Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Экономика

«На поле надо быть утром, в обед и вечером»: алтайский депутат-аграрий — о технологиях, деньгах и непростой жизни на селе

Как сельскому хозяйству прожить без субсидий, стоит ли полностью доверять цифровым технологиям и как остановить отток жителей из районов — эти вопросы стоят перед аграрной сферой наиболее остро. Поговорить о них altapress.ru решил с человеком, который всю жизнь проработал на земле и как никто другой знает, что происходит в отрасли. Наш собеседник — депутат АКЗС и руководитель сельхозпредприятия «Колос» из Локтевского района Сергей Бенслер.

Сергей Бенслер, директор сельхозпредприятия "Колос".
Сергей Бенслер, директор сельхозпредприятия "Колос".
Дмитрий Лямзин

«На мониторе ясную картинку не увидишь»

— На ваш взгляд, в какой точке в плане технологического развития сейчас находится сельское хозяйство края?

— Еще 10 лет назад высокотехнологичных сельхозпредприятий в Алтайском крае были единицы. Сейчас количество тех, кто работает по мировым агротехническим стандартам, увеличилось в разы. По моим ощущениям, таких хозяйств в нашем регионе больше половины.

Слабые хозяйства с точки зрения кадров и технологий постепенно уходят с рынка. Взять нашу степную зону: подход и условия у всех одинаковые, а результаты разные.

В целом же технологическое развитие сельского хозяйства я бы охарактеризовал на твердую четверку. Резервы для дальнейшего роста есть.

— Верите ли вы в спасительную цифровизацию?

— Я нет. Отдельные элементы цифровизации мы используем, и делаем это успешно. Но полностью перейти на цифровые технологии вряд ли удастся. Приведу простой пример: знаменитый аграрий, герой соцтруда Илья Шумаков говорил: чтобы достичь результата в сельском хозяйстве, на поле надо быть утром, в обед и вечером.

Иногда утром может показаться, что какие-то работы проводить не надо. Через три часа агроном понимает, что это не так. На мониторе, находясь на удаленке, ясную картинку не увидишь.

В Барнауле состоится выездное совещание «Цифровизация сельского хозяйства».
СС0

Мы сегодня переходим на технологии дифференцированного внесения удобрений и гербицидов в зависимости от состояния почвы и растений. На экране все выглядит прекрасно. Выезжаем в поле — датчик индикатора забился пылью. И что делать, заново обрабатывать?

— Ежегодно сельхозпредприятия вкладывают миллиарды рублей в техперевооружение, но коэффициент выбывания техники все равно остается высоким. Как переломить ситуацию?

— Это как процессы демографии, которыми государство успешно управляет. Есть условия — рождаемость в стране увеличивается. Так же и в вопросах технического перевооружения. Помощь государства в любом случае нужна.

Она не просто увеличивает количество купленной техники, а запускает огромный производственный и финансовый маховик, в котором задействованы тысячи людей.

На эту проблему можно посмотреть и с другого угла. Очевидно, что развития сельского хозяйства без новой техники не будет. На освободившиеся земли однозначно кто-то придет.

Такой процесс мы уже наблюдаем на Дальнем Востоке, который давно заполонили китайцы и корейцы. Крупным российским инвесторам Алтайский край не очень интересен, значит, приедут иностранцы, которые со временем начнут диктовать свои условия.

В Алтайском крае началась посевная кампания.
Дмитрий Лямзин

Хотел бы отметить положительный момент — корректировка господдержки в АПК происходит эффективно: одно направление выправили, взялись за другое. Я считаю, это правильный подход.

Могу сказать по нашему направлению: если бы государство не начало помогать мясному скотоводству, его в Алтайском крае вообще бы не было. Сегодня по этому пути уже идут Казахстан и Новосибирская область.

«"Кировец» нет сил критиковать"

— При равных прочих условиях что вы сами выберете — отечественную или импортную технику?

— Импортную. При этом мы боимся, что на волне очередных политических неурядиц могут возникнуть проблемы с запчастями. Когда в 2014 году были введены санкции, многие комплектующие просто исчезли из каталогов. Тогда это серьезно нас подкосило.

Наше предприятие сейчас отдает предпочтение фирменным импортным тракторам — из Америки, Европы, Китая, Белоруссии. Есть и российские образцы. Ждем, что качественной отечественной сельхозтехники станет больше, но пока этого не происходит.

В Алтайском крае началась посевная кампания.
Дмитрий Лямзин

Трактор «Кировец» уже сил нет критиковать. Совершенно негодный образец — жалко становится механизаторов, которые на нем работают. Проблема этого трактора в том, что он может сломаться в самый неподходящий момент, а у нас в степи нет времени на длительный простой. За десять дней весны мы обязаны провести все посевные работы.

Та же проблема с белорусскими комбайнами: поначалу были ничего, затем качество ухудшилось.

В 2007 году, когда только начинался процесс технического перевооружения, мы брали то, что было. Сейчас к выбору техники подходим основательнее. Не поверите, по три года изучаем образцы, прежде чем совершить покупку.

— На ваш взгляд, стоит ли сельхозпроизводителям идти в переработку? Или все-таки одни должны сеять и доить, другие — все это перерабатывать?

— Моя позиция — переработка у крестьян должны быть, по своим масштабам пусть и небольшая, но высокотехнологичная. Сегодня в Алтайском крае уже есть подобные примеры.

Цех по фасовке семечек в сельхозпредприятии «Колос».
Дмитрий Лямзин
Цех по фасовке семечек в сельхозпредприятии «Колос».
Дмитрий Лямзин
Цех по фасовке семечек в сельхозпредприятии «Колос».
Дмитрий Лямзин
Цех по фасовке семечек в сельхозпредприятии «Колос».
Дмитрий Лямзин
Цех по фасовке семечек в сельхозпредприятии «Колос».
Дмитрий Лямзин
Цех по фасовке семечек в сельхозпредприятии «Колос».
Дмитрий Лямзин

Главное, чтобы продукт оставался качественным. Покупатель должен знать, что у конкретного фермера, грубо говоря, 10 коров, он выпускает отличное сливочное масло, сыр и творог. Да, это сложный процесс, но ниша еще не занята. Я говорю о реализации через магазины шаговой доступности с обязательной обратной связью производителя и покупателя.

«Неужели скот резать?»

— Всегда ли алтайское сельское хозяйство будет зависимо от субсидий? Без них можно жить?

— Жили же когда-то. 10 лет назад гос­поддержка сельского хозяйства Алтайского края была примерно 500 млн руб­лей. Даже при учете инфляции эта сумма несопоставима с нынешним уровнем.

Если государство хочет, чтобы в сельском хозяйстве был результат, осуществлялся экспорт и закрывались внутренние потребности, господдержка должны сохраняться. Так происходит во всем цивилизованном мире.

Кооператив «Дружба» открыл мини-цех по разделке говядины и собственную торговую точку
Олег Богданов

— Рентабельность сельхозпроизводства у нас всегда указывается с припиской «с учетом господдержки». Представим, что когда-нибудь ее не будет. Как отрасли поддержать свою финансовую устойчивость?

— В основном этот термин употребляется в мясном и молочном скотоводстве. Мое мнение таково: молочные и мясные фермы без господдержки выживут только при условии непосредственной близости к крупным городам-миллионникам и мощной переработке.

Это прекрасно видно на примере Московской и Ленинградской областей. Там сельхозпредприятия успешно развиваются и вкладывают серьезные деньги в модернизацию. У них уже давно доят роботы, получая от 9 до 11 тыс. кг молока с каждой коровы.

Кооператив «Дружба» открыл мини-цех по разделке говядины и собственную торговую точку
Олег Богданов

Могу рассказать о нашем опыте: в мясном скотоводстве при самых оптимальных условиях и отработанных технологиях рентабельность производства не превышает 5%. А если ты только начинаешь работать в этой сфере, произошел какой-то сбой или упал спрос? Рентабельность окажется отрицательной. Неужели скот резать?

— Сельское хозяйство часто называют «черной дырой», в которую государство сколько ни вваливает денег, они все пропадают. Как вы к этому относитесь?

— Этот термин ушел из лексикона около семи-восьми лет назад, когда эффективные получатели субсидий в АПК начали демонстрировать свои результаты. Повышение рентабельности предприятий отразилось и на всей сельской жизни.

Посмотрите, что сделал в Дружбе Целинного района Павел Бейфорт (руководитель сельхозпредприятия «Вирт». — Прим. ред.) или директор «Бочкарей» Вадим Смагин в своем родном селе. Это же красота.

Вот и получается, надо сначала побольше Бейфортов и Смагиных «вырастить», а потом деньги раздавать.

Вадим Смагин.
Дмитрий Лямзин

«На мелочах холдинги и прогорают»

— Был период, когда в сельском хозяйстве края один за одним появлялись крупные инвестпроекты на миллиарды рублей. Сейчас — тишина. Почему, на ваш взгляд, этот период так бесславно закончился?

— Миллиардные проекты заявляли крупные холдинги. Если рассматривать с точки зрения экономической теории, холдинги — это правильный вариант развития. Но на практике они показывают свою несостоятельность.

Сельское хозяйство — живой организм, за которым должен быть четкий и неукоснительный контроль. При посеве заделал семена глубоко — плохо, мелко — тоже не взошло. В результате год уже потерял. На таких, казалось бы, мелочах холдинги и прогорают. Им элементарно не хватает контроля.

Сергей Бенслер, директор сельхозпредприятия «Колос».
Дмитрий Лямзин

— Вы сами что бы выбрали — масштабную стройку за счет кредитов или маленькую и локальную, но на свои?

— Я бы выбрал просчитанный проект, в основе которого лежали бы собственные средства с привлечением кредитных. Мы используем заемные средства, работаем по программам лизинга, но всегда в этом вопросе видим берега.

Сегодня при нормальном экономическом состоянии хозяйства взять кредит не проблема. Надо думать наперед, чем отдавать.

«Два месяца в году нет дороги — люди разбегаются»

— В советское время в каждом селе были государственные колхозы-совхозы, которые брали на себя всю социалку. Очевидно, что нынешние частные предприятия полноценной заменой им не стали. Кто тогда поддержит сельский уклад жизни?

— Только государство. Частный бизнес в сельском хозяйстве, к сожалению, преимущественно работает вчерную. Налоговые отчисления при этом минимальные. Добросовестные предприятия платят налоги по полной, но, если они будут еще полностью поддерживать социальную сферу, могут просто не выдержать. Их и так становится все меньше.

За подтверждением далеко ходить не надо: цены на сельхозпродукцию за 10 лет остались примерно на том же уровне, а затратная часть увеличилась в разы и не соответствует той статистической инфляции, о которой мы слышим.

Соответственно, предприятия не могут увеличивать бюджеты на социальные проекты, иначе им не хватит резервов на все остальное.

Село Покровка Локтевского района.
Дмитрий Лямзин
Село Покровка Локтевского района.
Дмитрий Лямзин
Село Покровка Локтевского района.
Дмитрий Лямзин
Село Покровка Локтевского района.
Дмитрий Лямзин
Село Покровка Локтевского района.
Дмитрий Лямзин
Село Покровка Локтевского района.
Дмитрий Лямзин
Село Покровка Локтевского района.
Дмитрий Лямзин

— Есть мнение, что со временем село вообще себя изживет. Будут мегаполисы, а сельскохозяйственное производство станет осуществляться по вахтовому методу. На ваш взгляд, это вообще возможно?

— В полном объеме нет. Хотя мы уже сейчас в какой-то степени используем вахтовый метод. Многие алтайские хозяйства приглашают механизаторов из городов, создают для них условия временного проживания. Данный процесс идет, и, к сожалению, его не остановить.

— Очевидно, что отток населения не останавливает даже хорошая заработная плата. В таком случае как можно людей удержать?

— Первое — это дороги. В Третьяковском районе у нас есть хозяйство в труднодоступной местности. За 10 лет население там сократилось в два раза, притом что заработная плата самая высокая. Люди разбегаются, потому что два месяца в году вообще нет дороги. Им все нравится, но никто не хочет жить взаперти.

Не надеясь на государство, наше предприятие приобрело новый грейдер, экскаватор, тяжелый бульдозер, чтобы самим приводить дороги в порядок. Покровка — единственное село в Локтевском районе, подъездная дорога к которому в эту снежную зиму была занесена всего одну ночь.

Как губернатор Томенко съездил в южные районы края
altapress.ru

Второе: в тех селах, где сохранены базовые предприятия, обязательно должны быть детский сад, школа и ФАП. Третье — стабильная связь. Давайте будем честны, в некоторых селах даже мобильные телефоны не работают, не говоря уже про интернет. Какие там могут быть IT-технологии, если элементарно дозвониться невозможно?

Специальный вопрос

— Часто приходится читать о криминале на селе: кого-то вилами закололи, кого-то топором зарубили. Такое ощущение, что жители деградируют, а сельская интеллигенция себя изжила.

— Подобные случаи были и раньше, но умалчивались. Конечно, таких времен, когда жили без замков на дверях, а щепка на веревочке — лучшая защита, уже не будет. К сожалению, с развитием прав человека начались злоупотреб­ления. Например, за украденные два мешка пшеницы будет отказной материал. И недобросовестный человек этим пользуется, порождая безнаказанность, которая может перерасти во что-то более тяжкое. Так и доходим до бесчеловечных поступков.

Что будет с профессией

— Когда доярок заменят роботы?

— Конкретную дату сложно назвать, но это точно будет. Труд доярки действительно тяжелый и выматывающий, поэтому предприятиям все проблематичнее найти человека, который захочет его добросовестно выполнять даже за хорошие деньги. Если идут — то часто от безысходности. В таких случаях хромает дисциплина производства.

— Как со временем могут измениться компетенции агрономов?

— Сегодня мы имеем две формы работы агрономов. Есть кадровый сотрудник, который живет и работает на селе. Вторая форма — агроном на аутсорсинге. Он сотрудничает с фирмой — поставщиком агрохимии и ведет определенное хозяйство. Приезжает два-три раза в неделю, расписывает алгоритм действий, а потом его контролирует. Учитывая, что отток населения из села продолжается, я думаю, такая форма будет востребована.

— Сможет ли что-нибудь заменить пастуха?

— Электропастухи были, есть и будут. Я по профессии ветеринарный врач, 33 года назад окончил институт, и уже тогда мы изучали подобные системы. Сейчас совместно с коллегами прорабатываем предложение о введении новой формы господдержки тем, кто окультуривает пастбища и устанавливает электропастухи.

Досье

Сергей Александрович Бенс­лер родился 27 июня 1964 года в селе Покровка Локтевского района.

В 1982 году поступил в Алтайский сельскохозяйственный институт на отделение ветеринарии. Окончив его в 1987 году, в течение пяти лет работал ветврачом в колхозе «Страна Советов».

Сергей Бенслер, директор сельхозпредприятия «Колос».
Дмитрий Лямзин

В январе 1992 года создал собственное предприятие «А­нвис», которое на начальном этапе обрабатывало всего 100 га пашни. Постепенно Сергей Бенслер начал скупать паи и расширяться. В 2001 году «Анвис» реорганизовали в СПК «Покровский».

А в 2005-м произошло слияние со «Страной Советов», было образовано предприятие «Колос», в котором Сергей Александрович является директором по настоящее время. Хозяйство обрабатывает 28 тыс. га пашни.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость