Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Таких затрат в мире нет!» Что мешает алтайским компаниям увеличивать объемы экспорта

Алтайскому краю будет сложно в одиночку увеличить экспорт сельхозпродукции за пять лет в 2,7 раза. Властям придется настойчиво тормошить федеральные структуры, чтобы добиться решения проблем, с которыми сегодня сталкиваются экспортеры. Главная из них — гигантские транспортные расходы. Об этом 6 мая говорили на заседании правительства региона.

Погрузка. Промышленность.
Погрузка. Промышленность.
СС0

Сколько вывозим?

По плану, принятому краем в рамках нацпроекта, к 2024 году регион должен будет экспортировать сельхозпродукции на 501 млн долларов, то есть в 2,7 раза больше, чем в 2017 году.

В 2018 году край вывез за пределы страны продукции на 198 млн долларов. Как сообщил глава Алтайпищепрома Александр Большаков, регион в три раза увеличил отгрузки зерна на экспорт — до 121 тыс. тонн на 22 млн долларов. Основными покупателями стали Монголия, Китай, Латвия и Литва. Две последних страны — в том числе как портовые страны, откуда зерно отправляется дальше.

Но, как уже писал altapress.ru, в разрезе общего производства доля экспортируемой продукции по-прежнему мала. Для сравнения: в прошлом году в регионе собрали более 5 млн тонн зерна, а вывезли за пределы 121 тысячу, это 2,4%.

Экспорт масложировой продукции в 2018 году составил 56 тысяч тонн на 41 млн долларов. Здесь произошло сокращение на 14% по объему и на 20% по деньгам. Главная причина — банкротство холдинга «Юг Сибири», которому принадлежали два крупнейших маслоэкстракционных завода.

Зерно.
Анна Зайкова

Алтайский край — крупнейший в России регион-экспортер продукции переработки зерна. В 2018 году за границу вывезли 88 тысяч тонн на 27 млн долларов: в Китай, Таджикистан, Сирию, Беларусь, КНДР.

При этом экспорт продукции примерно на 40−50 млн долларов статистика просто не «видит». Это та продукция, например, которая поступает в порты, а там после обработки проходит через таможню уже не как алтайская. Не идут в зачет и поставки в страны Таможенного союза.

Что мешает?

Валерий Гачман, президент Союза зернопереработчиков Алтая, считает, что внешние рынки — это основной потенциал. Надеяться на стремительный рост внутреннего потребления не приходится.

Но пока экспортеры бьются с массой проблем, преодолевают бюрократические и географические препятствия. Участники заседания обозначили главные.

1. Логистика

По словам Валерия Гачмана, президента Союза зернопереработчиков Алтая, таких расстояний, на которое алтайские экспортеры перевозят свою продукцию, нет ни в одной стране мира.

Зерно. Элеватор.
СС0

Валерий Гачман,
президент Союза зернопереработчиков Алтая:

США по диагонали — 3,5 тысячи км. У нас ближайший порт — Санкт-Петербург — в 4 тысячах. Грузы в Джакарту (Индонезия) «Алтайские мельницы» перевозят через порт в Петербурге, потому что это наименьший сухопутный участок. Сухопутная составляющая при экспорте продукции превышает 70% транспортных затрат.

По словам Гачмана, стоимость перевозки муки, например, в Китай составляет от 24 до 28% от ее цены на мельнице: «Таких логистических затрат в мире нет. Максимум 10−15%. Если выше, считается, что продукция неконкурентоспособна».

Он также привел примеры стоимости перевозки муки внутри Казахстана, Узбекистана. Тариф для местных производителей в четыре — семь раз ниже, чем для внешних. А это делает алтайскую продукцию неконкурентной по цене.

Валерий Гачман,
президент Союза зернопереработчиков Алтая:

В Узбекистане нам радостно рассказывали, что в Оренбурге строятся новые терминалы для приема фур с овощами из этой страны. Это хорошо, мне тоже приятнее есть овощи из Узбекистана, чем из Китая. Но почему мы в обратную сторону не получаем адекватной реакции?

Из всех транспортных затрат до 70% занимает аренда вагонов, говорит Гачман. За последние годы она подорожала более чем в два раза.

Вагон.
Иван Кузьмин

Валерий Гачман,
президент Союза зернопереработчиков Алтая:

Мы добиваемся у государства льготирования ж/д тарифов, получаем результат, государство тратит деньги. И здесь же происходит повышение арендной платы за вагоны. Так кого мы субсидируем?

Согласовывать ж/д перевозку — долго. Само согласование длится 15 дней. Еще 10 дней на подачу вагонов. И только после этого можно определить, пригодны ли вагоны для экспортной перевозки. При этом до 80% вагонов отбраковываются как негодные, говорит Гачман.

По мнению Большакова, нужно на федеральном уровне решать вопрос о стимулировании владельцев подвижного состава к увеличению парка вагонов-зерновозов.

Глава Алтайпищепрома обратил внимание и еще на одну логистическую проблему: неразвитую систему контейнерных перевозок.

«Во всем мире они являются основной перевозок. В Алтайском крае единственная полноценная контейнерная станция — Барнаул, которая работает на максимуме своих возможностей. При этом предприятия края находятся в удаленных районах», — говорит Большаков.

Мука.
СС0

2. Высокие таможенные пошлины

При ввозе экспорта в Китай пошлина составляет 65%! Есть еще ввозной НДС, но его можно возместить.

Александр Большаков,
начальник Алтайпищепрома:

Таможенную льготу, позволяющую ввозить муку с пониженной пошлиной в 5%, используют только китайские компании, но они импортируют только зерно или сою, а не муку. Этот, конечно, ограничивающий для нас фактор.

3. Отсутствие лабораторий

По словам Светланы Бочарниковой, начальника отдела внешнеэкономической деятельности компании «Меркурий», в крае невозможно провести некоторые лабораторные исследования, которые требуют страны-импортеры.

Часть исследований проводят либо в удаленных городах, обычно в припортовых регионах, либо вообще в других государствах. Часто приходится отправлять продукцию, чтобы проверить ее на соответствие безопасности и качеству принимающих государств. А это опять же командировки и дополнительные затраты.

Лаборатория.
СС0

4. Дорогие сертификаты

Экспортная продукция должна иметь сертификат происхождения. Это бумага, в которой написано, что продукция сделана в России.

«Более простой экспертизы не требуется ни для чего. Но она стоит дороже всего — 1,5 тысячи рублей на тонну. Это в три раза больше, чем та маржа, которую зарабатывает экспортер», — объясняет Гачман.

При этом, отметила Бочарникова, экспертиза проводится исключительно по документам. Ответственный орган — Торгово-промышленная палата.

5. Долго и трудно возмещать НДС

Возврат НДС занимает до шести месяцев. При этом налоговая, по словам Бочарниковой, в ходе проверок требует пакет бумажных документов, хотя имеет доступ к электронной базе таможни и может убедиться в факте вывоза продукции.

6. Серые схемы поставок

Большое количество муки, говорит Валерий Гачман, отгружается на Дальний Восток, где машинами продается в Китай под алтайскими же торговыми марками без уплаты пошлины в 65%. «Мы становимся неконкурентными с нашей же продукцией», — говорит эксперт.

Кукуруза.
СС0

Как помогают?

В сентябре 2017 года правительство России издало постановление № 1104 о субсидировании перевозок сельхозпродукции, в которое включили и Алтайский край как территорию отправления товара.

Экспортерам компенсируют часть транспортных расходов. В 2018 году, по словам Большакова, субсидии получили 28 алтайских компаний на сумму более 100 млн рублей.

В 2019 году на 5 мая собрано 23 заявки от 19 компаний на 53,8 млн рублей. 12,8 млн уже выплачено. Объем поддержанного экспорта составляет более 40 тысяч тонн.

Но, отметили эксперты, для получения субсидий требуется предоставить очень много документов.

«Наших обычных документов достаточно для таможенных, налоговых органов, для финмониторинга. А для получения субсидий — недостаточно. Ну чтоб жизнь медом не казалась», — прокомментировал Гачман.

Согласно другому постановлению, с 9 апреля по 31 августа 2019 года предоставляется возможность перевозить пшеницу, ячмень и кукурузу без взимания платы, сообщил Большаков. Заявки в правительстве России начали принимать неделю назад.

Однако, подчеркнул глава краевого минсельхоза Александр Чеботаев, обнуляется только ж/д тариф, а он составляет только 30% от перевозной платы.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Расскажи новость