на грустные мысли.

Инвалиды не получат денег до совершеннолетия

По словам главного врача Дома ребенка Ольги Логачевой, родители, которые оставляли детей, были всегда. Первый дом ребенка в России был организован еще Петром I в 1723 году. Барнаульскому Дому ребенка 80 лет. Сегодня здесь живут 88 ребятишек. Усыновители обычно хотят взять совсем маленьких детей. В прошлом году взяли под опеку и усыновили 50 ребятишек: 20 в возрасте до года, остальные постарше.

Дом ребенка — это не детский сад, полный жизнерадостных розовощеких карапузов, далеко не все дети здесь здоровы, некоторые нуждаются в помощи психологов, врачей. Сегодня в Доме ребенка 25 инвалидов.

— Некоторые дети-инвалиды никогда уже не встанут на ноги, — говорит Ольга Логачева. — Все они получают пенсию — 1200 рублей в месяц, которая перечисляется на именную сберегательную книжку. Парадокс в том, ни учреждение, где находится инвалид, ни ребенок до исполнения ему 18 лет не смогут воспользоваться этими деньгами. Между тем кто-то до 18 лет может просто не дожить. Хорошо, если трагедия не случится. Но тогда подстерегает другая беда: деньги могут обесцениться к моменту, когда ребенок достигнет совершеннолетия. А ведь они пригодились бы сейчас, хотя бы часть из них можно потратить на лекарственные препараты, которые требуются ребенку, дополнительную порцию фруктов, памперсы… Но такой порядок определен Федеральным законом «О государственных пенсиях» и мы ничего не можем сделать.

Ольга Логачева рассказала такой случай. Несколько лет назад в Дом ребенка поступил двухлетний Дениска — его маму посадили в тюрьму. У него от рождения были большие проблемы со здоровьем — отсутствовал мочевой пузырь. Сотрудникам дома он доставлял много забот и хлопот, но его очень любили — мальчишка рос умный, проницательный. Из-за заболевания ему постоянно нужны были подгузники. Понятно, что в Доме ребенка их не могли покупать каждый день. Но мир не без добрых людей — у мальчика появился собственный спонсор. Он покупал Дениске каждый месяц большую коробку подгузников. Из Дома ребенка в четырехлетнем возрасте мальчика перевели в детский дом, а в пять лет состоялась плановая операция… После наркоза Дениска уже не проснулся.

Работники Дома ребенка и детского дома плакали навзрыд. Как ни кощунственно говорить в этом случае о деньгах, но пенсия, накопленная на именной книжке Дениса, так ему и не пригодилась. Хотя могла бы помочь. Но она досталась государству.

Временное убежище от невзгод

На каждого ребенка, находящегося на обеспечении государства, в год тратится 71 тысяча рублей. Как считает Надежда Кытманова, главный специалист комитета краевой администрации пообразованию, если бы мамам, находящимся в трудном положении, государство выплачивало хотя бы половину этой суммы, детей оставляли бы реже.

Кстати, если семья (не говоря о матери-одиночке) находится в тяжелой ситуации — случился пожар, нет работы и денег — в самом крайнем случае малыша можно оставить в Доме ребенка на какое-то время, и он будет находиться на государственном обеспечении. Родители могут его навещать, а когда жизнь немного наладится, снова заживут все вместе. И такие случаи бывают, сейчас около десятка малышей живут в Доме ребенка временно.

Слишком поздно…

Расскажем еще одну историю. Она о том, что жизнь нельзя переписать набело, и жестокий поступок останется таким навсегда.

Студентка родила сына Алешку и тут же от него отказалась. Главврач Дома ребенка долго с ней беседовала: уговаривала не бросать сына, предлагала оформить его в дом временно, а потом, когда трудности останутся позади, забрать его. Но девушка не согласилась, написала заявление об отказе от мальчика. Сказала, что собирается замуж, а ребенок испортит ей жизнь.

Ребенок родился недоношенным, врачам пришлось с ним повозиться. К двум годам он буквально встал на ноги, но рос замкнутым, в глазах — тоска, как будто чувствовал, что от него отказались. Однажды в Дом ребенка пришла супружеская пара — они захотели взять Алешку под опеку. И мальчик, когда их увидел, спокойно подошел, забрался к будущему приемному отцу на колени. Сотрудники Дома были поражены — замкнутому ребенку такое поведение не свойственно. Нянечкам даже показалось, что мальчик и приемный папа похожи. «Родителям» Алешка так понравился, что они готовы были увести его домой в тот же день, но пришлось сначала уладить необходимые формальности.

Через две недели после того, как Алешка покинул Дом ребенка, появилась его настоящая мама, а точнее сказать биологическая, слезно просила, чтобы ей вернули ребенка, но было уже поздно. Ей объяснили, что ее сынишка счастлив в новой семье, довольны им и родители. И закон оберегает эту семью от вторжения.

Имитация беременности

Если супружеская пара или одинокая женщина полны решимости взять новорожденного ребенка, от которого отказалась мать, то приемная мама может законно… имитировать беременность. Надежда Кытманова и Ольга Логачева подтвердили это. Готовятся документы на усыновление, будущая «мама» говорит всем знакомым, что ждет ребенка. Подходит «срок». Можно договориться с врачами — они все поймут — и лечь в роддом. Женщина усыновляет малыша-сироту или отказника, может даже сфотографироваться с ним в роддоме. Ни ребенок, ни родственники и знакомые никогда не узнают, что ребенок усыновленный. Если, конечно, приемные родители сами не расскажут об этом. В прошлом году в Барнауле было девять таких усыновлений. Одна семья таким образом «произвела на свет» двоих детей.

Ася ХЛЫНОВСКАЯ.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость