Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Экономика

«Менеджер года-1868»: как жил богатейший предприниматель Алтая 150 лет назад

Если бы конкурс менеджер года проводился на Алтае 150 лет назад, его победителем мог бы стать владелец заводов и основатель новых направлений в экономике Константин Платонов. Вместе с компаньоном он открыл в 1868 году первый в округе винокуренный завод, удивительным образом переживший все смуты истории. Платонов начал дело небогатым человеком. Умер миллионером и владельцем бизнес-империи, осколки которой сохранились до наших дней.

Бывшая дача Платоновых в Зудилово.
Бывшая дача Платоновых в Зудилово.
Первомайский историко-краеведческий музей.

Беспоместные дворяне

Родился будущий миллионер в 1812 году в Перми в семье потомственного дворянина Павла Андреевича Платонова. Описания его матери Пелагеи Дмитриевны историки не оставили.

А вот про отца кое-что известно: он служил заводским исправником Пермского горного правления, а значит, курировал сбор налогов с заводов, работу полиции и, конечно, не только это.

Что это была за семья? Отец-дворянин поместья не имел — видимо, она не была богатой. А вот характер отца… Он был непрост — судить об этом можно по одной весьма скандальной истории 1820-х годов.

Бал алтайских горных инженеров. Картина художника Алексея Дрилева.
altapress.ru.

Только перья летели

Началась она, правда, более чем невинно: уральский заводчик Демидов пригласил главным учителем заводского училища отставного штабс-капитана Евлампия Мосцепанова. Однако же Мосцепанов оказался не просто учителем — еще и правдоискателем.

Роковые жены: как алтайские женщины вертели своими знаменитыми мужьями

Бывший вояка насобирал то ли слухов, то ли фактов и вступил в новый бой: обвинил исправника Платонова и двух приказчиков в том, что те не только воруют, но и причастны к убийствам и пыткам мастеровых.

Платонов-отец отреагировал жестко: заявил, что доносы ложные, что учитель подстрекал к бунту, да не только это! Он якобы позволил себе мужеложество с учениками и сожительствовал с дочкой пономаря — при живой-то жене.

В общем, скандал был на Урале — только перья летели. Кстати, виновным в этой истории признали Мосцепанова, а Платонов-отец с друзьями выкрутился.

Ваше благородие

Но об этой истории его сын, разумеется, мог и не знать: он в 1820-х годах учился в пермской гимназии. А в 15 лет, не окончив полного гимназического курса, погрузился во взрослую жизнь: пошел работать.

Константин Платонов начинал карьеру с маленькой должности: в штат Уральского горного правления его приняли унтер-шихтмейтером 3-го класса. С такой же ступеньки, к слову, начинал карьеру и изобретатель Иван Ползунов.

Платонов же шаг за шагом поднимался по карьерной лестнице, к 33 годам став титулярным советником и заслужив обращение «ваше благородие». Чем занимался? Служил горным землемером и столоначальником, потом перешел в департамент горных и соляных дел Минфина.

Барнаул в начале XX века
retro. moi-barnaul.ru

Дожив до возраста свершений, молодой карьерист просит определить его в Алтайское горное правление. И в 1846 году судьба его решена: на Алтай!

Бюрократ-бизнесмен

Алтайский период жизни Константина Платонова делится на две части. Первая — государева служба, в которой он дослужился до советника горного правления. Вторая — бизнес, в котором стал миллионером.

Но стоп! Некоторые источники утверждают: на государевой службе Платонов пребывал вплоть до 1871 года. Между тем, как пишет историк Валерий Скубневский, первый свой бизнес он открыл вместе с двумя бывшими чиновниками еще в начале 1860-х — это была мельница в деревне Зудилово.

Владельцы и сотрудники Иткульского завода. В центра стоит Иван Платонов, слева сидит основатель бизнеса Константин Платонов.
Архив Первомайского музея.

Если данные о его нахождении на службе до 1871 года верны, то и следующий его бизнес-проект — винокуренный завод по производству хлебного вина (это почти водка), задуманный на пару с барнаульским купцом-виноторговцем Григорием Бадьиным, он тоже открыл, еще будучи чиновником. Ведь это был 1868 год.

То есть вполне возможно, что девять-десять лет Константин Павлович умело сочетал и службу государю, и бизнес. Впрочем, разве это нас удивляет? Другой вопрос: почему он, дожив до 50 лет, решил поменять (или дополнить) понятную ему жизнь на государевой службе на риск и труд в бизнесе?

Тяжелая атмосфера

Надо сказать, что за несколько лет до старта первого платоновского бизнес-проекта на Алтае провели глубокую ревизию. Ревизор, похоже, оказался неподкупным. Он разложил перед столичным начальством по винтикам весь механизм алтайской коррупции.

Как брали взятки и наживались алтайские чиновники и горные инженеры до революции

С тех пор за работой алтайских горных инженеров надзирали специальные чины. Корреспондент «Сибирской газеты» много лет спустя опишет ту тяжелую атмосферу, которая царила в заводской администрации на Алтае еще лет 10 после той ревизии.

«Контрольные чины» свободно ездят в увеселительные поездки, получают гигантское жалованье. Общие затраты на контроль больше, чем зарплата всех горных инженеров, вместе взятых. А живут инженеры, в основном, бедно, казнокрадов среди них — единицы.

«Не мудрено, что алтайцев упрекают в том, что у них техническое дело ведется так, как оно шло чуть не сто лет назад, без всяких улучшений, выработанных на Западе наукой и опытом. Большинство на Алтае ничего и не знают об этих улучшениях, а люди знающие ничего поделать не могут. Все представления отсюда в Питер о каких-либо улучшениях тормозятся там невообразимо», — писала «Сибирская газета».

Словом, служба стала отнюдь не той тихой гаванью, какой была в момент переезда Платонова на Алтай. К тому же в стране стартовали реформы. И перед начинающими предпринимателями открывались большие перспективы.

Чьи связи круче

Открытая Платоновым и компаньонами мельница в Зудилово не была на Алтае первой. Но следующий бизнес — винокуренный завод на речке Иткуль — был проектом новаторским.

Место его расположения присмотрел виноторговец Григорий Бадьин — он часто охотился в лесах вблизи деревни Соколово. Но без Платонова этот бизнес вряд ли бы состоялся, хотя, казалось бы, спрос рос.

Акт осмотра оборудования на Иткульском заводе.
Первомайский историко-краеведческий музей.

Алтайский округ в середине позапрошлого века выпивал 179 тысяч ведер алкоголя в год (2,2 млн литров). И все оно было привозным… Ну, точнее, не все. В середине 1860-х на рынок поступал и нелегальный спирт. И вот с его производителем Платонов разобрался, так сказать, гуляючи.

Сотрудники Первомайского музея разыскивают потомков легендарных предпринимателей

В 1862 году подданный вольного города Гамбург Август Брокмиллер получил разрешение открыть недалеко от Сузуна сахарный завод — возможно, не без протекции зятя Василия Фиалковского, управляющего Павловского сереброплавильного завода. Гамбургский подданный делал сахар. А параллельно гнал спирт, на что разрешения не имел.

Когда Платонов и Бадьин открыли винокуренный завод на речке Иткуль, Брокмиллера обвинили в незаконном производстве спирта. И его завод закрыли. Хлебная водка победила самогон административным путем.

Кстати, Бадьин был к тому времени опытным виноторговцем — оба компаньона хорошо понимали, как они нужны друг другу: купец и чиновник.

Довел до разорения

Между тем, действия Платонова в бизнес-сообществе Алтая восприняли без энтузиазма. И это мягко сказано!

Несколько бийских купцов разослали жалобы по инстанциям: якобы Платонов с Бадьиным втайне от горнозаводского начальства, у маклера, заключили договор о создании совместного предприятия. А потом чиновник убрал с дороги конкурента, употребив все свое служебное влияние на установление монополии.

«Доказательством чему служит как отдача самому себе без торгов места под винокуренный завод, так и воспрещение без всяких видимых оснований деятельность завода Брокмиллера, доведенного Платоновым до разорения», — объяснял купец Митрофан Яновский.

Платонов, понятно, все отрицал. Но до самой его смерти в 1893 году в Алтайском округе никто так и не смог получить разрешение на строительство своей винокурни. Хотя Скубневский все же считает: не стоит абсолютизировать эту монополию — торговлю алкоголем держали на Алтае и другие.

В контакте с чиновниками

Так или иначе — бизнес Платонова шел в гору. Уже в 1869 году компаньоны открывают водочный завод в Барнауле, на котором из иткульского спирта делают водки, наливки, ликеры.

Барнаульский ЛВЗ основан в конце XIX века.
wikipedia.org

В 1872 году сооснователь Иткульского завода Бадьин умирает — его доля в бизнесе переходит к вдове Евдокии. Тут же объявляется жених: другой компаньон Платонова — Дмитрий Судовский, тоже бывший чиновник, с которым наш герой арендует два золотых прииска (в Алтайском горном и Мариинском округах).

Недолго думая играют свадьбу. Бизнес становится еще крепче, а Евдокия Бадьина-Судовская много лет будет надежным деловым партнером Платоновых.

А в 1873 году Константин Платонов с еще одной компаньонкой, женой чиновника Айдарова, запускает новый бизнес-проект: стекольное производство — тоже первое на Алтае. Спиртное теперь разливают в свои бутылки — стеклянные и (для истинных ценителей) хрустальные. При этом завод производит еще и посуду для продажи и оконное стекло.

Иткульский завод сегодня.
finprom22.ru.

В 1882-м запускают еще и отделение Иткульского завода в Бийске. В общем, за 20 лет в бизнесе он открыл как минимум пять разных направлений бизнеса, считая торговлю.

Стал миллионером

К концу 1880-х у Платонова и компаньонов уже 10 оптовых складов и 46 питейных заведений. Иткульский завод производит 173 тыс. ведер сорокаградусного вина. Обороты промышленных предприятий Платоновых — 600 тыс рублей в год, торговых — только в Барнауле 250 тыс. рублей.

Кроме ликеро-водочного и стекольного, у него мукомольное производство, добыча золота. А еще хлеботорговля: буквально через пару лет продажа зерна и муки станет самым растущим видом бизнеса — в стране заговорят о «хлебной горячке». Вот что за чутье было у этого человека!

Дом Платоновых в Барнауле, ул. Пушкина, 40.
staslandia.ru

Сведений о доходах золотых приисков Платонова до сих пор не нашли. Но Валерий Скубневский уверен: Платонов к тому времени был миллионером.

Попал под суд

Платонов, как видим, умел работать с компаньонами. Но рано или поздно бизнес пришлось бы кому-то передать. Есть сведения, что детей у него было несколько (хотя неясно, насколько они достоверные). Но, в таком случае, надежды он возлагал на сына Ивана.

Сынок появился на свет, когда отцу был 41 год. И какое-то время он вызывал тревогу. Гимназию Иван, в отличие от папеньки, окончил, а вот Петербургский университет — нет. Его, сына «угнетателя народа», отчислили со второго курса за участие в кружке народников.

Юноша два года провел в Западной Европе, насмотрелся на чудеса цивилизации, окончательно излечился от революционных идей и созрел для больших дел.

Бывшая дача Платоновых в санатории «Сосновый бор» в Зудилово.
Олег Богданов.

Некоторые источники утверждают: алкогольное направление Константин Платонов передал Ивану уже в 1878 году (по другим данным, сын на время стал чиновником). Выдвинем предположение: хотя отцу в это время было уже 65 лет, он, скорее всего, не отошел полностью от бизнеса, а взял на себя роль стратега, отдав сыну оперативное управление.

И вряд ли без его отеческого благословения случилось то, из-за чего 10 лет спустя Ивана Платонова вместе с 12 другими водочными «тузами» будут судить. Это был первый в России прецедент, когда перед судом предстали капиталисты, писали газеты тех лет.

Барнаульский Цицерон

Дело было так. В сентябре 1887 года владельцы водочных заводов и оптовых фирм Томской губернии, включая Ивана Платонова, съезжаются в Томск на «сходку». Как уж там у них шла дискуссия, мы не знаем.

Тайна жизни и смерти знаменитого Николая Ядринцева

Знаем зато, что результатом ее был настоящий картельный сговор. Да еще какой! Они сообща решили все производство и торговлю спиртным сосредоточить в руках самых крупных бизнесменов. Для этого мелкие хозяева бизнеса передали свои заводы и склады в аренду, получив отступные.

Наверное, этой операции по консолидации бизнеса никто бы и не заметил. Если бы они не решили еще и разом поднять цены на водку.

С 1 октября спиртное, которое еще вчера продавали по 4,6 рублей за ведро, стало стоить 6−8 рублей. Продажи в Томской губернии рухнули и, как утверждали власти, уменьшились поступления акциза. По ходатайству акцизного чиновника делом занялся следователь. Т вот 14 июня 1888 года 13 зачинщиков «винной стачки» предстали перед окружным судом.

«За всеми перипетиями с напряжением следила вся русская пресса, все русское общество», — писала «Сибирская газета».

Иван Платонов так ярко и эмоционально выступил на суде, что журналист окрестил его барнаульским Цицероном.

Иван Платонов,
предприниматель (из выступления в Томском окружном суде 14 июня 1888 года):

Вы говорите: акцизу стало меньше? Помилуйте! У нас в Барнаульском округе после стачки акцизу поступило на 70 000 рублей больше, чем до стачки. Как раньше мы выделывали 120 000 ведер, так и теперь. Какие цены были раньше, такие и посейчас: 8 рублей.

Барнаул в начале XX века
retro. moi-barnaul.ru

Полгода в тюрьме

Судья пришел к беспрецедентному, как может показаться, выводу: водку признали предметом первой необходимости.

«Выдумали: стачка, стачка, водка — предмет первой необходимости. Зачем же в 27 селах запретили содержать кабаки?», — комментировал это на суде Иван Платонов.

Вторил ему его защитник Михальский: «Разве можно признать полведра водки предметом первой необходимости? Я понимаю две, три рюмки, ну пять».

И все же подсудимых признали виновными — они нарушили статью 1180 Уложения о наказаниях («За стачку торговцев или промышленников для возвышения цены предметов необходимой потребности»), в итоге их заключили под стражу на несколько месяцев, Платонова-младшего — на полгода.

Резолюцию суда публика встретила рукоплесканиями.

Барнаул в начале XX века
retro. moi-barnaul.ru

Выдавали бесплатно

Бизнесменов вроде Константина Платонова в те годы многие не любили — называли «пиявками», «винными бочками» и т. п. Да и сегодня, когда мы знаем, что за многими его успехами стояли связи (и наверняка подношения нужным людям), его умения менеджера уже не выглядят столь однозначными.

Но взглянем на его дело иначе. Уже через год после открытия завода на реке Иткуль вблизи села Соколова вырос заводской поселок. На обоих заводах — винокуренном и стекольном — работали 200 человек.

Многие жители села бросили тяжкое аграрное производство и открыли свой малый бизнес — смолокуренный или, скажем, столярный. Они поставляли заводу дрова, работали токарями.

Музей Иткульского завода.
finpom22.ru

В 1884 году в Соколово для детей сотрудников завода Платонов открыл школу. Жила она, естественно, на деньги «пиявки», а преподавала в нем, в частности, племянница другого «кровопийцы» — Бадьина. Со временем в школе появилась метеостанция с современнейшим оборудованием — наблюдениями занимался учитель.

При заводах работала аптека с бесплатными для рабочих лекарствами и лечебница, где больных постоянно и тоже бесплатно принимал фельдшер. Приплачивал владелец завода еще и врачу, приезжавшему из Бийска.

Милые люди

К тому же Константин Платонов был крупным меценатом, и его сын унаследовал от него не только бизнес, но и понимание своей ответственности перед обществом.

Бывшая дача Платоновых в сегодня находится в санатории «Сосновый бор»
Олег Богданов.

Отец и сын помогали строить и содержать гимназии в Барнауле, давали деньги на больницы, противопожарное дело. Со временем Иван Платонов установил на заводах восьмичасовой рабочий день задолго до всех революций, его дважды избирали городским головой Барнаула…

«Платоновы такие милые, гостеприимные люди», — вспоминал об этой семье городской голова Барнаула Александр Черкасов, побывавший на даче в 1880-х годах.

В Зудилове, где у них была дача, мельница и конный заводик, они частенько «раскидывали вистик» с гостями. А на ипподроме устраивали лошадиные и верблюжьи (!) скачки. В те времена местная речка была судоходной, и Платоновы установили причал, рядом с ним устраивали танцы.

Кстати, мельницу в Зудилово электрифицировали еще при жизни Константина Павловича — в 1892 году. Возможно, свет провели и на дачу — это было чудо прогресса.

Лимонное дерево

Константин Платонов умер в 1893 году, когда ему было уже за 80. Сын скончался вскоре после революции. Правда, еще до революции, в 1912 году, торговый дом «И.К. Платонов» обанкротился.

К этому времени Платонов-младший успел провести первую в Барнауле телефонную линию и начать телефонизацию города. После прихода большевиков у него отняли все, что осталось.

Барнаул в начале XX века
retro. moi-barnaul.ru

Но до сего дня сохранился и работает Иткульский завод, переживший все эксперименты над страной, экономикой и ликеро-водочной отраслью. Живы и дача в Зудилово, и дом Платоновых в Барнауле на ул. Пушкина, 40.

«В доме были огромные окна из богемского стекла. В просторной комнате, окна которой выходили на Пушкинскую, росли лимонные деревца. У одного окна под ними стояло широченное обитое кожей кресло», — описывал его просветитель Андриан Топоров.

А бывший дом управляющего Иткульским заводом и по сей день называют «кремлем», пишет Валерий Скубневский. И вдоль него растут лиственницы, посаженные еще в XIX веке.

При подготовке публикации использованы работы Валерия Скубневского, Эдуарда Черноухова «Принципиальный учитель», Вячеслава Должикова, книга Александра Черкасова «На Алтае», статья в «Первомайском вестнике», «Сибирская газета» (1881 и 1888 годы) и другие открытые источники.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость