Экономика

«Меня одолевают идеи». ИТ-предприниматель Денис Газукин рассказал о новых проектах в Барнауле и о старых в Индии

Наверное, в каждой отрасли есть бизнесмены, о которых вспоминают почти всегда, когда о ней говорят. В Алтайском крае в сфере разработки один из таких бизнесменов — Денис Газукин. В течение пяти лет, что он не жил в Барнауле, о нем рассказывали истории: как он основал одну из первых веб-студий в Барнауле «Митру», как стал первопроходцем рынка платежных терминалов в России, и что увидел за годы жизни в жаркой Индии. Один из его знакомых как-то сказал, что Газукин — предприниматель-авантюрист. В хорошем смысле слова, конечно. Почему он решил вернуться в Барнаул и что понял о бизнесе в России за годы жизни в Индии, он рассказал в интервью.

Денис Газукин.
Денис Газукин.
Анна Зайкова

— Денис, полтора года назад, после пяти лет жизни в Индии, вы вернулись в Барнаул и создали здесь бизнес. Расскажите о нем.

— Ничего особенного, это компания в сфере веб-разработки. У нее узкая специализация — мы разрабатываем сложные высоконагруженные системы и веб-приложения. Еще когда я открывал «Митру», думал, потренируюсь на веб-разработке, а потом уйду в офшорное программирование. В итоге, пока занимался другими проектами, разработка сама пришла в веб.

Мы сотрудничаем с некоторым количеством стартап-проектов из Москвы и из-за рубежа, фактически обслуживаем их как девелопмент-центр. Местных заказчиков у нас нет. Работаем потихоньку, о нас почти никто не знает. Вы не поверите, но у нас даже сайта еще нет. Название нашей компании на данный момент вам тоже ни о чем не скажет — «Фриматик».

Это может прозвучать странно, но, по моим сведениям, у меня сейчас самая крупная команда веб-разработчиков в Барнауле — 20 программистов. Мы делаем крупные высокобюджетные проекты. Говорить, что они уровня «ВКонтакте» или «Одноклассников», наверное, будет неправильно. Наши проекты находятся в среднем звене. Таких в России может быть 50 или 100. Они рассчитаны на количество пользователей до 10 млн. человек.

— Из какой они сферы?

— В основном финансовые приложения: пункты обмена электронных валют, системы электронных денег, безналичных расчетов внутри замкнутых финансовых систем (например, внутри градообразующих предприятий), личные кабинеты для микрокредитования по заказу микрофинансовых организаций. Мы создаем микрофинансовые системы.

Одна из основных проблем в бизнесе — это сочетание разных сфер деятельности. Кто умеет это делать, добивается больших успехов. Я архитектор программного обеспечения, создавал компании в сфере разработки, при этом у меня классическое финансовое образование. Мне кажется, что мне удалось совместить в себе ИТ и бизнес.

— Почему вы решили сконцентрироваться на работе на заказ, а не на собственных проектах?

— Здесь все просто. В Индии я оставил все, что заработал до этого. Мне нужно как-то выживать. Разработка ПО — бизнес с быстрым доходом. И я знаю, как делать такие компании. Самое главное найти заказчиков и программистов. Даже здание и оборудование не имеют большого значения. Пока роль аутсорсеров нас вполне устраивает.

— Есть мнение, что веб-проекты, созданные на заказ сторонней командой, долго не живут. Вы с этим согласны?

— Это, наверное, зависит от подхода. Я не рассматриваю бизнес наших заказчиков как самостоятельный. Человек ко мне приходит и говорит, что хочет со мной работать 5−10 лет. Я говорю, что это вообще не вопрос. Мы кормим друг друга. Я стараюсь сделать так, чтобы он зарабатывал больше, потому что его доход гарантирует мне работу.

Кто-то говорит, что идеи — самое ценное. У меня проблем с ними нет, есть другая проблема — идеи меня одолевают. Я не могу успокоиться, пока кому-то их не отдам. Некоторые я не могу никому отдать, приходится заниматься ими самому. Так что идей мне совсем не жалко. У меня достаточно опыта, я участвовал в создании порядка 20 компаний, везде выступал в качестве девелопера, потом передавал их кому-то. Могу дать много советов. Вообще у меня есть мечта поработать консультантом стартапов, но пока не зовут.

— Над сколькими проектами вы сейчас работаете?

— На данный момент у меня 8 компаний. Одна по-прежнему работает в Индии и семь проектов в Барнауле. «Фриматик» — это только один из проектов, ему я уделяю 80% внимания. Есть еще 6 независимых компаний в других сферах деятельности со своими руководителями.

— Вы там являетесь соучредителем?

— Я там основатель и основной учредитель.

— Когда они были созданы?

— Половина в последние четыре месяца. Это пока еще начинающие компании, сейчас о них никто ничего не знает, и я особо не рассказываю. Думаю, что в будущем у нас появятся прекрасные поводы поговорить о них, если они действительно начнут менять что-то на рынке. По крайней мере, два проекта — это стартапы с революционными идеями, которые пока никто не использовал.

— Скажите хотя бы, с какими сферами они связаны?

— Один с мобильной связью, а второй — с рынком совместных покупок.

— Вы сказали, что у вас в компании работают 20 программистов — для Барнаула это довольно большая команда. Где вы нашли специалистов?

— ИТ-компания предполагает постоянную работу с кадрами. Мы рассматриваем резюме, из десятков кандидатов остаются единицы. Я хочу, чтобы люди хотели у меня работать, чтобы я мог выбирать сотрудников, поэтому зарплаты у нас выше рыночных. Но и требования высокие. Мне интересны те, кто болеет за свое дело. Я со своей стороны обеспечиваю комфортные условия.

Не учли разницу культур

— Почему вы решили поехать развивать бизнес именно в Индию?

— В то время там жил мой друг. Он предложил мне заняться развитием платежных терминалов. Сначала мы провели маркетинговое исследование, увидели, что рынок вроде бы перспективный.

— Вы сказали, что оставили в Индии все, что до этого заработали. Получается, ошиблись?

— Бизнес не пошел. Мы в своем исследовании не предусмотрели менталитет населения, разницу культур, на этом и проиграли. Индийцы не хотят оплачивать услуги через терминалы. Автоматы бесчеловечны, а они очень социальные, постоянно находятся в каком-то общении. У них есть некий психологический барьер.

Наш бизнес стал развиваться лучше тогда, когда мы с партнером самоустранились и поставили управлять местных. С индийцами сложно договариваться. Тратишь много сил на переговоры, вроде бы договорился, а они тебе еще какие-то странные условия выдвигают. Где-то, конечно, пытаются и «развести» иностранцев.

Честно говоря, я в Индии за пять лет намучился. Там часто возникает ощущение, что все происходит во сне. Ты вроде что-то делаешь, а результата нет. Я уже начал было думать, то ли это я плохой руководитель и делаю какую-то чушь. Ничего подобного. В Россию приехал: все четко, все довольны — и работники, и заказчики. Я тоже доволен тем, что делаю. Россия — прекрасная страна.

Вообще платежные терминалы — это был российский феномен. У меня есть сведения из довольно серьезных источников, что нигде этот бизнес не пошел так успешно, как в России.

— Почему тогда вы до сих пор не ушли из Индии?

— Раньше у нас было около 120 терминалов в Индии. Сейчас осталось штук пять. Бизнес почти стоит. Невыгодно его вести, содержать терминалы дороже. В настоящее время там мы зарабатываем на производственном направлении. Для Индии мы разработали уникальную модель терминалов.

— В чем ее особенность?

— Она отличается технологией производства. Я привез туда российские чертежи и технологии для сборки терминалов. Индийцы не смогли их собрать! Рабочие не попадали на те участки, которые требовалось сварить. Потом уже стали помечать их, но все без толку. Оборудование было до 0,1 мм точности, у них погрешность получалась 2 мм. Все болты вываливались. Нам пришлось отказаться от конденсаторной сварки.

В итоге была разработана максимально простая в сборке модель терминала. Она собирается, как конструктор. На одних частях дырочки, на других «пимпочки». Они друг в друга вставляются, а потом очень просто обвариваются. Испортить невозможно. Они делаются очень быстро, минут за 20 полная сборка. Металла в них немного, они легкие и компактные.

— Мне рассказывали о том, что вы были одним из родоначальников рынка платежных терминалов в России. Первые сенсорные платежные терминалы были сделаны на Алтае, а вы разработали для них платежную систему. Потом пытались масштабировать бизнес по всей стране, но у вас не получилось, потому что вы допустили ошибки. В частности, пытались развивать филиалы в регионах, а не искать дилеров, как это потом сделала Qiwi.

— Да, была такая история. Мне тогда не хватило ума, опыта. Дело было даже не в схеме развития. Я много ошибок совершил. Начиная с того, что я продал эксклюзивные права на развитие нашей платежной системы питерским предпринимателям. Не нужно было этого делать. Нужно было самому все это развивать, ехать в Москву. Много было разных моментов.

Понимаете, мне было всего 24 года. Когда этот бизнес начал развиваться, я еще вообще мало что в жизни понимал. Да, я на тот момент 4 года руководил «Митрой», но все равно этого опыта было еще недостаточно. Я занимался в основном технологическими процессами, а там нужны были управленческие решения. У меня было не так много опыта игр в долевых компаниях.

Мы начинали работать с «Мультикассой». Учредители этой компании придумали терминалы, а мы сделали для них софт. В «Митре» было подразделение, которое этим занималось. Авторские права на программное обеспечение остались у нас. Это был пилотный проект. Существовали разные пути развития, я выбрал тот, что выбрал. Поехал в Питер.

Всего тогда в России (Барнаул, Санкт-Петербург, Сургут) стояло около 300 терминалов. У меня была стратегия развития бизнеса, но не было денег. Я сделал бизнес-план — просто написал в «ворде» за несколько часов. Там было две страницы. На одной — реальные цифры о результатах работы первых терминалов, на второй фотографии очередей по 30−40 человек к терминалам, что уже стояли. Я отправил копии этого бизнес-плана 12 или 15 получателям. Среди них был руководитель одной из платежных систем, которая сейчас в числе лидеров этого рынка в России. С этого момента рынок взорвался. Пришли люди более подкованные в бизнесе и с деньгами.

Я считаю, что ничего страшного в этом нет, всему свое время. У меня сейчас не меньшие проекты готовятся. Если я правильно рассуждаю, то там рынки еще больше. Только теперь уже есть опыт.

— Недавно на одном из мероприятий вы сказали, что у вас есть мечта сделать Барнаул столицей ИТ. Что для этого нужно?

— Я думаю, что это задача не только моя, но и всех руководителей ИТ-компаний Барнаула. У нашего города и края очень интересное географическое положение. Мы можем заниматься сельским хозяйством, но сельское хозяйство во всех странах так или иначе дотируется. Мы не исключение, и ничего в этой сфере не изменится. Зато у нас есть люди, умные головы и университеты. В Барнауле хорошее сочетание условий: менталитет у нас чем-то похож на новосибирский, при этом климат получше, а зарплаты пониже. В этом наше конкурентное преимущество.

Кто-то собирается уезжать в Москву. Но у Москвы свои особенности. Я еще не видел ни одного человека, который сказал бы: «Я живу в Москве, и мне нравится». Там больше платят, но ты теряешь связь с друзьями, родными, не думаю, что оно того стоит. Я хочу, чтобы умные ребята не хватали звезд с неба, а жили бы здесь, строили семьи на своей родине. Денег на путешествия нам точно хватит. Зарабатывая 50 тыс. рублей в Барнауле, можно свободно путешествовать. Честно говоря, это тоже надоедает. Если бы мне сейчас сказали, что надо куда-то ехать, еще и не дай бог на отдых какой, я скажу: «А точно надо?». Основная проблема в том, что люди не верят в то, что здесь можно что-то сделать. А я уверен, что это возможно.

О чем еще рассказал собеседник

О погоде

— Кто-то ругает наш климат, а мне он нравится. Я пять лет прожил в тепле, там, где понятия погоды вообще не существует. В России люди говорят о деньгах и о погоде, потому что с этим основные проблемы. В Индии о другом говорят.

О колл-центрах

— Хорошо, что в Барнауле начали открывать колл-центры. Это нужно было делать уже давно. У нас очень много женщин с высшим образованием, которым негде работать. Для них создали тысячи рабочих мест. Все крупные мировые компании еще в 1990-х разместили колл-центы в Индии. Да, индийцы плохо говорят по-английски, но они говорят. Сейчас, правда, у них другая проблема. Они цены взвинтили так, что колл-центры переезжают обратно в Америку.

О кругозоре

— Все люди мыслят в рамках своих представлений. Нужно быть гением, чтобы суметь это преодолеть. Говорят, что в Барнауле сложно найти хорошего дизайнера. Я думаю, проблема в незрелости первичных образов, с которыми они работают. Например, в некоторых американских компаниях есть такая практика — после двух лет работы дизайнера отправляют на год в путешествие по миру. За это время человек трансформируется как профессионал. То же самое и со стартапами. Чтобы сделать хороший стартап, нужна определенная широта взгляда.

О перспективных рынках

— Рынки рождаются, живут, умирают. Я никогда не буду работать на рынках, которые идут в down. На стабильных рынках еще можно что-то сделать, но с условием, что у тебя есть принципиально новое решение. Если бы у меня сейчас была крупная компания на рынке платежных терминалов, я бы ее не закрыл, но, скорее всего, продал бы. Этот рынок находится на таком этапе, когда на нем уже ничего не сделать. Я бы не стал открывать и новую веб-студию сейчас. По моей оценке, в настоящее время перспективнее рынок серьезной веб-разработки.

Досье

Денис Сергеевич Газукин родился 22 июня 1979 года в Алейске. Высшее образование получил на экономическом факультете АлтГУ по специальности «Финансы и кредит». В 2000 году создал одну из первых веб-студий в Алтайском крае — компанию «Митра». Она разработала первое в России программное обеспечение для сенсорных платежных терминалов.

Долгое время «Митра» была лидером рынка веб-разработки в Алтайском крае и в Сибири. Сейчас компания также присутствует в крупных федеральных и региональных рейтингах веб-студий. Денис Газукин не руководит компанией с 2005 года, но является одним из ее учредителей.

С середины 2007 до середины 2012 года жил в Индии, где совместно с партнером развивал сеть платежных терминалов. В середине 2012 года вернулся в Барнаул и основал софтверную компанию «Фриматик» и несколько других стартапов, о которых пока не рассказывает.

Денис Газукин женат, у него трое детей. В свободное время он осваивает дайвинг, занимается сноубордом.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость