Экономика

На Алтае остался единственный ЧОП, не отдавший оружие в собственность государства

На алтайском рынке охранных услуг остался единственный ЧОП, который, игнорируя требования законодательства, так и не отдал свое оружие в собственность государства. Руководитель ЧОП «Рюк-Бакс» отставной военный офицер Сергей Федоров говорит, что пошел на принцип: закон должны соблюдать все, в том числе и представители власти — люди в полицейских погонах. При этом он ссылается на конкретные судебные решения и утверждает, что сдаваться не намерен. Федоров уже нажил себе массу проблем и потерял часть бизнеса. «ВД» увидело в этой ситуации один из показательных примеров, как государство и «частники» добывают деньги на одном рынке.

Сергей Федоров занимается охранным бизнесом 15 лет.
Сергей Федоров занимается охранным бизнесом 15 лет.
Анна Зайкова

Не многие об этом задумываются, но российские ЧОПы — это целая армия, вооруженная огнестрельным и травматическим оружием. Только в Алтайском крае сейчас вооружены около 100 охранных фирм, на которые, по данным Марины Сувориной, начальника центра лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Алтайскому краю, приходится 603 «ствола» ИЖ-71 и 244 единицы «Сайга-410». В частной охране работают около 5 тыс. человек, а в общей сложности в регионе действуют 353 ЧОПа. В 2009 году их было более 500.

Марина Суворина,
начальник центра лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Алтайскому краю:

Процесс сокращения числа ЧОПов является позитивным, потому что порядка в этой сфере становится больше. Наша задача в том, чтобы огнестрельного оружия на руках было как можно меньше.

Государство озаботилось этой проблемой не вчера.

Евгений Камнев,
руководитель «Корпорации „Анаконда“:

Первый крупный „наезд“ на ЧОПы был, когда еще Рашид Нургалиев попытался изъять у них пистолеты ИЖ-71. Тогда была большая общественная волна. На федеральном уровне протестовали и Герои СССР, и отставные генералы КГБ, и многие другие, работавшие в частной охране. Следующий „наезд“ был подготовлен более тщательно. И они своего добились.

Евгений Камнев имеет в виду поправки в законодательство, которые обязали ЧОПы в 2010 году продать или утилизировать свое оружие либо передать его в собственность органов внутренних дел. Причем „стволы“ от милиции можно было получить назад в пользование. Руководители ЧОПов тогда были едва ли не в панике. И направляли петиции на федеральный уровень. „Массово продать свое оружие для ЧОПов оказалось проблематично, — констатирует Марина Суворина. — Некоторые сдали его в ОВД для последующей утилизации. Основная же масса ЧОПов передала оружие в ОВД и получила его в пользование безвозмездно и бессрочно“.

„А куда им было деваться? — говорит Алексей Кулагин, экс-руководитель регионального профсоюза работников негосударственной безопасности. — ЧОПам поступил приказ: „До такого-то числа не передадите оружие — будем изымать“. Мы же понимаем, что такая постановка вопроса означает фактическую парализацию работы предприятия. Плевать против ветра — себе дороже“. „Себе дороже“, — именно так сказал и Сергей Кузнецов, руководитель охранного предприятия „Ирокез“. А Алексей Кулагин до сих пор уверен, что „операция по „добровольной“ передаче оружия — акция, мягко говоря, не совсем законная“.

Дикая ситуация

Еще один болезненный факт для ЧОПов заключается в том, что им приходится работать на одном рынке с государственной структурой — вневедомственной охраной. „Ситуация вообще дикая: полиция нас лицензирует, контролирует и при этом является нам основным конкурентом“, — констатирует Евгений Камнев.

Бизнес владельца ЧОПов „Рюк-Бакс“ и „Нарвал“ Сергея Федорова с вневедомственной охраной связывают давние отношения. Это серия выигранных и проигранных судебных процессов, один из которых дошел до уровня Высшего арбитражного суда. Это десятки страниц жалоб и обращений в ФАС, ГУВД, прокуратуру, генпрокуратуру России и т. д.

Если описывать этот конфликт максимально упрощенно, то ситуация выглядит следующим образом. ЧОП „Нарвал“ арендует помещение, в котором располагаются ячейки для хранения служебного оружия. Помещение по договору находится под централизованной охраной отдела вневедомственной охраны. Ячейки сдаются в субаренду другим охранным предприятиям. Этот бизнес приносил г-ну Федорову до 300 тыс. рублей в месяц.

Договор № 283 на охрану оружейной комнаты был заключен 23 марта 2009 года. Документ предполагал, что если за 10 дней до его истечения ни одна из сторон не заявит о его расторжении или изменении, договор считается продленным. Так и произошло — договор был продлен до апреля 2011 года. Однако еще в апреле 2010 года вневедомственная охрана в связи с собственной реорганизацией и изменением тарифов предложила ЧОПу „Нарвал“ переоформить отношения. Проект нового договора № 4/283-ТО4 никак не устраивал г-на Федорова ни по цене, ни по содержанию. Он ответил отказом.

Тем не менее в мае 2010 года Сергей Федоров из письма вневедомственной охраны узнал, что договор № 4/283-ТО4 все же подписан. Причем срок его действия — с января 2010 года. „Я никогда не подписывал данный договор, — утверждает руководитель ЧОП „Нарвал“. — О чем неоднократно сообщал и в прокуратуру, и в ГУВД“.

В то же время вневедомственная охрана прекратила оказывать услуги по договору № 283. Федоров обратился в арбитраж с иском о понуждении к исполнению данного договора. Как следует из материалов суда, ответчик представил копию договора, в котором был подменен лист с указанием срока действия документа, а также подтверждение того, что ЧОП „Нарвал“ был своевременно письменно уведомлен о прекращении договора № 283. Представители ЧОП „Нарвал“ настаивали на почерковедческой экспертизе, но суд отказал.

Зато апелляционная инстанция поддержала Сергея Федорова. Суд не нашел подтверждения того, что ЧОП „Нарвал“ в действительности был уведомлен о прекращении договора: в почтовой квитанции, которая есть в материалах дела, речь идет не о письме, а о пересылке ценной бандероли весом 139 граммов. В итоге апелляционная инстанция обязала вневедомственную охрану исполнять обязательства по договору № 283. Она сделала это не сразу, пришлось вмешиваться судебным приставам. „Нарвал“ подавал иск о взыскании с вневедомственной охраны убытков в сумме почти 600 тыс. рублей, но в первой инстанции проиграл.

„Стволы“ им не достанутся»

Сейчас Сергей Федоров говорит, что «субарендаторы все разбежались. С них требуют отдельные договора охраны на каждую ячейку в оружейной комнате и не про­дляют лицензии на „стволы“. Я терплю убытки». Может лишиться разрешения на хранение и использование оружия и ЧОП «Рюк-Бакс» — соответствующий иск полиции находится на рассмотрении в арбитраже. Федоров говорит, что расстанется с оружием только после того, как проиграет в Высшем арбитражном суде. «Им „стволы“ не достанутся, я их лично утилизирую. Из принципа, — заявил он. — А вообще, статью Конституции о праве частной собственности еще никто не отменял. Если вам нужно мое оружие, выкупите его по той цене, которую я назначу».

Свою принципиальность предприниматель объясняет так: «Моменты злоупотребления вневедомственной охраной были доказаны в суде. В решении суда четко прописано, что они, пользуясь своим правом монополиста, идут на любые действия, вплоть до подделки документов, которые подписывает их руководитель Дмитрий Цапко».

Впрочем, не все участники рынка считают позицию Федорова правильной. «Если ты хочешь вести бизнес, выстраивай систему и работай. Если же хочешь добиваться справедливости — иди в правозащитники», — уверен Евгений Камнев.

Что Мауль ответил Федорову

Из официального письма начальника Управления вневедомственной охраны Александра Мауля руководству ЧОПа «Нарвал» (апрель 2011 года):

«По результатам проведенной служебной проверки лица, виновные в нарушении порядка исполнения и расторжения заключенного с ООО ЧОП „Нарвал“ договора № 283, привлечены к дисциплинарной ответственности. По факту фальсификации доказательств по делу А03−9090/2010 материалы направлены в Следственное управление…»

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость