Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Сергей Государкин о том, что могут предложить алтайские машиностроители для импортозамещения

В Алтайском крае уже в пятый раз прошел «День сибирского поля», лейтмотивом которого стало импортозамещение в сфере сельхозмашиностроения. Несмотря на то что импортная техника не попала под запрет в России, о ее замене на отечественную говорят очень много. Что в этом плане может предложить наш регион? Об этом читателям «Свободного курса» рассказал директор Алтайского кластера аграрного машиностроения Сергей Государкин.

Сергей Государкин.
Сергей Государкин.
Олег Богданов

— Сергей Романович, существует мнение, что кластер — это некая группа взаимосвязанных предприятий, объединение которых не навязано извне, а продиктовано общей целью. Есть ли такая общность в Алтайском кластере аграрного сельхозмашиностроения?

— Конечно, есть. Каждый, я думаю, знает сказку про веник и прутики. Один прутик легко переломить, а когда их много — уже сложнее. То же самое происходит и у нас. Алтайским сельхозмашиностроителям в одиночку достаточно сложно потянуть масштабные проекты. А делать простейшие лопаты и грабли не хочется. Вот поэтому мы и начали объединяться. Особо ярко этот процесс стал проявляться в последние два года. Введенные антироссийские санкции его только усилили.

Осознание того, что надо активнее поддерживать отечественных машиностроителей, пришло буквально недавно. Примерно месяц назад в Новосибирске проходила выставка «Технопром», которую посетил вице-премьер Дмитрий Рогозин. И там при проведении круглых столов впервые встал вопрос о том, что в стране есть много хороших современных разработок, но существует проблема с промышленными площадками по их внедрению. Обсуждался вопрос о государственной поддержке и развитии таких площадок, и практически единогласно первенство было отдано созданию и развитию промышленных кластеров. Более того, Минпромторг этим уже озадачен и готовит по данной теме регламент и проект закона.

Это еще раз говорит о том, что мы на правильном пути. Еще одним важным показателем необходимости такого партнерства является тот факт, что в Алтайский кластер аграрного машиностроения на сегодняшний день входят уже 28 участников. Причем насильно мы никого не тянем. Предприятия сами к нам идут, чувствуя реальную пользу такого сотрудничества, или, точнее сказать, партнерства.

В процессе внутрикластерного общения выясняется, что у некоторых предприятий не полностью загружены производственные мощности, а соседние предприятия вынуждены размещать свои заказы за пределами края. Да и закупка высокопроизводительного оборудования сейчас осуществляется не только под свои нужды, но и с учетом потребностей коллег. Таким образом в формате кооперации они решают свои проблемы.

На сегодняшний день остро стоит вопрос в продвижении алтайской продукции на различных выставках. Техника у нас очень габаритная, а каждый квадратный метр выставочной площади стоит больших денег. Сейчас уже все осознают, что с одной палаточкой на выставки приезжать нет смысла. Крестьянин хочет технику посмотреть и пощупать. Представьте, у нас в кластере есть предприятия, выпускающие габаритную продукцию, которая стоит меньше, чем необходимая под нее выставочная площадь. И, понятное дело, руководители сомневаются, а стоит ли везти этот образец за тридевять земель и будет ли эффект? Так вот, вопрос по компенсации затрат на участие предприятий кластера в выставках за пределами края решен. Деньги нам на эти цели будут выделяться.

— Какие есть примеры взаимодействия между предприятиями кластера?

— В настоящий момент в составе кластера мы реализуем два реально масштабных проекта: это организация производства тракторов «Кировец» и комбайнов «Палессе» на Алтае. Эти проекты пре­дусматривают не только отверточную сборку полученных от предприятий узлов и деталей, а именно организацию производства комплектующих к данным машинам на алтайских предприятиях. Наша цель — добиться максимальной локализации производства.

Уже имеется договоренность о постановке на «Кировец» двигателей «Алтайского моторного завода». Предприятие выпустило опытные образцы. Тракторы с этими двигателями проходят испытания на Поспелихинской МИС.

«Алтайский шинный комбинат» тоже участвует в этом проекте. Его производство всегда было специфическим: комбинат выпускал шины в основном для авиации. Требования к покрышкам для сельхозтехники оказались несколько иными. Но тем не менее на комбинате провели большую работу по подготовке производства шин не только для трактора «Кировец», но и для комбайнов. Сейчас, к примеру, идут переговоры о поставке алтайских шин для комплектации всех тракторов «Кировец». Таким образом, для комбината открылась новая ниша. Да и комбайновые, думаю, будут очень востребованы.

Что касается комбайнов «Палессе», то здесь процесс идет очень сложно. Оно и понятно, ведь за имидж торговой марки отвечают в первую очередь белорусы. Поэтому каждый шаг обсуждается основательно со всех сторон. Но процесс идет, собрано уже четыре комбайна, на которых установлены двигатели «Алтайского моторного завода». Две машины сейчас проходят испытания на заводе в Гомеле, а две других показаны на «Дне сибирского поля-2015», после чего направятся на Поспелихинскую МИС для испытаний. В планах — доведение локализации производства и сборки «Алтай-Палессе» до 30%.

На этой неделе представители гомельского завода приезжают на Алтай, чтобы оценить возможности наших предприятий. Если наши технологии их устроят, то в ближайшее время часть узлов комбайна, таких как моторная установка, измельчитель, наклонная камера, будут производиться на Алтае. Аналогичная встреча намечается и с представителям «Петербургского тракторного завода».

Наши оказались лучше

— Сергей Романович, сейчас едва ли не самое модное слово в России — это «импортозамещение». И хотя зарубежная сельхозтехника не попала под запрет, о ее замене на отечественную говорят многие. Что может в этом плане предложить Алтайский край?

— Когда был проведен анализ существующих у нас агротехнологий и наличия под них техники, оказалось, что мы практически все производим. Пока нам не хватает тракторов и комбайнов. Навесные агрегаты в Алтайском крае выпускаются в изобилии, причем ничуть не хуже зарубежных аналогов. А некоторые из них по результатам испытаний оказались даже лучше.

К примеру, на демонстрационный показ алтайской сельхозтехники, который в этом году был проведен в Поспелихе, компания Veles привезла свой культиватор из соседнего хозяйства, в котором он проработал семь лет. Оборудование выглядело как новое, без всякой дополнительной подготовки, за исключением небольших следов ржавчины на «лапах».

Это к вопросу о качестве и надежности.

— Тогда почему же долгие годы алтайские сельхозпроизводители предпочитали импортную технику?

— Этому есть ряд причин. Первая связана с состоянием нашей промышленности после распада Советского Союза. Ведь не секрет, что ряд предприятий просто развалились, перед многими стояла задача хотя бы как-то выжить. В тот момент им было не до новых разработок. И даже те, кто стремился что-то сделать, были вынуждены искать источники финансирования.

В настоящий момент ситуация в промышленности меняется в лучшую строну. Но полагаю, что большого рывка не будет. Импортозамещение в области машиностроения за один день не произойдет.

Второй важный момент связан с менталитетом. Нашим людям почему-то кажется, что вся продукция, произведенная за рубежом, отличного качества. Потом оказывается: это не совсем так. Могу привести пример. Китайские производители в свое время заходили на рынок Дальнего Востока и раздавали сельхозтехнику почти бесплатно. Когда на совещании стали говорить, какая техника лучше, один из руководителей хозяйств предложил проехать в поле и посмотреть, как прекрасно работает китайский KLAAS. Приезжаем — комбайн сломан. И если для отечественной сельхозтехники запасные части можно найти за любым огородом, то для импортной — нет. Кстати, потом выяснилось, что шнек, который погнули у этого комбайна, стоит около 300 тыс. рублей. Это же золотые запчасти!

Многие восхищаются тем, какой замечательный комбайн KLAAS, забывая, что эта техника рассчитана на урожайность в 60 ц/га. В Алтайском крае таких показателей почти нет. Поэтому использовать высокопроизводительный KLAAS, по сути, то же самое, что перевозить коробку конфет на КамАЗе.

— Очевидно, что всплеск интереса к отечественной технике связан с удорожанием импортных аналогов из-за роста курса валют. Нет у вас ощущения, что если доллар и евро вернутся к прежней стоимости, алтайские сельхозпредприятия вновь обратят взоры на импортную технику?

— Ощущения такого нет, потому что, попробовав в деле российскую и, в частности, алтайскую сельхозтехнику, они уже смогут объективно ее оценивать. Есть такое понятие, как соотношение цены и качества. И когда человек имеет возможность сопоставить эти две вещи, он всегда сделает правильный выбор.

Специальный вопрос

— Сергей Романович, на этой неделе в Алтайском крае будет проходить «День сибирского поля». Есть мнение, что это в большей степени имиджевое мероприятие. А настоящая «продающая» выставка должна проходить осенью, как когда-то «Алтайская нива». На ваш взгляд, такой выставки не хватает сейчас нашему аграрному региону?

— «Алтайскую ниву» я считаю неудачной по месту проведения выставкой. Во-первых, доставить габаритную сельхозтехнику в центр Барнаула всегда было проблематично. Во-вторых, все образцы стояли в статике. Демонстрационные показы, конечно, в этом формате не были предусмотрены. На «Дне поля» можно своими глазами увидеть, как к трактору цепляют навесное оборудование, как он его тащит, как при этом производятся те или иные работы. Для сельхозпроизводителя, делающего выбор, это очень важно.

О чем еще рассказал собеседник

О зависимости от импорта

— Зависимость у наших сельхозмашиностроителей есть, в том числе и от Украины. Что скрывать, из этой страны нам поставлялся металл, многие узлы и агрегаты. Кооперация сохранялась еще с советских времен. Сейчас приходится искать других поставщиков или осваивать новое производство. Это непростой процесс, требующий дополнительных затрат и, самое главное, времени.

О кадровых проблемах

— В состав кластера входят и наши технические вузы. Поэтому на собраниях и правлениях при обсуждении кадровой политики они принимают активное участие. Ну, а изменения в авторитетности специальностей вы можете увидеть уже сейчас. Инженерные специальности становятся все более востребованными. Это и неудивительно. Предприятия, для того чтобы конкурировать, приобретают современное, высокотехнологичное оборудование, для работы на котором необходим не только токарь или слесарь.

Справка

Сергей Романович Государкин родился 25 апреля 1954 года в Барнауле. После окончания школы и машиностроительного техникума ушел служить в армию. По возвращении устроился работать на «Алтайский моторный завод». Здесь он занимал должности технолога, конструктора. Когда на предприятии появился отдел маркетинга, Сергей Государкин его возглавил. Позже по приглашению «Агромашхолдинга» он переехал в Москву, где работал на разных должностях, включая должность директора сервисной службы. В 2011 году вернулся на Алтай. Несколько лет отработал в компании «Алтайагротех». В 2014 году стал директором Алтайского кластера аграрного машиностроения.

Цифры

В Алтайский кластер аграрного машиностроения, который возглавляет Сергей Государкин, сейчас входят 28 предприятий.

Около 400 единиц отечественной и импортной сельхозтехники ежегодно выставляется на «Дне сибирского поля».

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость