Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Александр Жарков: «Больших потрясений до конца года не будет»

Этот год с экономической точки зрения начинался не так уж и плохо, а заканчивается он скверно. Финансовый кризис почувствовали на себе все без исключения компании — от мала до велика. В том числе алтайские промышленные предприятия, которые за первые девять месяцев значительно нарастили объемы производства, освоили выпуск новой продукции и частично модернизировались. Что будет дальше, в новых финансовых условиях? Об этом мы побеседовали с председателем правления Союза промышленников Алтая (СПА), генеральным директором Федерального научно-производственного центра (ФНПЦ) «Алтай» Александром Жарковым.

Александр Жарков, генеральный директор Федерального научно-производственного центра "Алтай".
Александр Жарков, генеральный директор Федерального научно-производственного центра "Алтай".
Дмитрий Кудрявцев

Хотелось бы получить 9−10%

— Александр Сергеевич, как сегодня чувствует себя алтайская промышленность в условиях финансового кризиса? Не повлияет ли он на итоговые результаты работы в 2008 году как отдельных промышленных предприятий, так и отрасли в целом?

— Что касается финансового кризиса, то в данном случае срабатывает закон больших расстояний. Чем дальше от столицы мы находимся, тем лучше себя чувствуем. Конечно, определенное влияние финансового кризиса есть. Но затрагивает он в первую очередь крупные коммерческие банки страны. Именно им правительство сегодня оказывает финансовую поддержку, именно такие банки переходят в руки государства.

Если говорить о нашей региональной банковской системе, в данном случае — о самостоятельных банках Алтайского края, то она, на мой взгляд, гораздо спокойнее переживает кризис. У нас, бийских оборонщиков, тоже есть свой банк. Имею в виду «Народный земельно-промышленный банк», который был создан в свое время для финансовых нужд предприятий, входящих в холдинг ФНПЦ-НПК «Алтай». Он небольшой по размерам собственных средств (капиталу), но очень полезный, поскольку оперативность в получении кредитов для промышленности важна. А в крупных коммерческих банках получить сегодня кредит нашим предприятиям, наверное, очень сложно.

— Именно это я и имел в виду, когда спрашивал вас об итогах года…

— Вы знаете, я всегда старался оценивать состояние алтайской промышленности оптимистично. И на данном этапе не изменю своего мнения. Убежден в том, что ни один регион в современной экономике не может существовать без промышленных предприятий. И наш край, имеющий свою специфику, связанную с оборонным сектором, с такими крупными градообразующими предприятиями, как «Алтай-кокс», «Алтайвагон» и другие, не является исключением.

Рост объема промышленного производства продукции в крае в денежном выражении по итогам девяти месяцев составил 9,5%. Это выше, нежели в среднем по России. И показатель еще увеличится зимой, потому что на статистику в последнем квартале повлияет еще и энергетика, которая увеличит объем производства тепло- и электроэнергии. Конечно, трудности у промышленников есть. Все знают о проблемах Рубцовского тракторного, Рубцовского машиностроительного и Алтайского моторного заводов. Но это как раз исключения из общего правила. Уверен в том, что больших потрясений в алтайской промышленности до конца года не будет. К примеру, высокие темпы роста демонстрирует сегодня наша фармацевтика. Объемы выпускаемой ею продукции увеличиваются примерно на 40% в год. Активно растут объемы производства на Барнаульском станкостроительном заводе, «Роторе», «Алтай-коксе», «Алтайвагоне», Бийском олеумном заводе и многих других предприятиях.

— Какие темпы роста демонстрирует оборонка?

— Несколько выше, чем в среднем по промышленности. По итогам девяти месяцев индекс промышленного производства в оборонном секторе составил 113,8%. Оборонный заказ увеличивается, есть национальные программы по поддержке оборонного комплекса, многие алтайские заводы вошли в государственные концерны. Все это идет во благо.

— Какой прогноз роста промышленности по итогам года можете сделать?

— Прогноз — дело неблагодарное. Хотелось бы получить 9−10%.

Нам нужна стабильность

— Насколько мне известно, у промышленников есть две важнейшие проблемы — высокие энерготарифы и непрекращающийся рост стоимости металла. Для Алтайского края они тоже характерны?

— Безусловно! Тот же металл сейчас, наверное, дешевле покупать в Китае, чем в России. Электроэнергетика и теплоэнергетика тоже растут в цене. Да и рыночная стоимость угля увеличилась в этом году примерно на 60%. Все это сказывается на состоянии отечественной промышленности. Нам очень хочется иметь стабильность. Как по тарифам, так и по налогам. Именно стабильность позволила бы нам вести долгосрочное планирование, дала бы возможность осуществлять более серьезные капиталовложения.

— Как может сдержать этот рост цен ваш Союз?

— Только путем диалога с властью и компаниями-монополистами. Важно донести свою позицию до правительства, до Министерства промышленности, до Главного управления экономики и инвестиций, до энергопредприятий. Хотел бы отметить, что и в 1990-х годах нам удавалось влиять на тарифы, когда они, по сути дела, были неуправляемыми. Сейчас порядка стало намного больше.

— А способен ли СПА решить проблемы отдельных предприятий?

— Почему нет? Наш Союз хорош именно своими горизонтальными связями. Диалог строится на уровне руководителей предприятий, а через них выстроена связь между службами и т. д. Костяк Союза промышленников давно сформировался и остается стабильным. А в нашем деле нет ничего более важного, чем товарищеские отношения. Корпоративность мы всегда поддерживаем.

— Примеры какие-то можете привести?

— Не так давно члены Союза выезжали на Мунайский разрез, чтобы познакомиться на месте с тем сложным делом, которое затевают там компания АТИ и Юрий Вениаминович Шамков. Для модернизации разреза и увеличения добычи угля необходимы колоссальные капиталовложения. В частности, инвестиции требуются для создания конденсатной электростанции мощностью 600 мегаватт, что позволит увеличить объем добычи угля до 2 млн. тонн в год. Мы приняли решение поддержать проект АТИ и ходатайствовать перед администрацией Алтайского края о возможном предоставлении субсидий.

Другой пример — наш проект по нанотехнологиям. ФНПЦ «Алтай» уже в течение 20 лет развивает технологию производства наноалмазов. Сейчас оживает машиностроение, и мы возвращаемся к внедрению гальванических, хром-алмазных покрытий, которые на порядок увеличивают износостойкость металлоизделий. Все это крайне необходимо машиностроителям.

Если перейти к Алтайскому биофармацевтическому кластеру, то это совместная идея администрации Алтай­ского края, администрации Бийска и Союза промышленников, которую необходимо продвигать на государственном уровне. Федерального закона о кластерах пока нет, но его обязательно примут. А мы уже к нему будем готовы. Сейчас наша главная задача — попасть в федеральную программу в соответствии со Стратегией развития фармацевтической промышленности на период до 2020 года.

Закон залежался в Госдуме

— Если говорить об обновлении основных производственных фондов, то возникает вопрос: почему промышленные предприятия не прибегают в данном случае к каким-то внешним заимствованиям, а в основном стараются тратить заработанное? Другими словами — направляют туда свою прибыль?

— Потому что механизмов, которыми бы стимулировали модернизацию производственных фондов, не хватает. Да, определенные возможности предоставляются нам через краевой бюджет. Я имею в виду субсидирование части банковской процентной ставки по инвестиционным кредитам и налоговые льготы при реализации инновационных проектов. Но этих средств недостаточно, а бюджет Алтайского края пока не настолько велик, чтобы помогать всем промышленным предприятиям. Ведь зачастую перед директором предприятия возникает дилемма — либо переоснаститься, либо повысить работникам зарплату. И разрешить ее бывает очень сложно.

Данная проблема должна решаться и на федеральном уровне. В первую очередь необходим федеральный закон о промышленной политике в РФ. Он должен определять базовые принципы модернизации промышленных секторов, в нем должны быть прописаны механизмы капитальных вложений, соответствующих преференций и т. д. Проект этого закона давно находится в Госдуме, но до сих пор не принят.

— Почему?

— Этот вопрос мы задаем депутатам регулярно. Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) активно выступает за принятие федерального закона. Но документ очень многогранен и подвержен влиянию со стороны разных групп лоббистов.

— ФНПЦ «Алтай» как государственное оборонное предприятие сейчас имеет какие-то льготы?

— Нет! Хотя раньше они были. Скажем, был в нашей истории период, когда мы боролись за статус федерального центра. Первого и единственного за Уралом. Мы этот статус получили и не платили налог на землю, налог на имущество. И это было понятно, поскольку площади у ФНПЦ огромные, но используются далеко не все. Кроме того, наш центр в свое время подтвердил статус научной организации на основании того, что около 70% выполняемых нами работ по сути своей наукоемкие. Этот статус тоже давал нам определенные льготы. Но со временем все они были отменены.

— Недавно краевая инвестиционная комиссия приняла решение поддержать льготами ваш проект по созданию новых производств. Если не секрет, что это за проект?

— Речь идет о новых производствах спецхимии. В силу специфики оборонного заказа могу сказать только, что это современные химические материалы для военно-промышленного комплекса. Этот проект мы осуществляем как за счет государственных средств, так и на свои деньги. Причем сами вкладываем примерно половину.

Специальный вопрос

— Александр Сергеевич, вам не кажется, что промышленность в экономике края уходит сегодня на второй план? Например, в Стратегии социально-экономического развития Алтайского края на период до 2025 года, на мой взгляд, гораздо больше внимания уделяется туризму и сельскому хозяйству и только затем — промышленности.

— Никакой ревности по этому поводу я не испытываю, поскольку не считаю, что роль промышленности края в современных условиях подвергается какой-то переоценке. Стратегию социально-экономического развития Алтайского края принимали в 2007 году, а работали над ней еще раньше. Ее еще необходимо вписать в Стратегию развития Сибири. За прошедший год произошло множество событий, важных для промышленности. Принята государственная программа по переподготовке кадров, серьезные инвестиции направлены на модернизацию инфраструктуры, увеличивается государственный оборонный заказ. Да и мы не стоим на месте. Программа развития промышленности Алтайского края на период до 2012 года уже готова, мы будем рассматривать ее в ноябре на своем заседании. И она станет по-настоящему рабочим документом.

О чем еще рассказал Александр Жарков

О росте заработной платы

— Его необходимо стимулировать. Сейчас средняя зарплата по промышленности края составляет около 9 тыс. рублей. Это, конечно, ниже, чем в соседних регионах, но выше, чем в сель­ском хозяйстве или предпринимательстве.

О развитии Бийска

— Я думаю, наш город скоро преобразится и расцветет, как никогда раньше. Вы знаете, что в следующем году Бийск отметит свое
300-летие. И сегодня благодаря активной позиции администрации и статусу наукограда наш город получает значительные финансовые средства на обновление и развитие инфраструктуры. Вот надо бы еще Бийский аэропорт отремонтировать. А то иногда встречаешь зарубежную делегацию, которая приезжает на научный форум, и слышишь: «Все хорошо, все замечательно, но добираться до вас…»

О связи с РСПП

— Мы вошли в состав РСПП при Аркадии Вольском, когда действительно убедились в том, что этот Союз отстаивает интересы всех промышленников страны, а не кучки олигархов. Сегодня Александр Шохин активно привлекает к сотрудничеству все регионы. В этом году РСПП подписал два соглашения о сотрудничестве — с Российской торгово-промышленной палатой и Ростехнадзором. Сейчас с этими же структурами в Алтайском крае аналогичные соглашения подписывать будем мы. Я считаю, что объединяться по вертикали и по горизонтали очень важно. Не надо питать иллюзий, что это сразу что-то дает промышленным предприятиям. Но это часть нашей промышленной политики, которую мы осуществляем.

Кто такой Александр Жарков

Александр Сергеевич Жарков родился 6 августа 1947 года в селе Соусканиха Красногорского района Алтайского края. В 1970 году окончил Томский институт радиоэлектроники и электронной техники. После окончания вуза служил в Советской армии. С 1973 года трудится в Бийске в научно-производственном объединении «Алтай». С 1997 года является генеральным директором и генеральным конструктором ФНПЦ «Алтай».

Доктор технических наук. Лауреат премии Совета Министров СССР (1990 г.), лауреат Государственной премии РФ (1999 г.).

В настоящее время Александр Сергеевич занимает несколько общественных постов. В том числе — председателя правления Союза промышленников Алтая.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость