Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Работники «Изумрудной страны», согласившиеся стать поручителями по кредитам агрохолдинга, теперь должны банку сотни миллионов рублей

В судебные разбирательства между «Россельхозбанком» и «Изумрудной страной» вовлекается с каждым днем все больше людей. Впрочем, «вовлекается» — это мягко сказано.

Кредитная петля затягивается «на шее» у работников предприятий «Изумрудной страны», ставших поручителями по многомиллионным кредитам последних. Банк через суд требует от них вернуть кредит, который брали предприятия агрохолдинга. Товарищ, заплати-ка сто миллиончиков со своей зарплаты, а?

Мы нашли семью, которая попала в эту историю.

Судьба поручителя

У этой молодой семьи своего имущества почти что и нет: холодильник, компьютер, кровать. Так что терять им, в сущности, нечего. Но судьба поручителя, не вернувшего долг за того парня, их не радует. Ведь если фирма-заемщик может обанкротиться и исчезнуть, то поручитель-гражданин напрочь испортит свою кредитную историю и, скорее всего, больше не получит кредит. А пока пристав не закроет дело, не сможет выехать за рубеж. Что ж хорошего?

Поручитель по кредиту «Изумрудной страны» в этой семье она. Юля. Так уж сложилась жизнь, что она поработала продавцом в одном из магазинов «Изумрудной страны» в родном селе, а потом, когда перебралась в Барнаул, заведующей магазином. Там она, собственно, числится и сегодня. А пока сидит с малышом дома.

Когда была на работе, зарабатывала тысяч десять в месяц. А нынешней весной «Россельхозбанк» потребовал от нее вернуть кредит 66 млн. рублей, взятый предприятием ассоциации «Изумрудная страна».

— Мы узнали, что жена — поручитель по шести кредитам на общую сумму 370 миллионов рублей, но пока банк подал заявление в суд только по одному из кредитов, — говорит Максим, муж Юли.

Да. 370 миллионов. С ее зар­платой 6 000 лет отдавать.

Сдавайте валюту

Сегодня многим, наверное, ясно, что большая часть бизнеса семьи Ольги Антипиной без кредитов работать уже не могла. На кредитную иглу «волшебники» «Изумрудной страны» подсели году в 2008-м, когда начали массовую скупку сельхозпредприятий.

Колхозы Антипины покупали с долгами по кредитам, которые брало прежнее руководство. Но до поры до времени это не было проблемой — ведь отказа в кредитах бизнесмены не знали. Они получали новые ссуды в банке, оформляя в залог имущество и поручительство все новых людей, гасили старые кредиты, и так снова и снова. Банкирам эта история должна была нравиться: по данным «Изумрудной страны», с 2005 года предприятия ассоциации заплатили проценты и комиссии аж на 6 млрд. рублей.

Но в феврале этого года в головном офисе банка в Москве нажали на кнопочку… И кредитная карусель остановилась: «Изумрудной стране» перестали давать новые кредиты. По предприятиям ассоциации разъехались инспекторы из Центрального банка — проверять, на месте ли заложенное под кредит имущество. В большинстве случаев залог оказался утрачен полностью или частично. Была ли эта ситуация искусственно создана банком или в «Изумрудной стране» так вели дело всегда, сказать трудно.

Вскоре после этого банк стал расторгать действующие кредитные договоры, заключенные с «изумрудными» предприятиями, и подавать иски в арбитражный суд, требуя досрочно вернуть сразу весь кредит с процентами и неустойкой. На сегодня уже подано порядка 70 таких исков.

А одновременно с исками к сельхозпредприятиям банк подавал заявления в суд общей юрисдикции уже на взыскание долга с поручителей. Поручились? Как говорится, сдавайте валюту.

Поручились за спиной?

А между тем, как говорит Максим, известие о том, что Юля была поручителем по кредитам предприятия, свалились на нее как снег на голову.

— И когда вы узнали об этом?

— Когда приставы пришли описывать имущество к родителям жены в село. Ведь она до сих пор была прописана там, — объясняет Максим.

— Это произошло, когда банк потребовал в суде наложить арест на имущество, чтобы его не распродали и не вывели на другие фирмы? — догадываюсь я.

— Но ее имущества у родителей не было, описывать было нечего, — продолжает мой собеседник.

— То есть она, будучи продавцом или завмагом, стала поручителем по кредитам предприятия, о работе которого толком не знала, при этом подписи она не ставила под договором? А как это стало возможным?

— Вот сейчас как раз идут разбирательства, — отвечает Максим. — Мы отдали на экспертизу договор поручительства, в котором стоит подпись якобы моей жены, но результаты станут известны месяца через два.

Непростая история

Число исков, поданных «Россельхозбанком» с требованием к поручителям, мне удалось найти с десяток-полтора. Часть поручителей — вполне реальные директора, и, полагаю, они знали, на что шли. Другая часть, предположительно такие же, как Юля, более или менее рядовые работники. Правда, в отличие от нее они добровольно подписали договор поручительства и должны банку десятки, сотни миллионов по собственному желанию.

По словам моего собеседника, в «Изумрудной стране» им сказали, что это недоразумение, юристы все урегулируют и ходить в суд им не надо. Но они все же решили доказать свою непричастность к этой истории. Правда, сделать это будет непросто: оригиналы документов изъяты следователями УФСБ, и пока попытки получить их по запросу суда были безуспешными.

В «Изумрудной стране», куда мы обратились за комментарием, пока ответа не предоставили.

Справка

Поручителям на заметку

Поручитель по кредиту отвечает перед банком в том же объеме, что и заемщик.

С должника могут быть удержаны денежные средства и иное имущество. Но взять с гражданина пристав может не более 50% зарплаты и иных доходов.

Что не может забрать банк за долги?

  • Жилье, если оно единственное;
  • предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
  • имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто минимальных размеров оплаты труда;
  • продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении.

Если судебный пристав придет к выводу, что взыскать долг невозможно, то есть у человека нет имущества, на которое может быть обращено взыскание, исполнительное производство оканчивается. Можно начинать жизнь с чистого листа.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость