Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Как женщина с железным характером в несколько раз увеличила объем производства на алтайском заводе

Эта молодая красивая женщина смеется, что у нее репутация «пожирательницы» мужчин. Она стоит у руля «Алтайского завода сельскохозяйственного машиностроения» из Павловска, который последние три года ежегодно удваивал объемы производства, а с февраля начинает поставки борон в Германию. Татьяна Филидова рассказала altapress.ru, почему завод работал в режиме цейтнота, за счет чего он сохраняет динамику и как ей работается в мужском коллективе.

Татьяна Филидова на заводе.
Анна Зайкова

Как стала руководителем

— Татьяна Викторовна, как случилось, что завод традиционно мужской отрасли возглавила женщина?

— Я пришла работать на предприятие финансовым директором в 2009 году. Спустя три года прежний руководитель сменил место работы, и меня попросили временно взять руководство заводом на себя. Я, конечно, сразу сказала, что не справлюсь, ищите «мальчика». Хотя у меня профильное образование по специальности «экономика и управление предприятием машиностроения». Я понимала, что это очень большая ответственность.

Но решила, что пока не найдут хорошего директора, смогу поддержать операционную деятельность. Его нашли. Полгода мы пытались выстроить с ним работу. Но лето подходило к концу, а я видела, что в цехах текут крыши, ничего не сделано, одни красивые слова. Пришлось переодеваться, переобуваться и лезть с подрядчиками на крышу. Я должна увидеть все своими глазами и потрогать руками, должна понимать смысл происходящего, чтобы принимать правильные решения.

Молодой директор в итоге не выдержал конкуренции и ушел. Вот с той самой осени я и начала работать директором.

Татьяна Филидова
Анна Зайкова

— В каком состоянии был завод, когда его вы приняли?

— В ужасном. Очень маленький объем производства, узкая номенклатура. Сбытовая сеть была не развита, бренд — не известен. Название техники Veles тогда уже существовало, но зарегистрировано не было. Из-за малых объемов производства на развитие не хватало денег. В цехах было грязно, темно, рабочие ходили с потухшими глазами — у них были низкие зарплаты и не существовало уверенности в завтрашнем дне. Помню, заходишь на завод как в доисторическую пещеру.

Татьяна Филидова на заводе.
Анна Зайкова

Цитаты

«Сначала я „зачистила“ команду. Я отказалась работать с людьми, в честности и лояльности которых не была уверена».

«У коллектива был шок, все работали с круглыми глазами, в диком цейтноте, но мы брали все заказы. Ребята месяцами готовы были фактически не жить дома. Все понимали: надо взять рынок».

«Нам приятно рассказывать, что в холодной Сибири, где только медведи с ушанками, можно делать хорошую технику. Мы даже определенный кайф получаем, когда говорим на крупных форумах, откуда мы».

«Алтайский завод сельскохозяйственного машиностроения», Павловск
Анна Зайкова
«Алтайский завод сельскохозяйственного машиностроения», Павловск
Анна Зайкова

Как вычистила команду

— С чего вы начали работу в статусе руководителя?

— С увольнений. Я отказалась работать с людьми, в честности и лояльности которых не была уверена. Поэтому сначала пришлось «зачистить» команду. Сразу взамен подбирала людей, которые соответствовали моему подходу, динамике, темпераменту, моим ценностям. Здесь не работают те, кто готов обманывать или приходит на работу просто отсидеться.

— Где подбирали кадры — в Павловске, в Барнауле?

— Есть те, кого возим из Барнаула, в основном это административно-управленческий персонал. Рабочие — либо из Павловска, либо из близлежащих деревень. Мне кажется, мы у себя собрали всех лучших специалистов с округи!

«Алтайский завод сельскохозяйственного машиностроения», Павловск
Анна Зайкова

— Как изменились показатели работы предприятия?

— В 2012 году завод выпускал 12 борон в месяц. И это казалось достижением, почти подвигом. Когда мы изменили подход и команду, сначала научились делать 20 борон в месяц. Здорово. Тогда мы занялись внедрением элементов бережливого производства. Производительность начала расти какими-то дикими темпами. Мы начали понимать, что достаточно немного изменить процесс на нескольких участках — и результат уже совершенно иной. Через год мы стали делать уже 50 борон в месяц.

Мы купили несколько станков, чтобы расшить узкие места. Этот подход и стал определяющим: мы выявляли узкое место и расшивали его, приобретая станок именно сюда, повышали производительность, появлялось другое узкое место — мы расширяли его. Хороший эффект получили из-за изменения схемы перемещений между оборудованием — у рабочих стало меньше лишних движений. Раньше они могли пойти за деталью в другой цех и потратить на это полчаса. Теперь нет.

Еще через год мы смогли сделать 80 борон, а потом и 120. То есть за четыре года мы увеличили производительность в шесть раз. При этом численность сотрудников возросла с 89 до 243 человек, то есть только в 2,7 раза.

«Алтайский завод сельскохозяйственного машиностроения», Павловск
Анна Зайкова

— Люди не возмущались, что вы их дополнительно загружаете?

— У нас ленивые не задерживаются. Сами уходят. Внутри предприятия уже сложились свои ценности. Такого не бывает, чтобы люди говорили: вот это входит в мои должностные обязанности, и я буду это делать, а вот это не входит — и до свидания. Работы здесь не боятся. Сотрудники же видят, что чем больше мы делаем, тем быстрее развиваемся, вкладываем средства обратно в предприятие: ремонтируем цеха, покупаем новое оборудование, приобретаем удобную спецодежду для рабочих. Обязательно проводим корпоративные мероприятия. Например, летом выезжаем в Горный на трех автобусах, с семьями. Сейчас приступили к строительству столовой на территории. Сотрудники видят, что условия их работы постоянно улучшаются.

Цифра

Более 24 тыс. рублей составила средняя зарплата на заводе в 2017 году, с 2014 года она выросла на 38%

Татьяна Филидова на заводе.
Анна Зайкова
«Алтайский завод сельскохозяйственного машиностроения», Павловск
Анна Зайкова
«Алтайский завод сельскохозяйственного машиностроения», Павловск
Анна Зайкова

Как увеличила рост производства

— Где сегодня продается продукция завода? Только ли это Россия?

— Мы много работали над расширением сети. Сейчас у нас есть дилеры по всей России и в Казахстане, Киргизии. Наша техника продается от Благовещенска до Краснодара. После прошлогодней выставки в Ганновере мы поняли, что техника Veles востребована и в Европе. Этой весной она уже будет работать на полях Болгарии и Германии. Мы гордимся этим.

Мы получаем сертификаты, которые необходимы для работы на внешних рынках. Здесь огромное спасибо Минпромторгу России, который инициировал активное движение в направлении развития экспорта, и Российскому экспортному центру.

Нам субсидируют участие в зарубежных выставках и доставку продукции до клиента. Так что если у продукции хорошее качество и ее готовы покупать, то продавать можно хоть в Австралию. Компания получит поддержку государства, чтобы наладить экспорт. Все механизмы работающие и абсолютно прозрачные.

«Алтайский завод сельскохозяйственного машиностроения», Павловск
Анна Зайкова

— Сегодня многие говорят, что вашей отрасли просто повезло. В 2014 году ввели санкции, доллар взлетел, и аграриям стало выгодно покупать отечественную технику. Да еще и заработало постановление, по которому сельхозпроизводители стали получать 15−20%-ную скидку при покупке российской техники. Скептики говорят, что не будь этих факторов — не было бы у вас и скачка.

— Конечно, макроэкономические факторы, которые вы перечислили, очень сильно повлияли на ситуацию. Но они действовали на все заводы России в сельхозмашиностроении, мы все оказались в одинаково хорошем положении. Причем на секундочку, некоторые предприятия были географически ближе к богатым сельхозрегионам. Только кто-то им воспользовался, а кто-то нет. Мы на гребне этой волны прокатились, кто-то захлебнулся.

У нас за три года действия программы произошел колоссальный рост производства. Мы ежегодно удваивали объем. У коллектива был шок, все работали с круглыми глазами, в диком цейтноте, но мы брали все заказы. Ребята выходили в дополнительные смены, месяцами готовы были фактически не жить дома, чтобы находиться на запуске борон. Все понимали: надо взять рынок. Не возьмем мы — это сделает кто-то другой. Мы на это шли. Многие другие нет. Если мы посмотрим статистику Росспецмаша, то увидим, что такая динамика, как у нас, лишь у нескольких заводов в России.

По прошлому году почти все заводы, занимающиеся производством почво­обрабатывающей техники, показали уже отрицательную динамику, поскольку к концу года наметились отрицательные тенденции в аграрной отрасли: падение цен на зерно, его перепроизводство. В среднем отрицательная динамика по заводам составила около 20%. Только у двух заводов по всей России она положительная: у нас и у «Рубцовского завода запчастей».

— В этом году поддержку сократили? Какими вы видите перспективы?

— Нет, не сократили. Под программу № 1432 в федеральном бюджете уже заложено 10 млрд рублей, и ожидается, что еще 5 млрд выделят дополнительно. Но рыночная ситуация осложнилась проблемами у сельхозпредприятий. У них уже не будет той выручки от реализации зерна, а затраты вырастут, на ГСМ, например. Год будет сложным и для фермеров, и для нас. Но мы тем не менее настроены позитивно, у нас есть «план войны» на такой случай.

Факт

В цехах установлены камеры, изображение в режиме онлайн выводится на монитор в кабинете директора и на компьютеры производственных мастеров.

Два станка на заводе приобретены с помощью компенсации из бюджета края в размере 50% от стоимости.

«Алтайский завод сельскохозяйственного машиностроения», Павловск
Анна Зайкова

Импортная или своя

— Фермеры как-то отличаются по способу покупки техники, по отношению к ней?

— Определенное сегментирование есть. До сих пор есть те, кто принципиально покупает только иностранную технику, говоря, что ему важно качество и он готов переплачивать за бренд. Есть клиенты, которые готовы приобрести любое качество, лишь бы дешево. Они говорят: даже если сломается — подварю, подкрашу, а если что — через два года куплю такую же дешевую. Это точно не наш сегмент. Наши клиенты — люди, которым нужна надежная и качественная техника, способная ходить весь сезон без ремонта. Это те, кто уже понимает, что и отечественная техника может быть хорошей.

— Так насколько состоятельно мнение тех, кто готов переплачивать за импортную?

— Я не могу сказать в отношении всех российских заводов, что качество их техники сравнялось с импортной. Есть заводы, которые постоянно повышают планку, а есть те, кто работает по принципу достаточности — отработает техника гарантийный срок, и ладно. Поэтому у первых продукция уже на уровне с импортными аналогами, у вторых — нет. И если фермер нарвался на последних, он утвердится во мнении, что импортная лучше.

Татьяна Филидова
Анна Зайкова

Блиц

— Шпильки или кроссовки?

— Шпильки.

— Классика или рок?

— Классика.

— «Москва слезам не верит» или «Кавказская пленница»?

— «Москва слезам не верит», кажется, вообще, с меня снимали. Я всегда говорю: хотите узнать про мою жизнь, посмотрите фильм. Я даже диплом писала также с дочерью на руках. Правда, замуж в отличие от героини два раза успела «сходить».

— Детектив или любовный роман?

— Детектив.

— Море или горы?

— Горы, наверно. Я люблю море, но долго просто лежать на пляже не могу. Горы — это активный отдых.

— За рулем или пассажиром?

— За рулем. Мне нравится драйв от вождения. Только что прошла курсы контр­аварийного вождения. Научилась даже полицейскому развороту!

— Кино или книга?

— Люблю ходить в кинотеатр. Это увлекательно. Но дома выберу книгу.

О чем еще рассказала директор «мужского» завода

О сбывшейся мечте

— Я с детства хотела стать директором предприятия. Ну, знаете, как это у детей: хочу быть космонавтом или балериной. Я хотела руководить. Я же Скорпион. Еще в детстве прочитала, что из Скорпионов получаются хорошие хирурги и руководители. Решила пойти в хирурги, тем более по папиной линии у меня все родственники врачи. Но в один прекрасный момент я поняла, что, оказывается, боюсь вида крови. Спросила у мамы, где учат на директора. Мама привезла буклетики алтайских вузов, я их внимательно изучила, смотрю: о, наш родимый политех, специальность «экономика и управление на предприятии». Тогда подумала: если слово «экономика» убрать — то что нужно. А сейчас понимаю, как сильно помогает знание экономики в работе руководителя.

О затратах

— Значительная статья затрат у нас — приобретение металла. Цены здесь повышаются как-то совершенно неконтролируемо — могут за год на 20% подняться. При этом у нас цена техники на год фиксируется. Это условие работы по госпрограмме № 1432. И на следующий год мы ее можем повысить только на коэффициент инфляции, который у нас в стране традиционно показывают очень низким.

О мужском окружении

— Я привыкла к тому, что вокруг всегда очень много мужчин. С ними даже комфорт­нее общаться — никаких интриг или истерик. Бывает, заканчивается планерка на заводе, все встают — одни мужчины, и я испытываю огромную гордость, что работаю с ними, лучшими из лучших. Хотя обычно я не миндальничаю. Иногда бывают нужны и крепкие русские слова, которые четко отражают суть.

Досье

Татьяна Викторовна Филидова родилась 25 октября 1980 года в Барнауле. Выросла в Змеиногорске. Окончила АлтГТУ по специальности «экономика и управление на предприятии машиностроения». Работала начальником планово-экономического отдела на заводе по производству металлокаркасной мебели «Алтис», затем финдиректором на предприятии «Машзавод». Разведена. Двое детей. Занимается спортом в клубе: «Как все нормальные мальчики, хожу в качалку».

Факт

В 2017 году установили камеру дробеструйной очистки, внутри которой работают почти космонавты — в шлем подается чистый воздух для дыхания оператора, а сам костюм защищает его от дроби.

Через неделю на заводе заработает новая сушильная камера. Она позволит высушивать изделия в течение 30 минут, это будет обеспечивать максимальную стойкость покрытия.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость