Экономика

Анатолий Кобдиков: «Посмотрел нацпроект — разруха везде»

— Я на сходе села весной выступал: на моей корове столько народу «сидит» — пастух, ветврачи, закупщики, переработчики, продавцы в магазине… Все с молока что-то имеют, кроме меня. А я являюсь производителем!- Анатолий Кобдиков, владелец личного подсобного хозяйства в селе Антоньевка Петропавловского района, раскрывает экономику своего подворья и делится мыслями, как он планирует пережить «молочный кризис».

Пастбище.
Пастбище.
Анна Зайкова

Селекция

— Я посчитал: оптимально в хозяйстве держать коров 20, хотя лично я голов 30 легко бы вывел. Правда, сейчас цены на молоко по рукам бьют, и самому уже ничего не хочется. Обидно за свой труд, такую селекционную работу провел! Я за своими коровами по селам ездил, с Горного Чарыша привозил. Сейчас у меня шесть голов — племенной скот: симменталы, красная порода. Дорого, конечно, телочек брал, но они себя уже оправдали.

Смысл в том, чтобы в личном хозяйстве держать племенной скот, есть. У меня были коровы, которые всего по два-три литра давали. А симменталы в зимний период дают по 7−9 литров, летом — 15−17 и даже больше. Конечно, в личном и коллективном хозяйствах условия разные — у меня нет ни сенажа, ни силоса, только грубый корм, поэтому зимой у меня надои меньше, а летом все равно больше молока выходит.

Кредиты

— Нет, кредиты невыгодные. В 2007 году я взял кредит на пять лет — 300 тысяч на развитие ЛПХ. Сразу купил десять коров, доильный аппарат. Семь с половиной тысяч плачу в месяц, возмещение — 1 500−2 000. Но я так думаю: если уж даете деньги на развитие хозяйства, то дайте возможность год не платить! Кто свиней купил, он же не может их через месяц продать, с чего ему отдавать?.. И дают деньги только на приобретение скота, а на стройматериалы, технику нельзя тратить.

В год 90 тысяч плачу. И работаю, в общем-то, на банк. Это такой же кредит, как на автомобиль или на жилье, просто название удобное дали, людям выкинули — и редко кто зацепился и действительно его тянет. Остальные-то в кабалу попали: приставы ездят, имущество описывают, долги выбивают. Я по селам много ездил, посмотрел нацпроект — разруха везде.

Пастьба

— Я с выпасами решал. Хотел свой участок взять, отгородить, станцию туда поставить и человека нанять, чтобы он моих коров пас. Выбрал в предгорье красивое место, и водопой есть. Приехал оформлять в администрацию — говорят, надо межевать эту землю. Опять с меня деньги тянут!..

Я сейчас плачу пастуху 150 рублей за одну корову, а где он пасет, не знаю — может в воде ее целый день продержать, он же не заинтересован, чтобы у меня молоко было. В общее стадо пастухов берут, кто работу нигде не нашел, правильно?.. У них и опыта нет.

Эту идею я не оставляю, сейчас хочу лошадь приобрести для пасть­бы. Участок все-таки подыщу. В этом году шофер на посевной в нашем колхозе заработал 1 200 в месяц, а я своему пастуху буду платить в месяц 4 000.

Молоко

— На мои вопросы никто ответить не может. Вот, например, цена на сено. В прошлом году неурожай был, я маленький тюк в три центнера брал за 500 рублей. Вместе с дробленкой у меня в некоторые месяцы 1 000 рублей в сутки на корма уходило. Всего же в год на сено тратим 60 тысяч минимум, на дробленку тысяч пять, а еще и кредиты… Вот и считайте. В этом году сено есть, но цена на него не падает, так что за счет этого себестоимость молока не снизишь. Ребята знакомые решили сами косить, а сено в дожди сгнило. На солярку, запчасти потратились — получается, просто деньги выкинули.

Дойный сезон в разгаре, а денег ноль. Сейчас сдаем молоко по 5 рублей за литр, хотя еще в июне было 5,50−6 рублей. Я каждый день 100 литров отдаю перекупщику, 500 рублей имею. Конечно, хотелось бы цену рублей в десять, чтобы хотя бы свое вернуть, возместить, прибыль почувствовать. И я считаю, что молоко должно быть дотационным — тот же рубль ощутимую бы роль сыграл. За границей, я слышал, фермеры в знак протеста молоко на землю выливают, а мы так не можем, вот и живем кое-как.

Анатолий Кобдиков:

— В прошлом году сдавали молоко по 7,50, а я в райцентр возил по 10 рублей. Людям продавал, в дом престарелых возил по договору. В этом году у них запросы меньше, и уже невыгодно полтора литра продавать. А больше рынков сбыта не найдешь…

Заработок

— У нас тоже будут скот резать. Я с людьми общаюсь, и те, у кого в хозяйстве две-три-четыре головы, будут сдавать их на мясо — смысла нет держать. А я буду потихоньку увеличивать поголовье. Всех телят оставлю на подсос, избытки буду выдаивать. Я уже экспериментировал: на подсосе телята почти в два раза в весе больше прибавляют. Осенью свое мясом возьму, а племенные телочки пойдут на развитие.

Куплю поросят, буду давать оставшееся молоко им, а осенью тоже на мясо. Ты сама подумай: у нас невыгодно зерно выращивать и молоко производить. Свинину все едят и покупают, просто надо тем, кто мясо выращивает, подсуетиться и найти рынки сбыта. Это не столь скоропортящийся продукт, как молоко, его можно загрузить и отвезти в город самому. Я раньше так и делал — ехал в Бийск, в Белокуриху к знакомым и там продавал.

Это все враки, что заниматься свининой невыгодно. Даже если свинина дешевле будет в цене, она себя все равно оправдает. Вот те, кто зерно производит, те в рулетку играют — будет урожай или нет. Поэтому я фермеров уважаю. Но сам в эту рулетку играть не хочу, скотинка мне все-таки ближе.

Справка

Вот что представляет собой хозяйство Кобдикова: всего около 17−20 голов КРС, из них 10 дойных коров и пять телочек. Плюс пять свиней и 15 баранов. От содержания птицы супруги Кобдиковы в этом году отказались, зато планируют завести лошадь. Их рабочий день летом начинается в пять утра и длится до полуночи. Мечта Анатолия Кобдикова — поставить в предгорьях (Антоньевка как раз находится в этих местах) юрту и принимать туристов.

Смотрите также
Подпишитесь на главные новости нашего сайта через соц-сети

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость