Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
3291

Как предприниматель из Барнаула делает бизнес на системе для телефонных звонков

Два года назад алтайский IТ пред­при­ни­матель Евгений Абрамов смог оставить работу по найму и целиком сконцентрироваться на собственном бизнесе. Его фирма «Вентор» (Wentor LLC) продает предприятиям программу для автоматического обзвона клиентов Call Office (зарегистрированная торговая марка). Ею пользуется более 1,8 тыс. компаний в России, странах СНГ и других. Сейчас команда из четырех человек работает над продуктом, который со временем может стать альтернативой колл-центрам.

Евгений Абрамов.
Евгений Абрамов.
Анна Зайкова

Абрамов создает свой проект уже более 20 лет — немыслимый срок для современного стартапа. Его история о том, что успех — понятие относительное, особенно если человек увлечен своим делом. «Кто-то говорит, что это история успеха, а кто-то считает, что неудач. Смотря как к этому относиться», — честно говорит он.

Из «шароварщиков» в бизнесмены

Победители алтайского стартап-тура Сколково смогут вести блог на «Снобе»

Идея сделать программу, которая будет совершать автоматические звонки, появилась у Абрамова в середине 1990-х годов, когда он работал программистом в расчетном отделе компании «Алтайтелеком» (сейчас «Ростелеком»). Одной из основных проблем отдела было взыскание дебиторской задолженности.

«Я написал простую программу, которая выполняла автоматический обзвон абонентов и напоминала им оплатить услуги телефонии. В Барнауле такое решение было реализовано впервые, — рассказывает он. — Мне сразу стало понятно, что его можно использовать для нужд других предприятий».

В свободное от работы время Евгений Абрамов начал работу над собственным проектом. В 1996 году он впервые выложил программу в интернет. В то время в России зарождалось так называемое «движение шароварщиков» (от англ. shareware — «делиться продуктом». — Прим. ред.). Они выкладывали свои программы в Сеть, люди их скачивали, и если им нравилось решение, они за него платили. Поисковики в то время были не так развиты, как сейчас. Программные продукты закачивались в файловые архивы (каталоги).

Евгений Абрамов.
Анна Зайкова

«Года через три я получил первый платеж. И понял, что на этом можно зарабатывать. При появлении первых клиентов-компаний возникла проблема с оформлением сделки. Я был частным лицом, а не предпринимателем, и многие фирмы не могли заключить со мной договор», — говорит Абрамов.

Решить ее помогли первые интернет-сервисы регистраторы, аналоги интернет-магазинов. Они заключали договоры с авторами, выкладывали их продукты у себя в каталоге и продавали клиентам. Потом платили налоги, забирали себе процент, а остальное отдавали авторам — около 50% от начальной стоимости.

«Я был одним из первых пользователей популярного регистратора с порядковым номером четыре, — рассказывает Абрамов. — Потом мир двинулся вперед, технологии „шароварщиков“ постепенно умерли. Сделать серьезное решение на коленке с каждым годом становилось все сложнее».

Абрамов зарегистрировал компанию «Вентор» в 2004 году. Ее первый продукт назывался «Автопро­звонка». В 2010 году была выпущена новая, усовершенствованная версия Call Office.

Евгений Абрамов.
Анна Зайкова

Программа-конструктор

Единственный алтайский резидент Сколково — о своем проекте и поддержке инновационного центра

Евгений Абрамов поясняет, что решение «Вентора» ориентировано на малый и средний бизнес, на те компании, которые нуждаются в обзвоне клиентов, но не могут позволить себе дорогие продукты крупных вендоров — большие программно-аппаратные комплексы, способные решать разные задачи и совершать множество звонков одновременно.

В среднем ценовом сегменте, как и Call Office, находятся программные или аппаратные АТС для бизнеса и веб-сервисы для автоматического обзвона. Есть также ряд маленьких компаний, которые работают в низком ценовом диа­пазоне и предлагают минимум возможностей.

Клиенты «Вентора» — это компании из сферы ЖКХ, банки, операторы связи и ТВ. 80% из них используют Call Office для оповещения абонентов о задолженности, это базовый функционал, который зарекомендовал себя и за который бизнес готов платить.

«Автоматический обзвон — один из самых дешевых способов взыскания задолженности, — говорит Абрамов. — По сравнению с объемом платежей, которые люди совершают после обзвона, стоимость программы очень мала. Метод работает эффективно в тех сферах, где абоненты не платят вовремя, потому что забывают. Напоминание даже повышает их лояльность по отношению к компании».

Евгений Абрамов.
Анна Зайкова

По словам Абрамова, Call Office удается конкурировать с другими решениями благодаря его гибкости, это своего рода конструктор — в нем есть ряд функций (входящие звонки, автоответчик, рассылка SMS и другие), которыми можно воспользоваться разными способами. Например, звуковое сообщение, которое произносит робот, или записывается в студии с участием человека, или синтезируется компьютером. Звонки можно совершать по-разному: через интернет, обычную телефонию, сотовую связь и так далее.

«Предложения на нашем рынке разные, у каждого свои особенности, — говорит Абрамов. — Клиенту же может быть важно что-то совершенно неожиданное. Например, в мире есть устойчивое представление, что IP-телефония всегда дешевле. Но в некоторых российских регионах это не так. В каких-то регионах для звонков выгодно использовать модемы сотовых операторов с безлимитными тарифами. Клиентам важно, чтобы продукт мог подстраиваться под их особенности, чтобы все работало в каждом конкретном случае».

Важным преимуществом Call Office также является соблюдение закона о персональных данных, чего зачастую не дают, например, те же веб-сервисы. «Мы продаем программу, которая устанавливается на компьютер. Все данные об абонентах, которым звонит робот, остаются там, где они и были, — объясняет Евгений Абрамов. — Call Office может „достать“ номер телефона и другую информацию из разных баз — 1С, документов Excel и других. Вам не нужно куда-то ее переносить для работы программы».

Евгений Абрамов.
Анна Зайкова

Неживое общение

Интересное направление разработок «Вентора» связано с развитием технологий распознавания голоса. Именно они в будущем позволят роботам адекватно общаться с людьми на разные темы.

Скрипты успешно используются в бизнес-коммуникациях уже не одно десятилетие, говорит Абрамов. Как они работают? Оператор дозванивается до нужного абонента и начинает читать текст с экрана. Человек ему что-то отвечает. На экране в ссылках указаны разные варианты ответов. Оператор нажимает ту, которая соответствует реакции собеседника, и произносит следующую фразу. В скрипты заложены технологии продаж, работа с возражениями, обход секретаря и многое другое. «Какую роль здесь играет оператор? Он просто воспроизводит заранее подготовленный сценарий. Эта работа вполне по силам роботам», — считает Абрамов.

Эксперт Сколково в Барнауле: «За 10 лет выросло целое поколение «грантоежек»

Примерно год назад «Вентор» добавил в Call Office новую функцию на основе технологий распознавания голоса от «Яндекса» и Google — прием показаний приборов учета ЖКХ. Ее уже тестирует и использует Водоканал в Республике Хакасии. Абоненты могут позвонить по определенному телефону, робот спросит у них номер лицевого счета, а затем показания счетчиков. Система проанализирует голосовые данные, переведет их в текстовые и внесет в базу.

Сам «Вентор» использует «умный автоответчик», который обрабатывает входящие звонки в нерабочее время (технология чат-ботов). Робот может отвечать на простейшие вопросы потенциальных клиентов о компании и ее продукте.

Одно из ограничений, которое сдерживает развитие технологии, — это конечность базы знаний роботов. Пока что они могут обрабатывать очень узкий круг тематических запросов. «Наш сотрудник постоянно прослушивает общение робота-автоответчика с теми, кто звонит, — рассказывает Абрамов. — И вносит правки в его работу. В этом заключается большой потенциал для развития. Все скрипты можно постоянно корректировать, дорабатывать, дополнять. Система таким образом может «обучаться»».

Второй момент — это нежелание людей общаться с «бездушными машинами». Человек на другом конце провода очень быстро понимает, что с ним разговаривает робот. И если автоответчик допускает какие-то ошибки, сообщает что-то неинтересное или вопрос абонента сложный, абонент просто нажимает «отбой».

«Мы проводили эксперимент. Записывали текст автоответчика в студии, его начитывал профессио­нальный диктор. В итоге абоненты очень быстро понимали, что с ними разговаривает машина, и клали трубку. Потом тот же самый текст читал наш сотрудник без специального образования по технике речи. Его выслушивали гораздо охотнее, потому что не сразу понимали, что текст воспроизводит робот», — рассказывает Абрамов. Однако сейчас уже появляются наработки по синтезированному голосу, который сложно отличить от человеческого.

Евгений Абрамов.
Анна Зайкова

Возможностей использования технологий распознавания речи очень много. Огромное поле для применения — сфера продаж и торговли. В частности, продающие звонки по уже существующей базе клиентов, а также «холодные» звонки (звонки незнакомым людям, которые потенциально могут стать клиентами). По словам Евгения Абрамова, развитие последних сдерживает российское законодательство о рекламе (робот не может звонить людям, которые не дали на это согласия). Тем не менее роботы здесь потенциально могли бы сильно упростить жизнь людям.

«Холодный обзвон — работа, которую не любят, — говорит он. — Она очень тяжелая эмоционально. Чтобы ее выполнять, необходимо обладать психологической устойчивостью. Роботам в этой сфере было бы куда проще».

Сейчас «Вентор» создает новый продукт — интеллектуальный автоответчик AIVR. Глобальная цель компании — сделать решение, которое сможет заменить колл-центры.

Евгений Абрамов.
Анна Зайкова

Пути развития

По оценке Евгения Абрамова, развитие его компании сильно сдерживает отсутствие массовой рекламы, о «Венторе» мало кто знает. Сейчас фирма продвигается в интернете (контекстная реклама) и получает клиентов оттуда, но этого недостаточно. Привлечение инвесторов у Евгения Абрамова вызывает много вопросов. «За инвестиции ведь придется что-то отдавать. Те варианты и условия, о которых я знаю, нам не подходят», — говорит он.

Компания подала заявку в акселератор ФРИИ (Фонд развития интернет-инициатив, создан по инициативе Владимира Путина), но окончательный ответ пока не получила. «Проблема многих фондов в том, что они берут проекты, развивают их до какого-то уровня, чтобы потом продать. Нам такая схема не подходит, мы не хотим продавать компанию», — говорит Абрамов. «Вентор» планирует выйти на западный рынок — в Европу, США. Уже было сделано несколько попыток, но пока неудачно.

По статистике, многие бизнесы закрываются в первые три года работы. Бизнес-гуру советуют стремиться к быстрой капитализации идеи, а если этого не происходит, то рекомендуют «слезть с дохлой лошади». Евгений Абрамов идет по пути, который не укладывается в эти шаблоны. И один из главных вопросов, который возникает при общении с ним, почему он не бросил свой проект, что его мотивировало все эти годы им заниматься.

«Я сам часто спрашиваю себя об этом, — говорит он. — Наверное, не бросил потому, что мне интересно. Когда ты работаешь на каком-то предприятии, как бы там ни было хорошо, ты находишься в рамках системы. А когда создаешь свой собственный продукт, то у тебя масса возможностей по изменениям и принятию решений. Мне нравится это ощущение свободы и творчества, оно имеет для меня большое значение».

Евгений Абрамов.
Анна Зайкова

Досье

Программист и блогер

Евгений Абрамов родился 6 сентября 1972 года в Троицком районе Алтайского края. Окончил автотракторный факультет АлтГТУ по специальности «двигатели внутреннего сгорания». Работал программистом на Алтайском моторном заводе, в Центре по профилактике и борьбе со СПИДом, в «Алтайтелекоме» (сейчас «Ростелеком»), в системе «Город».

В свободное от работы время создает роботов и ведет об этом блог orobote.ru

Евгений Абрамов состоит в гражданском браке, воспитывает троих детей.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость