Экономика

Пшенице не дали ходу. На Алтае эксперты обсудили, что ждет зерновую отрасль после начала спецоперации и что делать

Российская зерновая отрасль готовится жить в новой реальности. После 24 февраля экспорт зерна почти полностью остановился. К каким последствиям приведет экспортная пауза? Может ли Китай стать альтернативным покупателем этого и других видов российского продовольствия? Что нужно сделать правительству, чтобы АПК выдержал новые вызовы? Ответы на эти вопросы искали эксперты 15-й Зимней зерновой конференции, прошедшей в начале марта в алтайской Белокурихе.

На 15-й Зимней зерновой конференции в Белокурихе.
На 15-й Зимней зерновой конференции в Белокурихе.
Altapress.ru

«Но тут вмешалась геополитика»

Два сезона подряд Россия была экспортером пшеницы № 1, говорит Дмитрий Рылько, гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка.

В целом, по данным на конец февраля Россия уже вывезла 27 млн тонн зерна, приводит данные Владимир Петриченко, гендиректор компании «ПроЗерно». И если бы ситуация развивалась без форс-мажоров, экспорт зерна в сезоне 2021−2022 годов составил бы рекордные 42−43 млн тонн. В том числе пшеницы — 33 млн тонн.

Но вмешалась геополитика: после начала спецоперации в Украине российский экспорт зерна почти полностью остановился.

Валерий Гачман (слева, Союза зернопереработчиков Алтая) и Владимир Петриченко («ПроЗерно»).
Архив ЗЗК.

«Ручеек вместо полноводной реки»

По словам Дмитрия Рылько причерноморские порты резко сократили отгрузку зерна, порты Прибалтики «закрыты неформально», в портах Азова отсутствует навигация.

«Если ничего не поменяется в ближайшие недели, то из причерноморских портов пойдет довольно тонкий ручеек вместо большой полноводной реки», — предполагает Дмитрий Рылько.

По оценкам Владимира Петриченко, в этом сельхозгоду экспорт зерна может составить намного меньше ожидаемого — 35−36 млн тонн, из которых 27 млн тонн — пшеница. В то же время Украина, еще один крупный экспортер зерна на мировые рынки, остановила отгрузки полностью.

Владимир Петриченко на 15-й Зимней зерновой конференции.
ЗЗК.

Из-за закрытия портов Причерноморья, по прогнозу Петриченко, сократится и экспорт не только зерна, но и подсолнечного масла. По его оценкам, сокращение составит 25% (до 2,9 млн тонн).

«Затраты на производство возросли на 30%"

Надо сказать, что ситуация разворачивается на фоне «ковидной» или «постковидной» экономики. После начала пандемии правительства закачали (и продолжают закачивать) в мировую экономику серьезные денежные ресурсы, говорит Дмитрий Рылько. Результатом «накачки» стала высокая инфляция.

Рост цен биржевых товаров начался с 22 апреля 2020 года, и с этого времени цены непрерывно идут вверх. В 2021 году правительство России приступило к жесткому регулированию внутреннего рынка: со 2 июня ввело плавающую экспортную пошлину.

«Пошлина в сочетании с квотированием экспорта в значительной мере должна была оградить конечного потребителя от инфляции. Озабоченность нашего правительства обоснована, потому что доля расходов на продовольствие — 27%", — отмечает Рылько.

Дмитрий Рылько на 15-й Зимней зерновой конференции.
ЗЗК.

Между тем, по словам Валерия Гачмана, президента Союза зернопереработчиков Алтая, инфляцию, в том числе продовольственную, сдержать так и не удалось.

Хотя, как считает Рылько, регулирование все же способствовало стабилизации цен на внутреннем рынке. При этом все издержки, которые несут крестьяне на покупку ГСМ, удобрений и технику возросли существенно.

«Затраты на выращивание зерновых выросли в целом на 30%", — привел данные Александр Лукьянов, аграрный вице-губернатор Алтайского края.

Тем не менее сельхозпредприятия остались в плюсе: рентабельность растениеводства в крае достигла 70%, объяснил вице-губернатор.

«Чем дальше открытие портов, тем горячее сковородка»

Между тем мировые рынки отреагировали на изменения моментально: в первую же неделю после начала спецоперации цены на зерно начали стремительно расти. На Чикагской зерновой бирже рост колоссальный — по данным «РИА новости», за первые три дня пшеница подорожала на 22,2%, и это больше, чем за весь февраль.

Пшеница.
Олег Богданов

«Расчетные котировки на нашу пшеницу на причерноморские базисе за неделю возросли в 315 долларов за тонну до 395. Но эти котировки номинальные — реальный рынок сейчас замер», — объясняет Петриченко.

Остановился экспорт не только из российских и украинских портов: не отгружают зерно Молдавия, Румыния и Болгария, хотя их порты открыты, — очевидно, экспортеры взяли паузу для пересмотра «ценников».

«Нет желающих исполнять контракты по старым ценам. Вероятно, они предполагают выждать, объяснить это военными рисками, чтобы не исполнять старые контракты, и «перезагрузиться» на новые, более высокие цены. Вот это нас ждет в апреле-мае, и чем дальше открытие торговых портов, тем выше будет цена и тем горячее накалится эта сковородка», — полагает Владимир Петриченко.

На 15-й Зимней зерновой конференции в Белокурихе.
Altapress.ru

«Запас карман не тянет»

Резко «стрельнуть» вверх, по идее, должны были и внутренние цены, размышляет Дмитрий Рылько. Однако традиционные российские экспортные каналы почти закрыты и никто, собственно, не знает, когда они откроются — а пауза может продолжаться достаточно долго.

Эксперты прогнозируют: переходящие запасы зерна в России существенно возрастут — до 19−20 млн тонн. В том числе запасы пшеницы возрастут, по прогнозам, на 5 млн тонн (до 13,3 млн).

Между тем, для того, чтобы обрушить рынки, достаточно 3−5% излишков «товарного зерна» предназначенного к реализации, объясняет Валерий Гачман. Приведет ли рост запасов к обрушению цен на зерно внутри страны? На внутреннем рынке могут сработать другие факторы.

Андрей Клепач, главный экономист ВЭБ, на конференции в Белокурихе.
Архив ЗЗК.

«С учетом сокращения поставок зерна Украиной этот запас может оказаться не такой уж и большой бедой, особенно с учетом того, что уровень цен к концу текущего сезона и началу следующего может оказаться весома высоким. Пугаться этой цифры особенно не стоит, хотя, конечно, выглядит она угрожающе», — говорит Петриченко.

В общем, эксперт исходит из того, что российская пшеница в условиях резкого спада поставок с Украины будет весьма востребована на мировом рынке. Крупнейшие же импортеры российской пшеницы — Турция, Египет и Казахстан.

«Будем иметь рост себестоимости»

Так или иначе, на рынке пока царит неопределенность. Более или менее ясно, что урожай в России будет больше прошлогоднего — по оценке Владимира Петриченко, он составит 127 млн тонн (в 2021 году — 121,3 млн). В том числе 82,5 млн тонн пшеницы (в предыдущем сезоне — 76 млн).

Уборка урожая на Алтае.
Олег Богданов

Петриченко приводит данные гидрометцентра на конце ноября: «Исследование показало минимальное за 20 лет состояние плохих или не взошедших посевов». При этом возможно снижение урожая яровых культур — но, по словам гендиректора «ПроЗерно», для России оно будет, скорее всего, не критичным.

В Алтайском крае, по оценке Александра Лукьянова, засеют 5,3 млн гектаров, что на 32 тыс. гектаров больше прошлогоднего.

А вот условия проведения полевых работ будут экстраординарными. Кредиты в условиях роста ключевой ставки в 20% могут стать недоступными для аграриев, затраты на сельхозпроизводство вновь возрастут.

«Совершенно очевидно, что мы будем иметь рост себестоимости в силу удорожания всего. И для этого, конечно, надо снять экспортные пошлины и другие ограничения. Нужны кредиты, а при такой ключевой ставке — дополнительное субсидирование под посевную, приобретение средств защиты растений и запчастей», — говорит Петриченко.

Кредиты должны способствовать росту благосостояния, а не наоборот.

Владимир Петриченко считает критически важным субсидирование государством не только аграриев, но и производителей средств защиты растений и сельхозтехники. Масштаб государственной поддержки, в которой нуждается АПК и связанные с ним отрасли в условиях санкций, вероятно, весьма велик — Петриченко даже назвал это «национализацией».

Добавим, что в дни зерновой конференции (2−4 марта) Минсельхоз России опубликовал информацию об увеличении господдержки аграрно-промышленному комплексу.

Правительство дополнительно выделит 12 млрд рублей на поддержку льготного лизинга сельхозтехники, а размер субсидирования по кредитам увеличится до 100% ключевой ставки ЦБ.

Китай.
Yang Shuo/СС0

«Китай — беспокойный пассажир»

Эксперты зерновой конференции обсудили и альтернативные каналы поставки российского продовольствия (не только зерна) — в том числе все тот же Китай, который и сегодня занимает в структуре российского экспорта первое место. Основные статьи экспорта в эту страну — нефть и газ.

Но Алексей Маслов, директор Института стран Азии и Африки МГУ, один из авторитетнейших экспертов зерновой конференции, полагает: надо наращивать и поставки продовольствия — в том числе переработанной продукции: фасованной муки, колбасных изделий, сладостей и т.п.

Правда, Китай — непростой партнер. Мария Шостак, директор Алтайского филиала ФГБУ «Центр оценки качества зерна», назвала его «беспокойным пассажиром», о котором неизвестно, что он будет покупать на следующий год.

«Мы очень много возлагали надежд на Китай, много делегаций приезжали, их встречали, доказывали, что наши алтайские продукты замечательные. В 2020 году Китай был лидером по импорту алтайского рапса. В текущем сезоне импорт рапса резко, в 10 раз, сократился. При этом алтайские сельхозтоваропроизводители сделали все необходимое — закупились хорошими семенами, обследовали их, обеззаразили склады, исследовали на карантинных вредителей — понесли большие затраты», — объяснила Шостак.

Отправка рапсового масла в Китай.
Предоставлено ГК «Благо».

«Китай готов закупать продовольствие»

И все же Алексей Маслов считает Китай весьма перспективным покупателем продовольствия.

«Китай может себя обеспечить продуктами питания лишь на 30−40%. Механизация сельского хозяйства в этой стране очень низкая, в сельской местности живет 37% населения, но значительная их часть — пожилые люди, не работающие в сельском хозяйстве», — говорит он.

По словам эксперта, в Китае использование хлебо-булочных изделий очень высокое, «различные пампушки — это обязательная часть стола, спрос на зерно и качественную муку растет».

Иначе говоря, восточный сосед готов закупать продовольствие в других странах и снял ограничения на поставки из России. Однако старые модели взаимодействия с этой страной уже не работают, говорит Алексей Маслов.

Из Алтайского края начали отправлять продукцию в Китай в уникальной таре.
Анна Зайкова

«Регистрируйте все»

Найти оптовых покупателей в Китае сложно — желающих продать большой стране продукты в мире много, конкуренция высокая.

«Сегодня Китай начала закупать небольшие объемы зерна из Латинской Америки — прежде всего, из Аргентины. Зерно начали выращивать вьетнамцы: они не дают большого объема, но в совокупности составляют конкурентную среду. Кроме этого, зерно продает китайцам и Казахстан, — объясняет Маслов.

Надо не искать оптовых покупателей, а стараться зайти внутрь Китая — открывать там свои предприятия, патентовать всю продукцию и получать разрешения на торговую марку, говорит Маслов.

Китаевед Алексей Маслов на 15-й Зимней зерновой конференции.
ЗЗК.

«Это более сложная схема. Но китайские коллеги говорят, что Китай с большой радостью будет принимать российские капиталы для создания совместных компаний. Но здесь не все так просто. Регистрировать в Китае надо абсолютно все — вид упаковки, название на русском, английском и китайском языках и так далее. Это нужно, потому что иначе украдут все, что можно украсть. Я бы от имени регионов открывал в Китае торговые дома, потому что по отдельности компании разорятся», — подчеркнул Алексей Маслов.

Эксперт полагает, что к концу года объем торговли с Китаем возрастет на 10−15%. Хотя, конечно, на Китае свет клином не сошелся и есть другие перспективные рынки, говорит он.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость