Экономика

Максим Байкалов: Давайте оставим рынок алкоголя в покое!

В текущем году алкогольную отрасль ждут изменения. Общественная палата не оставляет в покое вопрос «алкоголизации населения», новый орган — Росалкогольрегулирование- уже формирует свои законодательные инициативы, а производители не устают говорить о засилии контрафактной продукции на рынке. Председатель «Алтайской алкогольной ассоциации» и генеральный директор винно-водочного завода «Тейси» Максим Байкалов поделился с редакцией газеты «Ваше дело» своим видением происходящего в этой отрасли.

Доцент кафедры виноделия АлтГТУ Максим Байкалов сомневается в успешности проекта по выращиванию французских виноградников в Алтайском крае.
Доцент кафедры виноделия АлтГТУ Максим Байкалов сомневается в успешности проекта по выращиванию французских виноградников в Алтайском крае.
Павел Водопьянов

«Левая» водка дешевле воды

—  Максим Семенович, на федеральном уровне обсуждаются проблемы чрезмерной алкоголизации населения, развернута антиалкогольная кампания. Почему этот вопрос заостряется именно сейчас и не является ли он надуманным?

—  Суть проблемы связана с причиной, которую трудно отрицать: в России уровень потребления алкоголя один из самых высоких в мире. Пока государство свою позицию в этом вопросе внятно не озвучило. Есть ряд предложений, некоторые из них очень разумны, а некоторые — абсурдны.

На мой взгляд, ничего нового придумывать не надо. Необходимо работать в первую очередь над воспитанием молодежи. Проблему не решить за два-три года, здесь важна планомерная молодежная политика. Еще один фактор, который влияет на увеличение потребления алкоголя, — нелегальное производство. «Левая» водка сегодня стала настолько доступной, что она фактически дешевле воды. По аналитическим данным за 2009 год, доля объема этой продукции в стране доходит до 50−60%. И если сегодня речь идет о снижении потребления алкоголя, то только за счет ее исключения с рынка можно в значительной мере решить данную проблему.

—  Среди предлагаемых вариантов рассматривается перспектива юридически отнести пиво и слабоалкогольную продукцию к разряду алкоголя. Как вы оцениваете такую возможность?

—  Я думаю, это логично и правильно. Натуральные сухие и полусладкие вина давно относятся к разряду алкоголя и подчиняются соответствующим же законам. Почему нельзя рекламировать вино, но можно рекламировать пиво?

—  В середине августа правительство одобрило введение единой максимальной ставки налога на спирт и его стопроцентную предоплату. При этом было решено отказаться от введения квот на покупку спирта. Как это отразится на производителях?

—  У легальных производителей возникнут проблемы только со стопроцентной предоплатой или банковской гарантией уплаты акциза при приобретении спирта. Сегодня банковская гарантия требуется при получении федеральной марки. Если эта необходимость будет снята, то вообще ничего не поменяется. Сейчас мы вносим банковскую гарантию при получении марки, а будем делать это при покупке спирта.

Проблема не в способе взимания акциза. Так, Кабардино-Балкария в 2008 году получила 387 млн. марок на водку, что предполагало уплату 12 млрд. рублей акциза. При этом вся республика заплатила 750 млн. рублей налогов. Если отношение государства к нелегальному алкоголю останется прежним, то ничего не поменяется, каким бы способом эти деньги ни взимались. Сейчас схема начисления и уплаты налога предельно прозрачна. И нет больших препятствий для выяснения путей возникновения водки по цене 32 рубля за 0,5 литра. Но складывается впечатление, что до этого никому нет дела.

«Закон на стороне преступников»

—  По данным статистики, в крае с 2003 года стабильно снижается оборот алкоголя и пива. В марте текущего года розничные продажи упали на 12%. Чем это обусловлено и как вы оцениваете положение отрасли в I полугодии текущего года?

—  У нас общий оборот не снижается. Он находится на одном уровне и даже немного прирастает. Но с 2000 года происходит неуклонное снижение объемов производства продукции внутри региона и рост доли ввозимой продукции. Для этого есть объективные причины. В начале 2000-х годов на Алтае было порядка семи-восьми производителей. Сегодня их осталось три. Кроме этого, алкогольный рынок стал более открытым. Для нашего предприятия это сыграло положительную роль, поскольку 60% продукции мы отгружаем за пределы края. Нас пугает только засилье продукции по цене ниже экономически обоснованной. Три года назад в крае такой продукции не было вообще, год назад она составляла 5- 7%, сегодня ее доля — 50%. Чтобы получить доказательства этого, можно посмотреть на цену водки в рознице. Есть экспертное заключение Государственной Думы, что легальная водка не может стоить дешевле 85 рублей 90 копеек.

—  Какова же позиция налоговиков?

—  Зачастую у нас в стране закон работает против государства. К примеру, сейчас ограничено число проверок предпринимателей. Естественно, для бизнеса это большой плюс. Но и нелегальные продавцы сейчас получают послабление. Налоговая служба пытается с этим бороться. Случаи использования поддельной акцизной марки выявляют. Но деятельность налоговиков ограничена. Правовая база на стороне преступников.

—  УФАС было не вполне согласно с намерениями алкогольщиков установить единую минимальную цену на водку. Было ли принято компромис­сное решение?

—  Естественно, никакого соглашения подписано не было. Мы не вправе идти вразрез с законом при отстаивании свих экономических интересов. Я понимаю, что с точки зрения Закона «О защите конкуренции» любые ценовые сговоры неправомерны. Но во многих регионах России этот шаг используется как вынужденный. Сейчас на рынке идет необъявленная война. А на вой­не все средства хороши.

—  Существуют ли рыночные механизмы воздействия на ситуацию?

—  Я считаю, что здесь не должно быть никаких рыночных механизмов. Нелегальное производство в принципе не должно иметь места в рыночных процессах. Здесь нужна только воля государства в решении этого вопроса. Доля акцизов в бюджете очень незначительная — 0,25−0,5%. Возможно, для государства это не настолько интересный рынок.

—  Есть примеры регионов, где поставки водки по заниженной цене ограничены?

—  В России таких регионов половина. Имеются территории, где этой продукции практически нет. Есть такие, где поставки регулируются. Но существуют регионы, где на нее не обращают никакого внимания. В Красноярском крае если эта водка и есть, то не по демпинговой цене. В Татарстане, где мы работали, но потом отказались от этого региона, поддерживаются свои производители. Красноярский край решает эту проблему так называемой добровольной сертификацией, в Кемеровской области — с помощью решения губернатора.

—  В октябре новое ведомство под названием Росалкогольрегулирование должно будет разработать нормативные акты для отрасли. Как вы считаете, какие аспекты рынка сегодня нуждаются в дополнительном регулировании?

—  Сегодня в законах прописаны все тонкости работы алкогольной индустрии. Давайте оставим рынок в покое! Чем больше происходит изменений в законодательстве, тем больше будет хаоса на рынке.

Кризис ударил по коньякам

—  Можно говорить о том, что в этом году идет процесс перераспределения потребительского спроса в сторону сегмента эконом?

—  Специальной статистики никто не ведет, но такая тенденция намечается. Сейчас в отношении водки не наблюдается глобальных изменений. Водка сегмента премиум и ранее не имела широкого потребления. Кризис резко ударил по коньякам, продажи которых по краю упали в разы.

—  Сейчас местные производители ищут новые ниши. «Иткульский спиртзавод» возобновил в каменском филиале выпуск водок эконом-сегмента, «Алтайспиртпром» также планирует заняться новыми брэндами. Это способ выживания или показатель развития?

—  Думаю, первое. Вывод на рынок новых брэндов — это затратный процесс. В него вкладывают в двух случаях: когда предприятие планирует нарастить производство либо если у компании начинаются проблемы и объемы падают.

Каждый ищет свой путь развития. Мы с 2005 года решили работать в сегменте стандарт, где стоимость продукции в рознице не ниже 130 рублей. Мы добились в этом значительных результатов. По статистике, с 2006 года наше предприятие единственное в крае наращивает 10% каждый год, в этом году даже больше.

—  Каковы результаты работы завода «Тейси» за I полугодие и ожидаются ли какие-то изменения?

—  Мы отмечаем рост производства 22%, рост реализации составил 27%. Предприятие ориентируется на более доходные водочные позиции. Основные усилия мы направляем на маркетинг. К новому году разольем два газированных вина. Производственная база у нас достаточно новая. Сейчас основные инвестиции направляем на автоматизацию управления предприятием. Будем менять нашу управленческую программу. Основные усилия направляются на развитие сбытовой сети по регионам России.

—  «Тейси» производит как вино, так и водку. Какое направление вы считаете основным?

—  Оба важны в равной степени. Выпуск водки намного проще. Технологический цикл занимает максимум пять суток. Производство вина — очень сложный процесс. Из готового виноматериала продукт изготавливается в течение 56 суток. Но мы это производство развиваем невзирая ни на какие сложности, поскольку считаем, что за этим будущее.

—  Когда «Тейси» начнет работу с торговыми сетями по схеме private label?

—  Мы ведем переговоры с сетью «Мария-Ра». Ожидается, что это будет и вино, и водка. Для «Марии-Ра» водку под маркой «Петрович» выпускает «Иткульский спиртзавод». Больше на территории края нет ярких примеров.

Справка

Максим Семенович Байкалов родился 3 мая 1973 года в Барнауле. В 1990 году окончил среднюю школу с золотой медалью. В 1995 году окончил с красным дипломом Алтайский политехнический институт (специальность «Двигатели внутреннего сгорания»). До 1998 года обучался в аспирантуре. С марта 1996 года начал работу на заводе «Тейси».

12 ноября 1996 года предприятие получило лицензию на выпуск водки, Максим Байкалов был назначен на должность начальника цеха. В 1998 году стал замдиректора по производству, затем замгенерального директора, коммерческим директором, исполнительным директором и генеральным директором.

В 2007 году г-н Байкалов защитил кандидатскую диссертацию.

Специальный вопрос

—  «Алтайская алкогольная ассоциация» приняла решение продолжить «бойкот» в отношении владельца магазинов «28 апельсинов» Павла Тулина. То есть не отгружать фирмам этого бизнесмена и общественника алкогольную продукцию, пока он полностью не рассчитается с долгами по договорам поставок. Какую оценку вы дадите этой ситуации сейчас?

—  В настоящее время у многих бизнесменов сложилась практика, что если они перестали работать с контрагентом, то и рассчитываться с ним не стоит. Задачей ассоциации является защита экономических интересов ее членов. Поэтому нам важно не просто забрать долг, но и показать участникам рынка, что ассоциация будет бороться за интересы своих учредителей. В дальнейшем таких примеров, я думаю, будет больше. Компании в своей работе используют разные подходы. Один из действенных методов — это прекращение отгрузки именно всеми членами ассоциации. Сейчас все, даже те, кто никогда не имел проблем с сетью «28 апельсинов», придерживаются общей позиции.

О чем еще рассказал собеседник

О закрытии местных заводов

—  В 1996 году на Алтае было 14 предприятий алкогольной промышленности. Из них крупных производителей было пять, и все они контролировались государством. Мелкие фирмы при усилении контроля со стороны государства не смогли продолжить работу. Однако закрылись и такие мощные предприятия, как «БЛВЗ», завод в Змеиногорске, «Бийский спиртзавод». В тот момент это показало несостоятельность государства в плане управления как минимум ликероводочной отраслью.

О старых долгах

—  В конце 90-х годов была распространена практика неуплаты налогов, и тогда на это смотрели сквозь пальцы. У многих руководителей появилось желание воспользоваться этой ситуацией в интересах предприятий. Впоследствии эти накопившиеся долги все же пришлось возвращать. Однако средств у предприятий уже не было. В итоге, обанкротив их, государство ничего не получило, а только потеряло производство. И сейчас на рынке нет предпосылок для открытия новых производств.

Об алтайских виноградниках

—  Вообще, наш климат не приспособлен для возделывания винограда. Хорошо, если эксперимент в селе Алтайском пройдет успешно, но для того, чтобы сформировать промышленное производство, нужны очень большие вложения и самое главное — долгие годы кропотливого труда. Если наш регион считается территорией рискованного земледелия по выращиванию зерновых, то для возделывания винограда у нас условия суперрискованные. Говорят, что у нас широко развито садовое виноградарство, но тот, кто этим занимается, знает, чего это стоит. Чтобы мог работать небольшой завод первичной переработки, необходимо как минимум 300 га виноградников. Укрыть пленкой такую плантацию просто нереально. Поэтому пока мы для себя не рассматриваем возможности для перехода на местное сырье.

Справка

Винно-водочный завод «Тейси» был основан в декабре 1996 года. Сегодня в ассортименте «Тейси» более 150 наименований продукции. Завод выпускает более 10 видов водки, винные напитки и коньяк. С февраля 2005 года «Тейси» представляет свою продукцию на крупнейшей выставке России «Продэкспо». Продукция «Тейси» удостоена многих наград на региональных и всероссийских выставках, в том числе «100 лучших товаров Сибири». На предприятии трудятся около 250 человек.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость