Здоровье

Всем должны. Медицинские учреждения Алтайского края накопили почти миллиард долгов

Кредиторская задолженность медицинских учреждений за последние несколько месяцев сформировалась во многих регионах России. По данным медицинского портала Vademecum, немалые суммы долга накопились в больницах Прикамья, Северной Осетии, Владикавказа, Еврейской автономной области. В Алтайском крае ситуация складывается тоже не лучшим образом. Кредиторская задолженность медучреждений региона на июнь 2017 года составила около 860 млн рублей.

			Медицина.
Медицина. Фото : Михаил Хаустов.

Об этом рассказала директор территориального фонда медицинского страхования региона Марина Богатырева, а министр здравоохранения края Ирина Долгова подтвердила ее слова.

Теперь в планах регионального минздрава — провести масштабную оптимизацию и по возможности "отсеять" то, что способствует накоплению долгов. В ведомстве не скрывают, что главное — сделать все осторожно, чтобы избежать недовольства населения.

По тарифам — да, по лекарствам — нет

Главной причиной, за счет которой растут долги медицинских учреждений, эксперты называют недостаточные тарифы обязательного медицинского страхования. Зачастую они просто не покрывают реальные затраты медорганизаций. Как сообщила глава регионального минздрава Ирина Долгова, просроченная кредиторская задолженность сложилась в медицинских организациях именно в части средств ОМС. Как и ожидалось, наибольшую задолженность имеют центральные районные больницы.

Министр пояснила, что этому способствуют несколько факторов: разветвленная сеть государственных медорганизаций, увеличение стоимости товаров, работ и услуг (тариф закладывается без учета инфляции), и камень преткновения — подушевой норматив финансового обеспечения (так называемое прикрепленное население), который утверждается на федеральном уровне и не отражает региональные особенности субъектов РФ. Норматив не учитывает плотность, структуру населения и уровень заболеваемости.

А вот в части средств краевого бюджета (не по ОМС) просроченной кредиторской задолженности перед поставщиками в государственных медорганизациях края нет. Правда, порой с поставщиками больницы рассчитываются только после вмешательства прокуратуры. В июне так произошло с Алейской ЦРБ. Выяснилось, что в 2016–2017 годах она заключила государственные муниципальные контракты о поставке лекарственных средств и медикаментов с шестью бизнесменами на сумму более 11 млн рублей. Предприниматели свои обязательства исполнили в срок и в полном объеме, но денег не получили. Только после прокурорского предписания в больнице перераспределили средства, наказали трех сотрудников и деньги поставщикам отдали. А в мае барнаульский роддом № 2 после вмешательства прокуратуры Октябрьского района Барнаула погасил задолженность перед 56 предпринимателями – поставщиками медикаментов в размере 4,4 млн рублей.

			Медицина.
Медицина.

Со своей стороны Марина Богатырева рассказала, что расходные обязательства по финансовому обеспечению территориальной программы ОМС в 2016 году в регионе выполнены в полном объеме: на эти цели направлено 23,1 млрд рублей, или 101% к утвержденным на год. Долги возникают по разным причинам именно у медучреждений, так как средства ОМС выделяются на каждую больницу "по среднему". То, что "неожиданно" пришлось оказать помощь большему количеству пациентов, чем планировалось, не учитывается.

На что в больнице нужны деньги?

Долой из села

Следующая причина, по которой копится кредиторская задолженность, — невыполнение установленных объемов медицинской помощи.

"Сейчас мы пытаемся понять, сколько вообще денег тратится на первичную медпомощь. Из-за сокращения финансирования массово ликвидируют и реорганизуют медучреждения в селах и малых городах, и точные данные даже по Алтайскому краю мне дать не могут", — говорит депутат Госдумы от Алтайского края Николай Герасименко. Он уже выяснил, что в регионе большинство жалоб связано с низким страховым тарифом: "Денег у районных больниц нет, у них по 10–20 миллионов рублей долгов. Также наблюдаются проблемы с зарплатами, лекарствами, узкими специалистами".

По мнению главного врача консультативно-диагностического центра "Добрый доктор" Сергея Богданова, который много лет проработал ассистентом кафедры общественного здоровья АГМУ, вместо выделения необходимых средств чиновники все чаще предпочитают урезать тарифы на лечение путем применения коэффициентов уровня медицинской помощи (а в ЦРБ самый низкий уровень с коэффициентом 0,85). Кроме того, ЦРБ в основном живут на средства подушевого финансирования (тут сумма за одного застрахованного колеблется от 145 до 450 рублей в месяц) и просто не в состоянии выполнять плановое стационарное, в основном хирургическое, лечение. Врачи ЦРБ не то чтобы не хотят лечить, им просто не на что это делать. Если у пациента "сложный случай" (а под это понятие теперь подпадает множество патологий, которые раньше успешно лечили в условиях ЦРБ), его направляют лечиться "в город". Соответственно, в город вместе с больным и его полисом "утекают" и деньги из ТФОМС. К тому же при направлении пациента на дообследование вне ЦРБ (а их возможности сильно ограничены) с 2017 года плату за это дообследование изымают из и без того скудного подушевого финансирования.

			Врач. Лаборатория.
Врач. Лаборатория.

По сведениям Николая Герасименко, сегодня 90% населения жалуются на оказание первичной медпомощи. За последние три года эта проблема находится в стране на втором месте после проблемы с низкими зарплатами.

Таким образом идет постоянное перетягивание бюджетного одеяла. Плюс к дефициту тарифов добавляется конкуренция за объемы медпомощи между лечебными учреждениями. Это на пользу финансовой устойчивости районных ЛПУ тоже не идет. Особенно если говорить о конкуренции с федеральными медицинскими центрами.

Герасименко считает, что высокотехнологичная помощь федеральных медцентров — это, конечно, хорошо, но каждый раз нужно оценивать степень ее необходимости. В районах тоже есть хорошие специалисты и медучреждения. Они заслуживают достойного финансирования, за счет которого можно постепенно снижать кредиторскую задолженность.

Сколько медучреждений первичной медико-санитарной помощи в Алтайском крае?

(по данным минздрава Алтайского края)

Оптимизируем всех

По заявлению министра здравоохранения Алтайского края Ирины Долговой, задолженность местных больниц начиная с апреля 2017 года стабильно снижается. В частности, на 1 июня она уменьшилась на 9%, или более чем на 60 млн рублей. Например, задолженность Суетской районной больницы, которая составляла более 14 млн рублей, ликвидирована полностью. Никаких долгов не осталось и у Благовещенской ЦРБ.

			Медицина.
Медицина.

После смены главврача выправляется финансовая ситуация в Баевской ЦРБ. Если до марта 2017 года занятость коек была не более 65–70%, то теперь 97–100%. Это позволяет отчасти выполнить план по доходам и сократить просроченную кредиторскую задолженность по заключенным контрактам. И. о. главврача Ольга Зверькова рассказала, что теперь у больницы за счет увеличения доходов изменилась сама структура общей задолженности. В частности, нет долгов по страховым взносам, не копятся штрафы.

Похожая ситуация в Косихинской ЦРБ. По словам главврача Олега Агеева, усилия по снижению просроченной и текущей задолженностей приходится принимать постоянно. Пока получается.

В то же время уже несколько лет копится кредиторская задолженность в 17 лечебных учреждениях края. Региональный минздрав утверждает, что ситуация под контролем: "Мы ведем ежеквартальный мониторинг. Вдобавок провели инвентаризацию всей собственности лечебных учреждений (здания, сооружения, земельные участки, имущество) и дали рекомендации избавляться от собственности, которая используется неэффективно", — рассказала глава минздрава. Она добавила, что способы экономить у больниц есть. Также ведомство (совместно с ТФОМС) проводит оптимизацию расходов, рассматривает принципы финансирования и ищет, что еще можно изменить.

Из чего склады­вается бюджет медучреждения:

Живем как можем

Бюджет медицинских организаций формируется за счет трех источников финансирования: средств крае­вого бюджета, средств обязательного медицинского страхования и средств от приносящей доход деятельности. За счет федерального бюджета финансируются только крупнейшие медицинские центры, клиники, больницы федерального значения, научные учреждения, ведомственные медицинские учреждения. Бюджет каждого из них формируется с сентября предшествующего года и принимается в трех чтениях.

			В больнице.
В больнице.

Главврач одной из алтайских ЦРБ, который предпочел не называть своего имени, рассказал, что долги были, есть и будут. Хотя бы потому, что в статьях расходов не предусмотрены, например, форсмажорные обстоятельства. К примеру, если в сельской больнице затопило погреб с картошкой, то главврач должен сам выкручиваться и искать средства на питание для пациентов или на ремонт аппарата УЗИ, который неожиданно вышел из строя. Про изношенность основных фондов вообще давно никто не думает. Собеседник уверен, что пора возвращать полностью бюджетное финансирование. Тогда проблема рентабельности государственных медучреждений будет решена.

К контролю за процессом оптимизации медучреждений Алтайского края (в том числе с ситуацией по кредиторской задолженности) с конца июня присоединилась рабочая группа "Единой России". Возглавил ее председатель комитета АКЗС по здравоохранению и науке Александр Лазарев. "Процессы перенастройки в рамках существующего финансирования уже идут", — сказал он. Но процесс это долгий.

Сколько денег из фонда ОМС получили в 2016 году медицинские учреждения Алтайского края? (в рублях)

(по данным ТФОМС Алтайского края)

Факт

Первичную медицинскую помощь в Алтайском крае оказывают 1186 медучреждений.


Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров