Экономика

Гендиректор единственного на Алтае цементного завода рассказал о перспективах предприятия

Единственный в крае цементный завод несколько лет подряд теряет объемы производства. Если в 2008 году «Цемент» производил продукции на треть выше проектной мощности, то в 2015-м предприятие «провалилось» почти на половину от когда-то достигнутого. К этому времени накопились долги по зарплате, налогам, поставленным материалам, а программу развития положили на полку. В декабре 2015 года на заводе сменилось руководство. Решением совета директоров пост генерального директора занял Николай Кулиш.

Завод по производству цемента на станции Голуха.
Завод по производству цемента на станции Голуха.
Из архива редакции.

Новый управленец уверен, что собственное производство цемента для каждого региона — это стратегически важная задача, основа безопасности и залог развития. Однако признает, что успех завода напрямую зависит от покупательной способности населения.

— Николай Петрович, у вас большой опыт работы на предприятиях, которые производят именно цемент, причем в разных регионах. Каким вы увидели алтайский завод, когда приняли приглашение акционеров занять должность генерального директора?

В Алтайском крае сокращается ввод жилья

— Я уже был во главе этого предприятия. В 2005 году, когда администрация Алтайского края и СПП «СтройГАЗ» организовали ОАО «Цемент» на базе Голухинского цементного завода, я занял пост генерального директора. Предприятие развивалось за счет внешних инвестиций, мы очень быстро наращивали объемы производства, готовили программу, которая бы позволила увеличить проектную мощность с 300 тыс. до 1 млн тонн цемента в год.

В 2008 году, перед тем как я покинул компанию, мы выпустили 379 тыс. тонн цемента. Это почти на 30% больше проектной мощности предприятия. Затем началось падение. Я не берусь комментировать причины сложившейся ситуации, на тот момент наступили тяжелые времена для строительной отрасли — пришел кризис. В 2009 году емкость рынка Западной Сибири по цементу снизилась в 2,5 раза. Однако падение продолжилось и в дальнейшем. Результат 2015 года — 200 тыс. тонн цемента. То есть предприятие работало на 2/3 своей мощности, накопило долги по зарплате, налогам. Все они рабочие, но их нужно погашать. Наша задача к концу года — решить этот вопрос.

— Чем вы занялись в первую очередь? Каковы крат­косрочные планы у «Цемента»?

— Мы инвестировали в завод порядка 30 млн рублей и за пять месяцев этого года вышли на проектную мощность. Нет, дополнительных рынков сбыта мы не нашли. И даже ожидаемый майский рост объемов продаж не произошел. Но мы работаем на склад, для предприятия такого профиля это нормально, потому что высокие сезоны наступают.

Деньги — в печь

— Кроме того, вы подняли стоимость цемента, что очень не порадовало строителей. Почему принято такое решение в период кризиса отрасли?

На Алтае планируют модернизировать завод, который будет выпускать миллион тонн цемента в год

— Почти год «Цемент» не повышал цены. 3,4 тыс. рублей за тонну — это цена лета 2015 года, и мы держали ее. Но дольше оставаться на этом уровне просто невозможно. В себестоимости цемента 40% занимает электроэнергия, а тарифы, как вы знаете, повышаются. Еще 17−18% забирают транспортные расходы. Мы напрямую зависим от железнодорожных тарифов, и они тоже растут. Например, в этом году собственники вагонов повысили стоимость их аренды на 35%. И, наконец, в нашем производстве есть импортная составляющая. За валюту мы покупаем запасные части к технике и оборудованию, масла, другие расходные материалы. Поэтому цена поднялась до 3,8 тыс. рублей за тонну, и это не последнее изменение прайсов. В идеале мы должны прийти к 4,2−4,5 тыс. рублей за тонну продукции. Это позволит повысить рентабельность производства и выкроить деньги на развитие.

— Есть ли решения, которые позволят вам снизить себестоимость продукции, увеличить маржинальную прибыль?

— Да, конечно. Например, запланировано сокращение штата сотрудников. Сегодня на предприятии работает порядка 550 человек. Если автоматизировать производство, изменить некоторые бизнес-процессы, мы можем обходиться штатом в 400 человек. Но это долгосрочная программа. Предстоит набрать молодых специалистов, обучить их, принять управленческие решения. Нам нужны инженеры, слесари, электрики и работники других специальностей.

В планах на ближайшие два года — перебросить часть перевозок с железнодорожного транспорта на цементовозы. Плечо в 150 км в данном случае экономически целесообразно. Но для этого нам надо дождаться, когда дорогу от Голухи до Заринска и Барнаула отремонтируют. В долгосрочной же перспективе планируем приобретать свои вагоны. Их нам нужно около 100. Каждый стоит 3−4 млн рублей.

Это базовые пункты бизнес-плана по выводу предприятия на 1 млн тонн продукции в год. Из мелких, тех, что мы уже реализуем, — это простые решения, которые лежат на поверхности. Вот вы лампочки у себя дома заменили на энергосберегающие? Вот и мы сейчас меняем. Только у нас не просто лампочки, а мощные прожекторы. Добавим сюда новые решения по работе электроприводов, и мы получим существенную экономию электроэнергии. А я уже говорил, что энергозатраты — это 40% себестоимости цемента.

— С самого начала руководство «Цемента» заявляло, что намерено выводить предприятие на совсем другой уровень — выпускать до 1 млн тонн цемента в год и закрывать потребность алтайских строителей в этом материале. Вы сейчас об этом проекте говорите?

У строителей Алтая появился железобетонный повод повысить стоимость долевок

— Действительно, такие цели были. И были даже иностранные инвесторы, которые планировали вложить в Голуху несколько миллиардов рублей. Но сейчас речь идет о другом бизнес-плане. Акционеры поставили задачу решить, как с минимальными инвестициями прийти к тому же миллиону тонн цемента в год. Скажу сразу, что задача вполне выполнимая. Часть технологической цепочки уже создана. Например, цех помола может выпускать 600 тыс. тонн сырья в год. Но для того, чтобы получить конечный продукт, нужна вторая печь обжига. Вот это самый финансово емкий этап. По моим предварительным оценкам, на ее строительство уйдет порядка 3 млрд рублей. Но эта печь нужна, и размер инвестиций лично меня не пугает. Они окупятся уже через пять-семь лет.

На разработку бизнес-плана у нас уйдет еще несколько месяцев и порядка 10 миллионов рублей в общей сложности. Поймите меня правильно, я не могу одномоментно выдернуть эти деньги из оборота предприятия. Оно еще слишком финансово слабое. Но к концу года собрание акционеров получит наши предложения, как увеличить мощности предприятия и при этом не раскидываться деньгами. Уже они будут принимать окончательное решение. Понятно, что собственных средств у предприятия нет. Потребуются инвестиции извне.

Николай Кулиш.
Анна Зайкова

Хлеб строителей

— Какие точки роста у вашего предприятия? Ведь зависимость на 80% от жилищного строительства сегодня не добавляет оптимизма.

Понаехали тут: почему иногородние застройщики активно предлагают свои квартиры барнаульцам

— Определенную долю продукции начинают забирать наши сельхозпредприятия. Сейчас строятся зернохранилища и производственные цеха по переработке. Но, конечно, Алтайскому краю нужны крупные федеральные проекты, которые поддержат экономику в целом и строительную отрасль в частности. Известная с советских времен истина: рубль, вложенный в стройку, приносит доход 10 рублей. Это справедливо и для сегодняшнего рынка. Но пока нет таких проектов, поэтому мы зависим от того, как продаются квартиры.

Чтобы понять, что сегодня происходит с предприятием, нужно смотреть на строительную отрасль с целом. Что мы там видим? Видим крайне низкую покупательную способность населения, и пока предпосылок роста нет. Нет движения конечного продукта — квартир — нет драйвера роста и у производителей стройматериалов.

Относительно строительной отрасли должна быть очень вдумчивая и последовательная политика администрации города и края. Крайне важно отработать принцип предоставления строительных площадок, давать возможность работать всем, обеспечивать техусловия для подключения к сетям, решать вопрос с ипотекой. Использование последнего ресурса крайне важно. Вы посмотрите, в первом квартале 2015 года ипотека на «первичке» не работала, в 2016-м также произошла заминка. Можно и вовсе «отменить» ипотеку, задрать, например, процентную ставку, а можно поступить и наоборот. Установить нулевой процент, растянуть платежи на 80 лет и дать возможность молодым покупать квартиры. Это глобальный, государственный подход, но и на него может влиять местная администрация.

Специальный вопрос

— Становится ясно, что завод в Голухе потребует серьезных инвестиций. Как вы считаете, не проще ли наладить поставки цемента с крупных заводов других регионов?

— Для каждого региона собственное производство цемента — это вопрос стратегической безопасности и ценовой стабильности. Что будет уже завтра, если сегодня закроется наше предприятие? А завтра цена за тонну цемента поднимется почти в два раза. В Хакасии тонна стоит 6,2 тыс. рублей, в Красноярске — 5 тыс. Вы этого хотите?

О чем еще рассказал собеседник

Об импорто­замещении

— Для производства цемента нам нужны импортные материалы: запчасти, масла, некоторое сырье. Пока нам никто не предлагает российские аналоги.

О социальной ответственности

— Практически в каждой семье близлежащих населенных пунктов кто-то работает на нашем заводе. Мы понимаем свою социальную ответственность и принимаем участие в жизни наших сотрудников и их семей. Например, зимой чистим 75 км дорог. Кроме нас, их никто не обслуживает.

О «СтройГАЗе»

— «СтройГАЗ» — это мощное строительное предприятие с 80-летней историей. Сейчас оно занимается тем, что приводит свои накопленные многомиллиардные активы в порядок. Я уверен, что у него отличные перспективы для развития. Да, сказывается кризис. Но «СтройГАЗ» его переживет.

О потерянных инвестициях

— В 2007 году представители немецкой компании Heidelberg Cement во второй раз побывали в Алтайском крае и встретились с главой администрации Александром Карлиным. Гости говорили о том, что хотят у нас развивать свой профильный бизнес — производство стройматериалов. Они планировали вложить в предприятие до 150 млн евро. Но последних согласований проект не прошел.

Досье

Николай Кулиш.
Николай Кулиш.
Анна Зайкова
Николай Кулиш родился в августе 1950 года в поселке Номжа Костромской области. Окончил Ленинградскую лесотехническую академию по специальности «инженер-электромеханик по автоматизации и комплексной механизации химико-технологических процессов». С 1975 по 1986 год работал в системе «Главновосибирскстроя» на заводе «Большевик» — механиком цеха, начальником цеха, главным инженером, директором завода. В 1986 году в связи с разделением завода «Большевик» на два предприятия стал директором Новосибирского завода ЦСП. В 1996 году был избран председателем совета директоров ОАО «Новосибирский завод ЦСП». С ноября 2001 года — первый зам генерального директора и исполняющий обязанности гендиректора ОАО «Искитимцемент». С 2005 по 2008 годы — гендиректор ОАО «Цемент». После работал на предприятиях Новосибирска. Женат, имеет троих детей, внучку и четырех внуков.

Справка

Идея построить завод в Голухе появилась еще в середине прошлого века, но только в конце 1992 года предприятие заработало. Первая очередь включала цементную мельницу размером 3,2×15 метров производительностью 50 тонн/час. С пуском в эксплуатацию в 1996 году вращающейся печи, отделения помола сырья и известково-глиняного карьера завод вышел на полный технологический цикл по выпуску портландцемента с номинальной мощностью 300 тыс. тонн цемента в год. В 2004 году предприятие приостановило работу. В 2005-м с приходом новых собственников — СПП «СтройГАЗ» и администрации Алтайского края — началось возрождение завода.

Цифра

В 2016 году среднюю заработную плату на заводе «Цемент» подняли на 30%, до 15 тыс. рублей.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость