Жизнь

Монополия бюрократии

Георгий Сатаров запоминается сразу — высокий, крупный, он обладает ясной речью, в которую с легкостью встраивает острые (впрочем, вполне литературные) словечки. Политик — он более склонен к тому, чтобы изучать политиков как ученый. Умелый оратор — он уютно чувствует себя в кресле аналитика — президента центра прикладных исследований «ИНДЕМ». Можно не соглашаться с его порой радикальными выводами, но в меткости формулировок ему не откажешь. По профессии он математик. По призванию — человек, открывающий темные истины нашего общества, и прекрасный собеседник, который умеет внимательно слушать.

Георгий Александрович побывал в Барнауле на международной научно-практической конференции «Россия 2003−2004: выборы и реформы», прошедшей 28−29 июня по инициативе депутата Госдумы Владимира Рыжкова при поддержке многих общественных и государственных структур. На конференции в шоу-центре «Колизей» он и дал интервью для нашей газеты.

Об этом знают таксисты

— Не так давно вы говорили о том, что Путин не оправдывает ожиданий своих избирателей. В самом деле, от него не дождались результатов ни те, кто надеялся, что он всех буржуев в тюрьму посадит, ни те, кто надеялся на либеральные реформы…

— Вы правы в том, что Путин был привлекателен для многих людей по разным причинам. В этом смысле у него есть талант — он умеет нравиться, умеет чувствовать аудиторию, говорить то, что от него ждут. Как говорится, умеет вербовать. Плюс к тому люди устали от Ельцина, устали от революции. Потрясающий контраст: старый — молодой, дряхлый — спортивный. Естественно, с этим было связано много надежд. И последние полгода-год начинает прорезаться разочарование — не в России, в Москве, конечно. Москва и Россия — разные вещи. В Москве индикаторами общественного мнения являются таксисты. Это люди, которые общаются со всеми, они разносщики общественного мнения, его первые проявители. Их традиционные суждения: первое — да, не оправдал надежд, второе — ну, а кто еще? Других прсто нет.

— С другой стороны, Глеб Павловский (президент фонда эффективной политики) как-то вбросил в массы мысль, что Путин не достиг значимых результатов потому, что он один. Нет у него единомышленников.

— Когда такое говорят о политике, это значит, что виноват политик. Что значит один? Извини, но если ты рассчитываешь в своей работе только на корешей — то о каком результате может идти речь? Кореша это не профессия, это не команда.

Платить не за задницу в кресле

— Сейчас много говорят об административной реформе. У меня такое ощущение, что суть всех проектов реформы госаппарата — изменим условия работы бюрократии, и бюрократия изменится. Вроде как условия виноваты, что чиновники берут взятки и волокитят решение наших проблем.

— Конечно, дело не только в условиях. Вор должен сидеть в тюрьме. Но проблема в том, что если вы используете только такой подход — «вора в тюрьму», а условия не поменяете, то ничего не изменится. Поэтому должно быть и то, и другое — и условия должны изменяться, и должны воспитываться новые кадры управленцев.

— Ваши идеи к проведению административной реформы?

— Первое — это переориентация идеологии службы с государственной на гражданскую. Я, бюрократ, служу не государству, а гражданам. Второе — изменение системы стимулирования — платить чиновникам должны больше, и платить, извините, не за задницу в кресле, а за результат.

— Кто и как будет оценивать этот результат?

— Оценить результат — крайне нетривиальная задача. Вариантов много, и их надо хорошо продумать. Есть система, когда чиновники получают бонусы в зависимости от роста валового внутреннего продукта. Но это только один из вариантов. И третье — специфическое устройство госслужбы, включающее антикоррупционные страховки, например ротацию кадров, и так далее. Это три самых необходимых пункта реформы.

Омерзительный контроль

— Коррупция — бесспорное зло. Но наши бизнесмены ведь идут по пути наименьшего сопротивления и сами дают взятки, потому что легче заплатить, чем судиться.

— Не всегда. Хотя, конечно, так легче решать проблемы. Но при этом большую часть этих проблем создает сама власть. Что значит весь этот фантастический, омерзительный контрольный пресс над бизнесом? Это что, бизнес придумал, для того чтобы платить? Хотя при этом, конечно, довольно значимая доля бизнеса использует коррупцию как средство для конкурентной борьбы. Это сейчас одно из самых страшных явлений в России. И решение этой проблемы в руках самих бизнесменов. Подобно тому, как они в 95-м году договорились не убивать друг друга, они должны договориться не использовать чиновников для устранения конкурентов.

— Что это за история о 95-м годе? Расскажите чуть поподробнее.

— Была принята хартия, одним из инициаторов которой был Борис Березовский. После того как произошло знаменитое покушение на него, когда взорвали его машину, а он сам чудом остался жив, он инициировал принятие хартии. После этого число убийств бизнесменов бизнесменами сократилось в десятки раз. Здесь должна быть принята аналогичная хартия, потому что это точно так же мешает развитию бизнеса и развитию экономики, как и те убийства.

После выборов

— Выступая на конференции, вы сказали, что сейчас на политику огромное влияние оказывает бюрократия. Есть даже монополизм — когда впереди всех политический фаворит Путин, партии перед его рейтингом меркнут. Но после выборов президента через какое-то время наша политическая жизнь оживится.

— Появится политическая конкуренция, которая изменит ситуацию. Не будет монополиста, признанного всеми. Он исчезнет даже раньше, чем прекратятся его полномочия. Бюрократический ресурс в политической сфере эффективен, когда он монополен. Через какое-то время после выборов президента он раздробится. Его значимость упадет. Стало быть, автоматически увеличится значимость публичной политики и значимость публичных политических ресурсов.

— От этой открытости политической жизни общество что-то получит? Это будет толчком к нормальным реформам?

— Увеличатся шансы для этого. Каковы условия, при которых политики решают общественно значимые задачи, а не задачи укрепления своей власти? Это те же условия, при которых бизнесмены работают на потребителя, а не на себя — конкуренция. Мы знаем точно: как только появляется монополизм, повышается цена продукта, понижается его качество. Как только появляется конкуренция, появляется возможность, что появятся дешевые и более качественные продукты. То же самое на политическом уровне.

— К сожалению, политик не так зависит от своих избирателей, как бизнесмен от покупателей.

— На рынке это происходит более жестко и быстро, а здесь механизм должен закрепиться, должно пройти несколько циклов выборов — и тогда он только заработает. Какая была коррупция в США, как там продавались выборы! Есть совсем близкий пример: клан Кеннеди сотрудничал с мафией, для того чтобы побеждать на выборах.

Феномен научной элиты

— Вы по роду деятельности близки к научной элите. Не приходилось ли вам изучать такой феномен: крупные ученые в России сегодня живут объективно лучше, чем в советское время. Но среди них много тех, кто очень не любят нынешние времена, не видит в них ничего хорошего. С чем это может быть связано?

— Этот феномен я наблюдал. Действительно, человек работает в институте, не было у него машины — теперь есть, не ездил он путешествовать — теперь ездит. При этом он получает совершенно нищенскую зарплату от государства, но по грантам, договорам зарабатывает огромные деньги. Он забывает о том, что эту возможность заработать ему предоставило то самое государство, которое платит нищенскую зарплату. А эту зарплату воспринимает как оскорбление. И я с ним согласен! Потому что та зарплаты, которые платит наше государство нашим профессорам, — это унижение, и не только профессоров, но и самого государства.

— Не так давно вы могли оказывать влияние на политику, будучи консультантом Бориса Ельцина. А вопрос о финансировании науки поднимался?

— Конечно. Много раз. Почему не удалось тут что-то изменить? Черт его знает… Столько проблем было. Но это плохо. Если бы президентом был я, я бы две главные задачи решал. Касаются они медицины и образования.

Справка «СК»

Георгий Александрович Сатаров

родился в 1947 году. Окончил математический факультет Московского государственного педагогического института по специальности «математическое программирование» в 1972 году. В 1994—1997 годах помощник президента РФ. Президент научно-исследовательской организации Центр прикладных политических исследований «ИНДЕМ» (Москва). Автор нескольких десятков научных работ, в том числе посвященных анализу коррупции в России.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость