Экономика

Альтернативы кризису. Что думают федеральные эксперты о состоянии российской экономики

Для преодоления кризиса российской экономике нужны не лозунги, а амбициозные проекты и понятные правила игры для бизнеса. К такому выводу пришли участники макроэкономической секции Московского экономического форума, который в начале октября прошел в российской столице. Организаторы форума предоставили в распоряжение редакции газеты «Ваше дело» стенограмму секции, из которой мы выбрали наиболее любопытные фрагменты выступлений, хорошо иллюстрирующие, на наш взгляд, текущее положение дел в отраслях российской экономики.

Деньги.
Деньги.
Олег Богданов

Помогает не правительство, а молитвы

Александр Лебедев,
глава Национальной резервной корпорации:

Я акционер самого большого в России картофельного хозяйства, которое строилось в течение семи лет. За это время мы только один раз в 2009 году были с очень небольшой рентабельностью, в районе 5%. А, например, в 2010 году, если вы помните, была засуха. Мы тогда потеряли примерно $ 20 млн. на полях. А компенсация от правительства составила лишь примерно $ 100 тыс.

В этом году была тяжелейшая ситуация с осадками. Мы последние четыре дня в полях, примерно 2 тыс. тонн убираем в сутки, хотя должны были 3 тыс. тонн. Мы работаем всю ночь. У нас работает 900 человек. И мы надеемся, что хотя бы половину урожая соберем, потому что дожди уже несколько дней не идут, но техника не может выходить в поле. Мы много лет снабжаем картофелем в качестве благотворительности большое количество монастырей и храмов в соседних и прилегающих областях. Вот, наверное, за счет молитв, которые там возносились, пока держимся. А правительство… Наверное, оно где-то есть, наверное, в какой-то другой стране объявили бы чрезвычайное положение, наверное, работала бы система страхования урожая, наверное, приехала бы какая-нибудь комиссия. А я слышу только о том, как помогают Сулейману Керимову. Я все понимаю, что у него рентабельность была 700%, а стала 500%. Но вообще, сделав самое большое картофельное хозяйство в Европе, мне бы хотелось понять: если мы кормит миллионы человек, может быть, кто-нибудь в правительстве заинтересуется нашими проблемами и не всегда только за счет молитв в монастырях мы сможем изменить погоду?

Мы душим мясопереработку

Мушек Маниконян,
президент правления Мясного союза России:

Я как наблюдательный эксперт замечаю, что последние несколько лет у нас резко ухудшилось исполнение разумных предложений от экспертного сообщества, от реальных производителей. Реальные субъекты рынка не имеют возможности довести решение до исполнения, хотя эти решения уже акцептованы высшим руководством в стране.

Вот я представляю большой агрохолдинг. Одновременно вы можете видеть, какую долю занимает мясоперерабатывающая промышленность на собственном рынке. Мы импорт вытеснили полностью за последние 10 лет. И грех, казалось бы, жаловаться. Но в протоколе ВТО с 2015 года в три раза снижена пошлина на ввоз в Россию готовых мясных продуктов. Кажется, эта продукция должна быть защищена любыми способами. Но приняли такое решение. Что может делать государство? Государство может исключительно принять уже нетарифные формы, которые мы предлагаем. Одна из нетарифных форм — технический регламент Таможенного союза, разумный, для того чтобы в новых условиях, которые нам навязали наши европейские партнеры, быть более конкурентоспособными и сохранить уровень владения собственным рынком. Вместо этого нам предлагают регламент, который поставит нас в зависимость от импортного сырья. Сейчас мы сами утвердим технический регламент в пользу импортеров и задушим эту важнейшую отрасль. К кому дальше обращаться, я не знаю. Я писал во все инстанции, всем министрам президента, но этот вопрос не решается.

Вместо прироста — падение

Андрей Даниленко,
председатель правления Национального союза производителей молока:

Сегодня принята федеральная программа развития сельского хозяйства до 2020 года, в которой, к сожалению, в финальном варианте из-за большой спешки отраслевые объединения не принимали участие. Вот только факты. В программе до 2020 года заложен объем производства молока в 2013 году, которого по факту нет. Намечен рост до 2020 года, который просто по физиологии животных нереален. Молись не молись, ну нереально! Объем финансирования, который указан, не соответствует тому росту, который необходим. На сегодняшний день не выделены ресурсы, которые заложены в этой программе. И идут колоссальные задержки по выплатам по предыдущим взятым обязательствам. В результате вместо прироста молока на 1 млн. тонн, которое было намечено на этот год, мы падаем на 1 млн. тонн в объеме производства.

Для того чтобы при средней цене на сырое молоко 16 рублей снизить себестоимость, все, что необходимо на сегодняшний день, — это реструктуризация существующих кредитных ресурсов с восьми на 15 лет, как было заложено в государственной программе. Тогда у нас себестоимость падает на 7 рублей. Для того чтобы обеспечить это, необходимо 1−2 млрд. рублей ежегодно.

И еще один пример. У нас система дотаций на литр товарного молока даже по сегодняшней программе меняется ежегодно. При этом часть показателей, которые требуются, противоречат друг другу. В конечном итоге о чем идет речь? Сегодня 40% объема производства молока в Российской Федерации не соответствуют никаким современным требованиям, они требуют модернизации, инвестиций. Модернизация будет происходить только при одном условии — когда будут четкие, понятные правила игры и понимание, что те правила, которые сегодня существуют, будут завтра. А эффект экономический для государства, по-моему, очевиден.

Нужна доходность

Павел Грудинин,
директор совхоза «Имени Ленина» (Московская область):

Один мой ныне, к сожалению, покойный учитель сказал, что главное — обеспечить доходность сельхозпроизводства. Если сельское хозяйство России будет доходным, конкурентоспособным, тогда заработает все: и химическая промышленность, и машиностроение, и все остальное. Но как это сделать? На мой взгляд, в нашей стране это невозможно. По одной простой причине — сколько денег бы мы ни заработали, как бы много ни платили за продовольствие, все эти деньги у нас заберут энергетики, нефтяники, газовики и налоги. Поэтому надо национализировать все эти нефтяные, газовые, электрические сети обратно и сделать тариф таким, чтобы можно было обеспечить доходность производства. На сегодняшний день такое впечатление, что все ошибки в экспорте нефти, газа и электричества компенсируют за счет нас, производителей, так называемого бизнеса. И как только у них там меньше денег становится от экспорта, сразу приходят и говорят: тариф нужно повысить. Мы в результате вместе, кстати, с населением, которое платит тарифы ЖКХ, работаем все на одну и ту же структуру, она вроде государственная, но не государственная.

И еще одна проблема, которая, является основной, — американский фермер тратит три месяца на то, чтобы согласовать все работы и построить ферму. Я потратил три года и получил на прошлой неделе разрешение на строительство телятника. Я согласовал со всеми. Даже с аэропортом Домодедово пришлось согласовывать строительство одноэтажного телятника, потому что я нахожусь в 20 км от аэропорта. Представляете, что это такое? Все говорят, что молока не хватает, что у нас проблемы. А вы помните, что в Ираке была программа — нефть в обмен на продовольствие? У меня такое впечатление, что мы дожили до вот этого. Нефть туда, в обмен — продовольствие оттуда.

Проблемы перекладывают на регионы

Александр Некипелов,
директор Московской школы экономики:

Одна из наших серьезных проблем в том, что не удается инвестировать федеральный бюджет на цели модернизации экономики. Более того, последние установки, которые были озвучены премьером страны, наводят на мысль о том, что скоро у нас бюджет будет исключительно социальным. И не потому, что мы превратились в социальное государство в европейском смысле слова, а потому, что социальные расходы, поддержка тех или иных слоев просто будут забирать все основные средства. Но в таких условиях, особенно когда частный сектор не инвестирует, а он не инвестирует, рассчитывать на перелом в развитии экономики, как мне кажется, не приходится. Поэтому федеральный бюджет лучше увязывать с целями модернизации экономики.

Еще более серьезные финансовые задачи стоят на уровне регионов. Очень часто федеральные власти перекладывают проблемы на регионы. Тем самым они улучшают ситуацию с федеральными финансами и ставят в очень тяжелое положение регионы. Мне кажется, следовало бы подумать о том, чтобы ввести практику, в соответствии с которой тот, кто принимает те или иные стандарты, и должен их финансировать. Потому что сегодня, к сожалению, целый ряд стандартов, например в сфере образования, принимается на федеральном уровне, а финансирование возлагается на региональный.

Что мы знаем о Московском экономическом форуме?

Московский экономический форум — международная экспертная площадка по выработке стратегических решений и антикризисных программ, направленных на диверсификацию и развитие экономики России. В 2013 году в МЭФ приняли участие 1321 человек. В числе организаторов — Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова и Институт экономики РАН.

В Московском экономическом форуме принимают участие более 1000 человек.

Факт

Следующий Московский экономический форум пройдет в марте 2014 года.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость