Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Иначе будет хуже». Налоговая предложила алтайским зерновикам и переработчикам отказаться от серых схем

Серьезные преобразования в ближайшее время могут произойти на зерновом рынке края. Дело в том, что с введением в 2004 году единого сельхозналога, не предусматривающего НДС, взаимоотношения аграриев, перешедших на этот режим, и переработчиков осложнились. Этим неравнозначным положением удачно воспользовались фирмы-однодневки, выступившие промежуточным звеном между сторонами. За десятилетие с лишнем они так расплодились, что начали приносить государству миллиардный ущерб.

Зерно.
Зерно.
Дмитрий Кудрявцев

Судя по всему, этому пришел конец. В текущем году крупнейшие экспортеры сельхозпродукции страны подписали хартию, по которой добровольно отказались от участия в серых схемах. Дошло дело и до зернового Алтая. На сегодняшний день 20 местных компаний, причем не только зерновых, уже стали участниками этого «клуба джентльменов». Остальным руководство налоговой недвусмысленно намекнуло: либо вы начинаете использовать «внятные хозяйственные связи», либо мы идем к вам.

Общественные слушания по этому вопросу состоялись в Барнауле 2 ноября. Обсуждения проходило эмоционально, местами даже очень.

Юрий Куриленко,
руководитель УФНС России по Алтайскому краю:

— Почему, грубо говоря, считается нормальным крестьянско-фермерскому хозяйству покупать бензин черт знает у кого? При этом у коммивояжера, который стучится к тебе в дверь с кастрюлями, ты их покупать не будешь. Ты ведь уже наученный. Лучше же пойти в нормальный магазин и взять то, что нужно. Почему же в быту мы используем одни правила, а в хозяйственной деятельности совершенно другие? Хотя, если следовать бытовой логике, надо покупать товар, там, где ты понимаешь, что происходит. Все остальное — риск.

Александр Балаков,
председатель «Союза крестьянских (фермерских) формирований Алтайского края»:

— Все, что приобретается сельхозпроизводителями для собственных нужд — техника, ГСМ, запчасти, семена, проходит через посредников, и другого варианта у нас нет. Не сможем мы все это закупать у заводов. Нас же вынуждают становится колобками, которые ведут следствие, постоянно выясняя, что за фирма, с которой мы сотрудничаем, какие паспортные данные у директора, где его офис и так далее. Причем не факт, что, все проверив, ты не попадешь впросак. Я считаю, что это в корне неправильно: мы должны хлеб сеять, коров доить, страну кормить.

Александр Балушкин,
генеральный директор «Барнаульского молочного завода»:

— На наш взгляд, присоединение к хартии поможет в текущем режиме, не дожидаясь, когда законодатель устранит существование разных схем налогообложения, заключить общественное соглашение. Хартия обеспечит равные условия ведения бизнеса всем участниками молочного рынка — и производителям молока, и переработчикам. Мы с удовольствием направим свои усилия на решение текущих производственных вопросов, вместо того чтобы заниматься оценкой рисков при различных способах закупки сырья.

Цены на зерно.
Анна Зайкова

Научились быстро бегать

Активным внедрением так называемого риско ориентированного подхода в ближайшие годы будут заниматься налоговые органы страны. За сложным на первый взгляд канцеляризмом скрывается вполне простая суть: ведомство намерено отойти от тотальных проверок всех налогоплательщиков, которые отвлекают много времени и сил, к работе с теми, кто однозначно является нарушителем.

Выражаясь языком рекламного слогана самой налоговой, кто работает по закону, может спать спокойно.

Юрий Куриленко в ходе общественных слушаний привел уже полученные результаты подобной деятельности в Алтайском крае. По его словам, если раньше выездные проверки касались трети всех предпринимателей, то теперь через них проходят единицы. В целом число таких «точечных мер» с 2012 года снизилось в 2,5 раза. За девять месяцев текущего года налоговая выезжала на места только к пяти предприятиям из тысячи. При этом каждая такая «вылазка» стала приносить государству дополнительно около 4 млн рублей. А это в два раза больше, чем пять лет назад.

По заверениям главного налоговика края, в регионе активно используется инструмент «добровольной корректировки заниженных налоговых обязательств».

Только за девять месяцев этого года, не дожидаясь прихода «гостей», компании доначислили 350 млн рублей. И показатель этот с каждым годом растет.

Юрий Куриленко полагает, что именно на таких добровольных началах можно вывести налоговые отчисления в крае по отраслям до общероссийских показателей.

При этом в ведомстве понимают: среди налогоплательщиков в любом случае будут «маргиналы-отморозки», которые продолжат хитрить с налогами. Правда, над их головами постоянно весит дамоклов меч. Жесткие меры для пресечения незаконных практик с привлечением правоохранительных органов уже применяются. И учитывая, что государство нацелилось на серьезную борьбу за каждую налоговую «копейку», их вряд ли удастся избежать.

«Я этот пример уже приводил. Мой товарищ-предприниматель вопрос с налогами трактовал так: „Если, Юрий Александрович, ты меня не догнал, значит, я быстрее бегаю. Если же догнал, я взял деньги, пошел в банк и заплатил налоги“. Сейчас Юрий Александрович научился быстро бегать», — резюмировал свое вступление Куриленко.

Зерно, пшеница.
Анна Зайкова

Зерно в «тени»

На сегодняшний день принцип «давайте лучше по-хорошему, иначе будет по-плохому» государство решило применить в отношении сразу нескольких ведущих областей экономики. Речь идет об «обелении» сделок на фармацевтическом, лесном, рыбном и других рынках. Затронули эти процессы и зерновиков, сфера которых, по оценке налоговых служб, входит в тор-20 самых теневых в России.

Самое интересное, что применение сомнительных схем по возмещению НДС в агропромышленном комплексе государство спровоцировало само. Как у нас часто бывает: хотели как лучше, получилось как всегда.

Дело в том, что с введением в 2004 году единого сельхозналога, которое было призвано облегчить жизнь аграриям, у них появился разрыв с зернопереработчиками, плательщиками НДС. Этим налоговым «вакуумом» успешно воспользовались нечистые на руку дельцы. За 13 прошедших лет ситуация в этой сфере дошла до того, что между аграрием и переработчиками «прокладка» в виде посреднических фирм-однодневок начала достигать семи-восьми штук.

Власти рассказали, что происходит с рекордными посевами гречихи на Алтае

Часть из них действительно зарабатывают на перепродаже товара, другие — только на налоге на добавочную стоимость. Таким образом средства государства уходили в тень. По оценке налоговиков, из-за деятельности нелегальных посредников ежегодно теряется 650 млрд рублей при осуществлении экспорта зерна и более 100 млрд на рынке внутренней переработки. Суммы колоссальные.

Решать эту проблему налоговая служба решила совместно с самими участниками рынка «полюбовно». 19 мая 2017 года крупнейшие российские компании-экспортеры сельхозпродукции подписали хартию, по которой они отказываются от многоступенчатой перепродажи зерна, соглашаясь вести торговые операции прозрачно. Документ, который оставляет теневых посредников за бортом рынка, в стране подписали уже 1265 компаний. Причем большая часть из них представляет внутреннюю переработку.

Несмотря на то что участие хартии все же дело добровольное, оно накладывает на налогоплательщика ряд обязательств. В частности, предоставлять в ведомство еженедельный реестр спецификаций своих операций, по которому можно отследить, есть ли у компании сомнительные связи или нет.

При этом в налоговой сразу предупредили: обратной связи в полном объеме ждать не стоит. Зерновикам самим предстоит проверять, насколько легально работают их контрагенты. В ведомстве полагают, что имеющиеся в открытом доступе электронные ресурсы позволяют это делать.

Урожай зерновых. Сельское хозяйство.
СС0

Пока их только 20

Крупный актив агрохолдинга «Изумрудная страна» готовится к запуску

Уже известно, что в Алтайском крае в «джентльменский клуб» вступили 20 компаний. Причем не все из них относятся к зерновому рынку. Так, одним из первых подписантов хартии стал «Барнаульский молочный завод». Генеральный директор предприятия Александр Балушкин поясняет: на молочном рынке, как и на зерновом, обостряется конкуренция, в том числе и за счет применения недобросовестными компаниями незаконных схем возмещения НДС. Но учитывая, что государство за эту тему взялось серьезно, послаблений уже не будет. Пора всем работать вбелую.

«На наш взгляд, присоединение к хартии поможет в текущем режиме, не дожидаясь, когда законодатель устранит существование разных схем налогообложения, заключить общественное соглашение, — считает Александр Балушкин. — Хартия обеспечит равные условия ведения бизнеса всем участниками молочного рынка: и производителям молока, и переработчикам. Мы с удовольствием направим свои усилия на решение текущих производственных вопросов, вместо того чтобы заниматься оценкой рисков при различных способах закупки сырья».

При этом, по его словам, остается часть вопросов, которые необходимо проработать. Так, непонятна позиция таких крупных холдингов, как Danone и PepsiCo, которые занимают существенную долю на рынке закупа молока в Алтайском крае. Будут ли они вступать в хартию, непонятно. Так же непонятно, как вести сделки с мелкими подсобными хозяйствами, расчет с которыми предприятия периодически вынуждены вести наличными.

Дело в том, что в отдаленных селах края ни интернета, ни цивильного банковского обслуживания попросту нет. А люди хотят получить деньги за свое молоко прямо здесь и сейчас.

Глава Минсельхоза: Россия может стать аграрной державой

«Мы просто можем потерять этих поставщиков, — сообщил Александр Балушкин во время общественных слушаний. — Вы знаете, Павел Аркадьевич (Нестеров, уполномоченный по правам предпринимателей в Алтайском крае. — Прим. ред.), что у нас происходит со Сбербанком и другими банками в селах. Мобильные приложения часто не позволяют проводить расчеты. Эту проблему нужно обсуждать не только на уровне края. Уже были обращения к Герману Грефу. Но пока этот вопрос не решен».

По оценке Валерия Гачмана, президента «Союза зернопреработчиков Алтая», большинство мукомолов и крупянщиков региона будут готовы вступить в хартию. Правда, если принципы ее работы станут более понятными. Ведь на бумаге может быть одно, на деле — совершенно другое. Так, на сегодняшний день неясно, как действовать в тех случаях, когда в регионе возникает дефицит зерна. Это происходит, когда в крае урожай оказывается ниже 4 млн тонн. В этом случае зернопереработчик вынужден закупать на стороне около 0,5 млн тонн зерна. «Если это прилегающие к нам районы Новосибирской области, то проблем нет, — пояснил Валерий Гачман. — Если вагонные поставки осуществляются из Красноярского края или Омской области, найти сельхозпроизводителя, готового все это осуществить, крайне сложно. Точнее, невозможно. Будут ли наши партнеры-трейдеры в этих регионах работать на условиях агентских договоров? Мы попробуем, но я сомневаюсь, что получится».

Интересует членов союза и то, как в условиях действия хартии будет решаться вопрос по ценообразованию на зерно в интервенционный фонд. По словам Валерия Гачмана, тот факт, что для сельхозпроизводителей-плательщиков НДС и тех, кто от него освобожден, выставляется одинаковый уровень закупочных цен, противоречит новому документу.

На Алтае собран большой урожай зерновых.
Анна Зайкова

Следствие ведут

Александр Балаков, председатель «Союза крестьянских (фермерских) формирований» обозначил еще несколько важных моментов. По его мнению, зачистка зернового рынка от фирм-однодневок может рикошетом ударить и по добросовестным перекупщикам. Более того, это уже происходит. Александр Балаков уверен: падение цен на зерно «ниже плинтуса» связано не только с очередным рекордным урожаем, но и с тем, что трейдеры сворачивают свою деятельность.

«Мы все должны признать, что зернотрейдеры забирают громадный пласт продукции не только в Алтайском крае, но и за его пределами. И этот факт вызывает у нас серьезные опасение. Очевидно, что сами сельхозпроизводители не смогут реализовать весь собранный урожай», — сообщил Балаков.

Есть у фермеров и вопрос по тому, как взаимодействовать с поставщиками расходных материалов, ведь они тоже формально являются перекупщиками. Приобретать ГСМ, запчасти, технику, семена и удобрения напрямую у заводов вряд ли представляется возможным, впрочем, как и самостоятельно проверять каждую из компаний. Аргументы в пользу этого привел Александр Чеботаев, министр сельского хозяйства Алтайского края. Его ведомство проанализировало работу 12 случайно отобранных хозяйств. Оказалось, что расходные материалы им поставляют более 700 компаний-посредников. И что, их всех проверять? «Это не наши клиенты, это ваши клиенты, — обратился к руководству налоговой службы Владимир Никифоров, руководитель АКХ „Ануйское“. — Они у вас вставали на учет, и вам надо следить, кто из них работает добросовестно, а кто нет».

Правда, не исключено, что сельхозпроизводителям все же придется примерить на себя роль «колобков», ведущих следствие. Даже если сейчас они не захотят вступать в хартию, которая предусматривает самостоятельный контроль за деятельностью фирм-посредников, уже в следующем году государство может перевести их на НДС.

Сейчас вариант реформирования единого сельхозналога прорабатывается. В Алтайском крае это может затронуть более 1,7 тыс. хозяйств.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость