Жизнь

Смотритель

Не так давно при авиапредприятии «Алтай» открылся музей. И хотя работа по сбору экспонатов еще идет полным ходом, уже сейчас в музее-кабинете авиапредприятия можно посмотреть пожелтевшие фотографии 1937 года, потрогать очки пилота ПО-2 (У-2) или ознакомиться с приборной панелью левого пилота самолета Ан-2, прибитой над входной дверью.

Заведует музеем, все экспонаты связаны с историей развития авиации на Алтае, Иван Антонович Гончаров. Служит в авиации уже 61 год. Согласитесь, срок немалый. И за это время с Иваном Антоновичем произошло много любопытных историй — как в небе, так и на земле…

Вместо пилота — в снайперы!

Родом Иван Антонович из Шелаболихинского района. Как и все мальчишки, мечтал о небе. Но время было военное, не до романтических мечтаний. Пацаны тогда больше думали, как фашистов разбить. И в 1943 году 17-летний Иван Гончаров прошел медкомиссию, чтобы идти в армию. В приписном армейском свидетельстве врачи написали, что Иван годен к службе в авиации.

«Нас, призывников, привезли в какой-то лес, — вспоминает Иван Антонович, — я думаю: где же в лесу аэродром? Ничего не понятно. А потом выяснилось, что отправили-то меня не учиться летать, а в снайперскую роту! Мне, деревенскому мальчишке, было несложно за несколько километров на стрельбища ходить — я дома в школу каждый день 12 километров „выхаживал“. А вот другим снайперам пришлось тяжело. Бывало, что ребята даже падали от усталости. Тогда мне поручали доводить их до части».

Вскоре к молодым снайперам приехали военные — делать набор в летную школу. И почему-то из роты, где служил Гончаров, никого не взяли. А тут вновь стрельбы, с расстояния 800 метров по мишеням. Случилось так, что Иван выстрелил не в свою мишень. Когда стали смотреть, на одной гончаровской не было следов от пуль. Командир ему сразу: «Нарочно? Все в летчики рвешься?» Иван сказал, что, видимо, стрелял не по своей мишени. Когда изучили другие, там и правда были кучно (Иван отлично стрелял!) три следа от пуль.

Уже когда Ивана взяли в летную школу, он как-то в поезде встретил товарища, который тоже был в снайперской роте. Тот сказал, что их отряд командование бросило воевать с … фашистскими танками. Это снайперов-то! Много погибло ребят в том ночном бою…

Двигатель отказал!

Свой первый самостоятельный полет Иван Антонович помнит, как, впрочем, и все летчики. С одной лишь разницей, что в воздухе у машины отказал двигатель. Вот это испытание для новичка! А впереди — совхоз, где люди живут, и озеро. Если попытаться посадить ПО-2 за озером, можно при утерянной скорости сорваться в штопор… В общем, пилот Гончаров принял решение садить машину не долетая озера. И посадил!

Уже на земле заметил, что к его месту посадки мчится все начальство летной школы, авиатехник. Тут же возле самолета курсанту объявили благодарность, сказали, что все его действия в нештатной ситуации были верны.

В этом же 1944 году Ивана отправили служить не на фронт, а в Алма-Ату. Там он летал на «Юнкерсе». Этот самолет еще до войны купили в Германии. Но на аэродроме были и трофейные «Юнкерсы». Как ни закрашивали на них фашистские кресты, все равно они сквозь краску проглядывались.

«Юнкерс», на котором летал вторым пилотом Иван Гончаров, был непростой — правительственный. Высших чинов Казахстана на нем возили. Однажды летели (уже в мирное, не военное время) в Кустанай, и — раз! — один из трех двигателей отказал! А на борту — семь членов правительства. Конечно, «пассажирам» ничего не доложили. Да они и не заметили, что самолет летит на двух вместо трех двигателей. Словом, экипаж принял решение не делать экстренную посадку, не пугать правительственную делегацию. Так и прилетели благополучно в Кустанай.

А командир того «Юнкерса» впоследствии погиб в авиакатастрофе под Муромом. Тоже двигатель отказал, один из двух. Но на одном нельзя рисковать лететь дальше. Однако командир принял решение продолжать полет. Уже когда понял свою ошибку, написал записку: «Погибаю. Экипаж направляю в хвост самолета. Сам остаюсь за штурвалом. Буду за ним до последнего». Один из членов экипажа тогда спасся. Он и рассказал потом Ивану Антоновичу о катастрофе…

Барнаул, даешь посадку!

Позже Иван Гончаров летал в Караганде… А потом затосковал по родине, по родному Алтайскому краю. Стал просить командование, чтобы его перевели на службу в барнаульский авиаотряд. Словом, с 1949 года Иван Гончаров работает здесь.

Барнаульское авиационное подразделение, созданное 27 октября 1937 года, имело в наличие множество ПО-2. Но более модерновых самолетов на нашем аэродроме не было. Вплоть до апреля 1955 года. Тогда на авиарынке СССР появился новенький Як-12. И Иван Гончаров с механиками поехали забирать его в Новосибирск. Не самолет — сплошные контейнеры с запчастями. Механики потрудились на славу, и скоро новенький самолетик был собран. Иван Гончаров облетал его, и — домой.

Время шло, страна развивалась, конструкторские бюро создавали новые комфортабельные гражданские лайнеры: в 1975 году появился Ту-154. Правда, никаких технических характеристик самолета в специализированных журналах не публиковалось. Но Иван Антонович рассчитал, что для барнаульской взлетно-посадочной полосы этот самолет в самый раз.

Тогда Иван Гончаров, командир барнаульского авиаотряда, поехал со своими соображениями к первому секретарю крайкома партии Георгиеву. Обсказал все досконально — новейшая техника аэродрому необходима. Да и престижно ведь — обскакать соседние Красноярск, Новосибирск… Улетела из Барнаула телеграмма в ЦК КПСС с просьбой о содействии в приобретении самолета. Дело с его покупкой было долгим. Сначала управленцы были против того, чтобы Ту-154 появился в Барнауле, говорили, что Гончаров ошибся в своих рассчетах и т.д. Но вскоре вышел журнал «Гражданская авиация», где черным по белому были указаны технические характеристики лайнера. И выходило, что прав был Гончаров! А значит, летать Ту-154 первым в Сибири с барнаульской взлетно-посадочной полосы!

Китель надевает раз в году

Сам Иван Антонович на больших гражданских лайнерах не летал. Но и сейчас, в свои почти 79 лет, он знает о новинках мировой авиации практически все. Многие коллеги поэтому называют его ходячей энциклопедией.

Свой китель летчика первого класса Иван Антонович надевает раз в году — в День авиации. А в обычные дни рассказывает школьникам, пришедшим в музей, о классных ребятах, служивших и служащих в нашей, алтайской, авиации! Такой вот смотритель музея…

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость