Экономика

Газ под водой. Как создают новый переход газопровода под Обью

6 марта в 29 километрах от Бийска, неподалеку от села Фоминского Зонального района, корреспондентам «СК» посчастливилось «окунуться» в так называемый процесс наклонного бурения. Речь идет о прокладке участка трассы газопровода Барнаул — Бийск — Горно-Алтайск с отводом на Белокуриху через устье Оби. Если говорить еще проще, именно в этом месте московские (а также и ульяновские) специалисты организации «ВИС-МОС» показали журналистам воочию, как они, применяя высокие технологии, прокладывают скважину на глубине 10−15 метров под дном Оби. Именно в эту скважину и будет заложена труба, по которой «потечет» газ в города и веси края.

Мечты и реальность

Честно говоря, когда собирались в командировку, представлялось: вот она, обледенелая Обь, а неподалеку от берега вовсю работает тяжелая техника — «втыкает» трубу газопровода в землю.

На деле оказалось иначе. Оби мы так и не увидели. Зато километрах в двух от берега стояли два огромных брезентовых ангара, внутри которых что-то грохотало… Этим «что-то» оказалась техника, с помощью которой и происходит сам процесс наклонного бурения.

В первом ангаре, не переставая, работала немецкая бурильная установка РД 220/67. Именно эта машина готовит скважину, расширяет ее, чтобы впоследствии в ней разместилась газовая труба.

Как сказал специалист «ВИС-МОСа» Михаил Земин, начальник участка, то отверстие в грунте, что бурит сейчас установка? — словно иголка, за которой в последующем потянется нить газопровода.

Но не все так просто. Сначала идет изготовление пилотной скважины, со всеми нюансами траектории будущего газопровода. А уж после того, как «пилот» прошел, и будет укладываться газопровод.

Стоит заметить, что на этом участке под Обью будут проложены две трубы параллельно. Как сказали специалисты, во-первых, для надежности, во-вторых, так пожелал заказчик. Длина первой составит 1603 метра, второй — 1607.

А дома жены ждут

За всем этим сложным процессом круглосуточно наблюдают два человека (рабочая смена каждого из напарников длится по 12 часов) — пилотчик и бригадир бурового комплекса. Они находятся в так называемой пультовой операторской.

Пилот Сергей Швертченко все 12 часов до прихода сменщика находится перед компьютером.

— На мониторе видна вся траектория бурения, — говорит он, — моя задача состоит в том, чтобы не возникло никаких отклонений. Поэтому от монитора практически не отхожу. Компьютер, слава Богу, хороший, с жидкокристаллическим дисплеем. Если бы работал за обычным, глаза бы не выдержали такого объема работы.

С женой Сергей видится нечасто — ведь постоянно находится в длительных командировках. Но созванивается с супругой каждый день. «А как же иначе?» — удивляется пилотчик.

Перед его коллегой Сергеем Костиным, бригадиром бурового комплекса, находится панель, на которой — множество приборов.

«Этот показывает нагрузку на вращение, — поясняет бригадир, — другие — нагрузку на тягу, давление жидкости…»

На вопрос корреспондента «СК», могут ли случиться на объекте ситуации форс-мажора, бригадир ответил утвердительно. «С кем не бывает? — сказал Сергей Костин, — вдруг отклонимся от траектории? Тогда мы просто останавливаем бурение. Но не беспокойтесь, здесь таких ситуаций не возникало. Надеюсь, что и не будет».

Французский порошок

Во втором ангаре также урчал какой-то мощный агрегат. Вокруг него огромные мешки с неким порошком. Как выяснилось, здесь работает и находится смеситель.

Порошок французского производства (к сожалению, российских аналогов ему нет), называется бентонит, сначала он засыпается в воронку, перемешивается двумя насосами до определенной консистенции. Кстати, консистенция определяется определенными технологическими картами.

А потом вся эта «бентонитовая смесь» укрепляет стенки скважины, которую расширила буровая установка. Для большей прочности. Чтобы проложенную трубу не «повело». Ведь подводный грунт каждой реки специфичен.

— Мы недавно бурили на Волге, — рассказывает Михаил Земин, — и ваши почва, грунт сильно отличаются от волжской. На Оби грунт гораздо хуже, чем там. Здесь очень много песков, которые скважину не держат. И могут периодически происходить обрушения. Но мы постараемся «забентонировать» все так, чтобы потом не возникло нештатных ситуаций.

Ну, а если такая ситуация — не дай Бог — все-таки возникнет, то на этот случай (помимо отключения техники) профессионалами воздвигнута упорная стенка. Именно она держит буровую установку. Все по-честному.

Подводные бурильщики

Как сказал Михаил Земин, профессия подводных бурильщиков совсем молодая. В России она существует с 1992 года, когда возникла необходимость тянуть газ по всей стране. Как говорят профессионалы, основные затраты по эксплуатации подводных переходов обычно связаны с ежегодным обследованием дна реки, где проложен газопровод. Но применение метода наклонного бурения окупается в течение семи лет. А в последующие годы затраты на эксплуатацию подводного перехода, где проложена труба, сведены к минимуму или вовсе отсутствуют.

Но эти затраты были бы еще меньше, если… Дело в том, что российские специалисты обучаются всем технологиям за рубежом. А ведь именно в России, точнее, в СССР и была изобретена в свое время эта технология.

«В 50-е годы прошлого столетия специалисты, которые освоили этот метод, уехали из страны, — говорит Михаил Земин, — в США. Здесь их технологии сочли ненужными. А там метод наклонного бурения был быстро запатентован. Вот поэтому мы и обучаемся за рубежом».

Всего в России порядка десяти организаций, которые успешно внедряют эту утерянную когда-то нами технологию.

Лариса ВАСИЛЬЕВА.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость