Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Не достаньтесь же вы никому. «Империя» Антипиных разваливается, хозяйства спасаются как могут

— В войну коров с Украины в Сибирь гнали, чтобы спасти поголовье. А здесь без войны режут или оставляют подыхать от голода. Разве ж можно?.. — говорит наш читатель Иван Иванович.

Иван Иванович проработал в сельском хозяйстве, наверное, всю жизнь, но такого отношения к корове-кормилице на селе не припомнит. Засуха засухой, но надо же и голову иметь.

Вот сводка по животноводству Бийского района за 2012 год. В хозяйствах, которыми еще недавно рулили «Изумрудная страна» и семья Антипиных, падеж возрос в разы. Надои и раньше-то здесь были далеки от рекордов, а в этом году и вовсе слезы. Чуть больше трех литров на корову в день в среднем по году — как вам?

Все антипинские хозяйства сегодня предоставлены сами себе. Где крепкий руководитель и хорошая база — там положение, как мне пояснили, «более или менее». А где с руководством проблема, скотина дохнет, людей увольняют.

Устанет рука

В хозяйстве «Компаньон» Бийского района, где год назад числилось 460 коров, падеж в 2012 году составил 124 коровы. Год назад пало 30. В «Угренево», где в начале 2012-го было 500 коров, пало 254 коровы против прошлогодних 115. За год, конечно, народились телята. Но как они зимуют?

— В «Угренево» нет соломы на подстилку, телята в 40-градусные морозы лежали на мерзлой земле. Поставили скот в неотремонтированные помещения, — и, как говорит наш читатель, похожая ситуация не только в Бийском районе.

Кстати, есть в Бийском районе еще одно хозяйство — «Заозерное». Осенью прошлого года оно перешло к другим владельцам. Но и там падеж по итогам года побил все «рекорды»: по данным сводки, в 2012 году сдохли 285 кормилиц. Итого по трем сельхозпредприятиям минус 663.

«Компаньон» и «Угренево» антирекордсмены в районе еще и по надоям: 4,3 и 3,4 литра на корову в среднем за год — «не выдоишь за день, устанет рука». Может быть, во всем виновата засуха? Виновата. Но в пяти хозяйствах района падеж в 2012 году даже снизился, в некоторых немного подросли надои. Вот тебе и засуха.

Отбросит копыта

Михаил Колесников, человек, отвечающий за «долговые переговоры» с «Россельхозбанком», ни высокого падежа, ни низких надоев в этих хозяйствах не отрицает. А куда деваться? Факты. Главная причина: хозяйства «подготовились к зиме неудовлетворительно». Из-за нехватки денег на покупку того же дизтоплива корма просто не заготовили в нужном объеме. Да и централизованное руководство тоже было не на высоте, признает г-н Колесников.

В самом деле, «изумрудные» начальники уже много месяцев сельхозпроизводством не занимаются. Не до того: Ольга Антипина с августа находится в СИЗО, а ее сестра Ирина Виноградова с недавних пор пребывает в стационаре. Ну, а еще два руководителя — Евгений Виноградов и Николай Хомайко — давно уволились.

— Такого падежа бы не было, если б можно было вести забой. Но коровы находятся под арестом (часть заложены в банке. — Прим. Н.С.) и переданы на ответхранение руководителям хозяйств, и ни один директор не берет на себя ответственность ее забить и сдать — банк не разрешает, — продолжает г-н Колесников. — Можно было бы перевести животных туда, где помещения подготовлены и корма есть, но пристав говорит: «Согласовывайте с банком». А в банке говорят, что сначала надо провести оценку состояния предприятия, в которое вы хотите перемещать коров. Но я-то знаю, что приставы сами могут поменять ответственного хранителя.

Получается, лучше пусть предмет залога копыта отбросит, чем мы инструкцию нарушим?

Много неизвестных

История этого еще недавно самого крупного аграрного объединения края шаг за шагом близится к развязке. С апреля «Россельхозбанк» подал более 200 исков в суд: требовал от «изумрудных» предприятий вернуть взятые кредиты и все суды выиграл. А предприятия в свою очередь подают заявления на банкротство: таких заявлений уже порядка трех десятков. Небольшой шанс сохранить там производство есть — если, конечно, найдется тот, кто выкупит имущество.

И все же Михаил Колесников вносит в эту картину немного светлых красок. В переговорах с «Россельхозбанком» о реструктуризации ссудной задолженности наметился просвет. Встреча с представителями банка, приехавшими в край из Москвы, состоялась еще 21 ноября. И по ее итогам стороны подписали протокол: агрохолдинг предоставляет дополнительные залоги под взятые кредиты, проводит оценку имущества, а банк со своей стороны, получив все необходимые документы, проводит реструктуризацию долгов.

— Мы договорились, что оформим в качестве дополнительных залогов по кредитам все незаложенное имущество: это не только «Бийский сахарный завод», но и все, что незакредитовано, — поясняет г-н Колесников. — Раньше в банке предлагали нам сначала оформить допзалоги, а уж потом обещали подумать о реструктуризации. Но 21 ноября они заявили, что готовы подписать соглашение о реструктуризации.

В ближайшее время в край планируют приехать представители оценочной компании из Москвы, аккредитованной в «Россельхозбанке», оценку имущества они намерены провести в течение месяца. У банка часть кредитов будет обеспечена хорошими активами. Что ждет предприятия агрохолдинга?

Перспективы туманные

В то, что реструктуризация может спасти агрохолдинг, опрошенные нами эксперты откровенно не верят.

— Ну, можно сделать реструктуризацию, можно отсрочить выплату кредитов. Но в этой компании никогда не будет производства, которое способно обслужить те кредиты, которые они взяли, — считает, например, Александр Назарчук, лично знающий многих бывших руководителей «Изумрудной страны».

На сегодня значительная часть работников уволена, подтверждает Михаил Колесников. Надеяться на кредиты для финансирования текущей деятельности хозяйствам нет смысла: на каждом из них и так висят десятки или сотни миллионов. Наши коллеги из Немецкого национального района сообщают: антипинские предприятия бросили на произвол судьбы котельные — пришлось спешно, в отопительный сезон, создавать муниципальные предприятия, чтобы не заморозить села. В общем, хозяйства сегодня предоставлены сами себе: каждый спасается как может.

А тем временем власти ряда районов (например, Немецкого) заявили, что намерены забрать у «изумрудных» хозяйств землю — ведь те не платят ни за аренду, ни налоги. Даже если на месте обанкротившихся хозяйств будут созданы новые предприятия без долгов, жить им придется без денег, без кормов, а то и без земли — вот такая сейчас проглядывается перспектива.

— А нам в администрации края рисуют радужные перспективы: к 2025 году зарплата в сельском хозяйстве возрастет до 25 тысяч рублей, — возмущается наш читатель.

Александр Назарчук: «Они все это покупали, а власть смотрела!»

В администрации края недавно озвучили невеселые цифры: в крае заготовлено 15,4 кормовые единицы грубых и сочных кормов — лишь 62% от потребности. Эксперт «СК» полагает: качество этих кормов зачастую оставляет желать лучшего, до 25−30% - испорченные, ими и кормить-то не стоит. Ситуация очень тяжелая и далеко не только в хозяйствах супругов Антипиных, говорит эксперт.

А между тем Александр Назарчук, в прошлом спикер Заксобрания, который и сегодня неплохо знает сельское хозяйство края, утверждает: никакой трагедии нынешним летом не было. Была сложная обстановка. Его мнение об итогах года и о бизнесе супругов Антипиных, на наш взгляд, заслуживает внимания.

— Разве, если частная собственность, надо все бросать на самотек? И если бы на самом деле не было кормов! Я часто езжу летом в сторону Солнечного и вижу брошенные поля бывшего Санниковского совхоза. В пойме Оби летом сотни тонн сена можно было получить. Никто не косил… Ко мне летом приехал посол Украины в России, поехали с ним через Старобелокуриху в Белокуриху, он там отдыхал. Я посмотрел, сколько там травы, сколько соломы, а это был уже конец августа…

Можно было в августе посеять подсолнечник с овсом и набрать зеленую массу. Подсолнечник мог еще дать массу 100 центнеров с гектара. Просто надо было организовать это, поддержать тех, кто мог накосить, — дизтопливом хотя бы, чтобы они накосили, чтобы лежали рулоны. Перевезти рулоны не составляет никакого труда — сегодня машины по 20 тонн за рейс везут.

А про эту «Изумрудную страну» я с самого начала говорил: авантюра. Антипин первый в крае разрушил совхоз «Сибиряк» в Первомайском районе. Он первым начал там эксперименты, но, понятно, идеи никакой нет, а революцию делать надо. Вот и сделал.

Я смотрю: один за другим все скупают: Бийский спиртзавод купил, Бийский сахарный, в Камне молочный завод… Такая разбросанность! Нужна настоящая управленческая и технологическая структура, хорошая управленческая команда. А людей, которые могли бы мозгами раскинуть, не было в «Изумрудной стране». И нету. Жена — президент, «Хаммеры» взяли, у Рыжака спичечную фабрику перекупили… Они это все покупали, власть смотрела — вроде не знает, почему им давали кредиты.

Они берут большой кредит на спиртзавод и кредитному комитету «Россельхозбанка» рассказывают: мы таким образом будем поддерживать хозяйства. Я спрашиваю: в кредитном комитете кто-то есть с головой? Знают же люди, что в крае спирт девать некуда.

Спрашивал Роговского: вы чего делаете, зачем кредиты им даете? А он говорил: это лимит не наш, это центральной конторы.

— Разве могли власти это остановить — это ж частный бизнес?

— Не только могли — должны были. Они же скупали в том числе хозяйства и краевой, и федеральной собственности. Совхоз «Чарышский» Усть-Калманского района — племенное хозяйство. Ну разве можно было отдавать «Изумрудной стране» племенных герефордов, приличное хозяйство, 600 дойных коров?

— Это ж на аукционах продавали…

— Да какие аукционы?! Можно и нужно было остановить, если ты болеешь за край, за экономику. Все ж места заняты, все при деле, при портфелях.

А когда я увидел по телевизору, что дохнут лошади в Смоленском районе, я звоню Чмыреву, заму по животноводству (замначальника ГУСХ. — Прим. ред.). Слушай, правда это или нет? Он говорит: да вот, там управляющий. Я говорю: ну ладно, если управляющий там такой, вы откройте ворота, лошади сами найдут корм. Сволочи, жеребенок маленький грызет доску. Ну, молите Бога, что я не работаю, говорю, я бы снял тебе голову на следующий же день. А сейчас мне говорят: в Топчихе телята подохли, в Павловске — это уже не Антипиных хозяйства.

Мне обидно, что сельскохозяйственная отрасль в крае приобрела такую нехорошую характеристику через «Изумрудную страну» и через Куфаевскую страховую компанию.

Справка

Уголовные дела в отношении бывших руководителей «Изумрудной страны» Ольги Антипиной и Ирины Виноградовой были возбуждены еще летом. Обе обвиняются в мошенничестве. В декабре в деле появился еще один обвиняемый — Елена Павловская, директор зарегистрированной в Барнауле фирмы «Платан». Следствие тоже обвиняет ее в мошенничестве: якобы она подделала подписи поручителей по кредитам, выданным сельхозпредприятию «Возрождение» из Каменского района.

А 16 января уже нынешнего года правоохранительные органы возбудили еще одно уголовное дело. В органах предполагают: по указанию Антипиной и Виноградовой от предприятия «Рыбное» Каменского района были поданы документы на получение кредита в «Россельхозбанке». При этом некое неустановленное лицо подделало на документах подписи Валентины Зоркальцевой, которая числится директором предприятия. Ее подписи стоят под договором поручительства. Однако фактически управленческие функции она не осуществляла и заявила, что договор поручительства не подписывала.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость