Дмитрий МЕРТЕС, директор по правовым вопросам Ассоциации поддержки предпринимательства Сибири: «Энергетики кредитуются за счет потребителя на безвозмездной основе»

Как правило, проекты договоров, направляемые потребителям энергоснабжающими организациями (ЭСО), предполагают выгоды ЭСО не только от продажи электроэнергии, но и содержат скрытые выгоды от самого договора. По просьбе «ВД» наиболее существенные моменты комментирует специалист.

– Прямая зависимость хозяйственной деятельности большинства предприятий от стабильности электроснабжения позволяет ЭСО позиционировать себя доминирующей стороной при заключении договора энергоснабжения. Под угрозой прекращения подачи электроэнергии они навязывают заведомо несправедливые условия договоров, влекущие материальные потери для потребителей.

Договоры энергоснабжения, предлагаемые ЭСО, часто содержат необоснованный расчет регулируемых тарифов. Нередки ситуации, когда ЭСО к потребителю с высоким уровнем напряжения применяют тариф, соответствующий среднему уровню, который на порядок дороже. Затраты ЭСО по передаче энергии при этом соответствуют более низкому тарифу, установленному для высокого напряжения. Это нарушает ФЗ № 41 «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации». Согласно действующему гражданскому законодательству приобретение или сбережение имущества за счет другого лица без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований признается неосновательным обогащением и подлежит возврату.

Важно, чтобы руководители предприятий учитывали положение п. 75 Постановления правительства РФ № 530 от 31.08.2006 г. о том, что если одной из сторон до окончания срока действия договора внесено предложение об изменении или заключении нового договора, то отношения сторон до заключения нового договора регулируются в соответствии с условиями ранее заключенного договора. Вывод о том, что ЭСО не вправе прекратить подачу электроэнергии потребителю, имеющему любой действующий договор, подтвержден многочисленной судебной практикой.

В договорах, разработанных ЭСО, практически все диспозитивные нормы законодательства использованы против потребителя, а ряд содержащихся в них условий просто не соответствует закону. Например, потребителю надо подтвердить категорию надежности своих энергопринимающих устройств, от нее зависит продолжительность отключения энергии на время ремонта электросетей. ЭСО намеренно увеличивает установленные законом часы отключения, снимая с себя ответственность за полное прекращение подачи электроэнергии без законных оснований.

ЭСО включают в договор условие о беспрепятственном доступе в любое время суток инспекторов для различного вида контроля, хотя законом такой доступ допускается только с целью снятия показаний приборов учета и не чаще одного раза в месяц. ЭСО устанавливают в договоре условия о выдаче потребителем по первому требованию энергетиков разрешительных документов на допуск электроустановок в эксплуатацию, за отказ от которого по условиям договора с потребителя взыскивается штраф, но такими полномочиями наделен лишь Ростехнадзор.

Важнейшее условие – порядок оплаты потребляемой энергии. Договор, предлагаемый ЭСО, устанавливает полную предоплату. Таким образом, ЭСО кредитуется за счет потребителя на безвозмездной основе. Законом же установлена обязанность потребителя в начале отчетного периода оплатить лишь половину договорного объема. Расчетный период в договоре уменьшается от одного месяца, установленного законом, до двух недель. Разница очевидна: в первом случае потребителя отключат за неоплату двух месяцев, а во втором случае – одного.

Учет энергии как существенное условие договора подвергается наиболее подробному регламентированию. Основания для определения потребленной электроэнергии в качестве «безучетной» значительно расширены. Например, в случае пропуска потребителем срока госповерки приборов учета договором предусмотрен расчет: установленная мощность всех энергопринимающих устройств умножается на 24 часа в сутки и число дней пропуска срока госповерки. У потребителей, оплативших подобные требования ЭСО, но желающих разобраться в их обоснованности, есть право обращения в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащения.

Важное условие в правоотношениях с ЭСО – минимизация ее возможностей в ограничении режима потребления энергии. Законом определен исчерпывающий перечень оснований для ограничения подачи электроэнергии потребителю. Между тем в договоре с потребителем ЭСО устанавливает расширенный перечень таких оснований, чтобы потребитель был не вправе взыскать сумму понесенных убытков за неправомерное отключение. Впоследствии ЭСО уже вполне законно требует оплатить расходы, связанные с введением ограничения и восстановлением режима потребления.

Важно знать, что потребитель электроэнергии и ЭСО – равноправные участники гражданско-правовых отношений. Кроме того, эти отношения носят публичный характер, и потребитель находится под особой защитой закона.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров