Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Владимир Гордейчик рассказал о том, как развивается рынок фитнес-услуг

Гендиректор барнаульского велнес-клуба «Магис-Спорт» Владимир Гордейчик стал очередным героем проекта «Школа успеха», который уже в течение года реализуется в ИД «Алтапресс» совместно с Алтайским союзом предпринимателей. В рамках проекта проходят встречи опытных представителей бизнеса с начинающими предпринимателями. Владимир Гордейчик в начале мероприятия коротко рассказал о том, как он начал работать в фитнес-индустрии, и о некоторых особенностях рынка этих услуг, а потом ответил на все вопросы, которые интересовали аудиторию.

Владимир Гордейчик: "У нас есть мечта воспитать олимпийского чемпиона. Может быть, она далекая и кажется безнадежной, но каждый день мы идем к ней".
Владимир Гордейчик: "У нас есть мечта воспитать олимпийского чемпиона. Может быть, она далекая и кажется безнадежной, но каждый день мы идем к ней".
Олег Богданов

— Я не имел больших талантов в спорте, но всегда занимался физкультурой. Мое максимальное достижение — кандидат в мастера спорта по силовому троеборью. В начале нулевых мы с товарищем поехали в командировку в Москву и случайно оказались на фитнес-конференции. Я зашел туда на час, а вышел через три дня. Меня сильно впечатлило то, что я увидел. Мы решили, что в Барнауле нужно обязательно сделать фитнес-клуб. Примерно через два года появилась «Аврора».

Порядка 60% фитнес-клубов находится в Москве, 18% — в Санкт-Петербурге, остальное приходится на всю Россию. Проникновение услуг фитнеса в Москве составляет 4%, в России в целом — 2−2,5%. Для сравнения: на Манхэттене в Нью-Йорке занимается 50% населения. В Европе лидерами являются Великобритания, Испания, там клубы посещает порядка 20% жителей. В Барнауле проникновение фитнес-услуг — 4%, без учета моноклубов (тренажерных залов, йога-центров) фитнес-клубы посещают 12−14 тыс. человек.

С точки зрения экономики фитнес-индустрия не самая доходная отрасль. Если бы я, допустим, инвестировал те же деньги в строительство неких площадей и сдавал бы их в аренду, вложения бы окупились в 2−2,5 раза быстрее. Сейчас, когда уже есть конкурентная среда, клубы окупаются в среднем шесть — восемь лет, большие клубы — до 10 лет. За это время происходит амортизация всего оборудования, которое там стоит.

Редкая фамилия

— Почему Гордейчик открывает все ведущие фитнес-клубы в Барнауле?

— Это случайность. Люди приходят, просят помочь, я не прикладываю для этого каких-то усилий. Наша команда каждый день делает свою работу. Клубы ведь открывает не один человек, просто звучит только одна фамилия. Возможно, потому что она редкая и хорошо запоминается.

— Кто ваши конкуренты и как вы отслеживаете их деятельность?

— Люди выбирают фитнес-клуб в 90% случаев из-за его расположения — рядом с работой или с домом. В Москве есть клубы, которые размещаются в привязке к автомобильному трафику. Вместо того чтобы стоять в пробке, человек может позаниматься фитнесом. Прямых конкурентов у нас пока нет. Все клубы имеют целевую аудиторию. Мы, например, занимаемся с детьми. К нам ходит 900 детей в возрасте от 1 года до 14 лет. Такое же количество детей учится в средней общеобразовательной школе Барнаула.

— Как будет меняться рынок в Барнауле с точки зрения проникновения услуг фитнеса?

— Клубов будет открываться больше, они будут более нишевыми. Фитнес-центры могут делиться по национальному, религиозному, гендерному, возрастному признакам. В мусульманских клубах отдельные тренажерные залы для мужчин и женщин, разные входы для них. В Новгороде есть уникальный клуб для молодежной аудитории 16−20 лет. Днем он работает как фитнес-клуб, а потом там проходят вечеринки. Еще бывают так называемые буткемпы (групповые занятия фитнесом на свежем воздухе. — Прим. ред.). Я как-то бегал в одном из парков Лондона и услышал страшные военные крики. Мне стало интересно, я подбежал посмотреть. Оказалось, серьезный мужчина в форме, бывший военный лет 40, собрал аудиторию и проводит антистресс-будкемпы.

— Ваша работа очень энергозатратная. Как вы восстанавливаетесь?

— Помогает генетика, я холерик по темпераменту. Час в день я стараюсь тренироваться. Для меня это такая же физиологическая потребность, как умыться и почистить зубы. Я понимаю, что это один из эффективных ресурсов для поддержания здоровья. Я работаю в уже состоявшейся команде. Еще один фактор — это опыт. Когда мы строили первый клуб, нервные затраты были несравненно больше. Планировать работу помогает OutLook, очень полезная вещь. Вообще, чем отличается эксперт от не эксперта? Специалист — это человек, который совершил много ошибок, и их у него покупают.

Четыре вида тренеров

— Говорят, что в Барнауле в фитнес-индустрии есть большая кадровая проблема. Это так?

— Я не думаю, что мы в этом смысле отличаемся от других отраслей. Известно, что в 1993—1996 годах была демографическая яма, сейчас как раз эти люди выходят на рынок труда. У нас рядом есть крупные города, есть и другие страны. Хочется поехать, показать себя.

Есть несколько способов решения кадровой проблемы. Каждое лето мы проводим двух-трехмесячные школы, лучшим студентам предлагаем работу. У нас очень большая оторванность учебных заведений от рынка труда. Пока мы не можем найти точки соприкосновения. Когда человек приходит к нам на работу, мы учим его три — шесть месяцев.

— Насколько тренеры компетентны в том, чтобы оценить состояние здоровья человека и подобрать ему правильную программу?

— Мы делим тренерский состав на четыре группы. На первом уровне человек умеет поднимать гантели и считать до 30. Это помощник. Второго уровня он достигает после того, как сам позанимался два-три года и скажет: «Я знаю, как это делать». Но он не смотрит, кто перед ним стоит, — мужчина 40 лет или женщина 50 лет, не понимает, что есть ограничения, просто делится своим опытом. Чтобы достичь тех же результатов, вы должны соответствовать его физиологическим критериям. Тренер третьего уровня понимает, что у людей в 50 и 30 лет разные потребности. Тренер четвертого уровня может стать вашим наставником, у нас всего несколько таких специалистов в городе. Вы приходите к этому тренеру, избитые работой, невыполненными в силу разных обстоятельств задачами, и он способен выступить в роли психолога узкой специализации. Он знает инструменты воздействия на самочувствие, связанные с физической нагрузкой, и дает их вам.

Мы берем людей в основном второго уровня и выводим их на третий. Чтобы достичь четвертого уровня, нужен большой опыт, желание развиваться профессионально. В 25 лет таким специалистом стать нельзя. Я знаю тренеров, которым платят $5 тыс. в час, и тех, кому платят 500 рублей в час. Вот коридор.

— В клубах часто меняются тренеры. Когда человек уходит, он нередко забирает с собой клиентов. Как вы с этим боретесь?

— Мало кто из тренерского состава долго работает на одном месте, потому что работа эмоционально затратная. В основном работают два-три года. Когда к нам приходит человек, мы договариваемся: как только он понимает, что готов уйти, приходит ко мне за два-три месяца и сообщает об этом. Я звоню в клубы в других городах и говорю, что у меня есть хороший тренер. Они его забирают, а мы набираем новых людей. Московские клубы с удовольствием берут специалистов из провинции, потому что они работают лучше. Индустрия на 50% работает за счет тренеров из провинции.

— Что, по вашей оценке, было важнее для вашего становления как профессионала — высшее образование, занятия спортом?

— По десятибалльной шкале я оцениваю себя на четыре-пять баллов. По моему мнению, для достижения результата нужны упорство и характер. Есть несколько эффективных инструментов их воспитания. Первый — война или армия, второй — тюрьма, третий — спорт. Выбирайте. Хотя спорт можно заменить любым другим хобби, но заниматься им вы должны на очень высоком уровне.

— Почему в Барнауле, в отличие от США, мало фитнес-программ для пожилых людей?

— Фитнес-индустрии в Барнауле чуть больше 10 лет, а в США ей 50 лет. Раз наша отрасль молодая, то и специалисты у нас очень молодые. Они пока эмоционально не готовы работать в этом направлении. Однажды в клубе в Великобритании я увидел, как занимаются двое мужчин. В разговоре выяснилось, что тренеру 74 года, а ученику 90 лет. Мы к этому идем. Наш клуб позиционируется как семейный. Самому взрослому нашему клиенту — за 70 лет. У нас есть программа для пожилых людей, эти тренировки посещают около 150 человек.

Страшная тайна о хлорке

— Что для вас значит команда и кого вы считаете своей командой?

— У нас в компании есть ключевые специалисты, от которых зависит очень многое. Мы периодически собираемся и принимаем важные решения. Я не могу сказать о себе, что умею создавать команды, но могу их поддерживать. Для меня слово «команда» больше относится к спорту. Это, например, сборная Дании 1992 года по футболу (неожиданно для всех выиграла чемпионат Европы. — Прим. ред.).

— Может ли бассейн работать без хлорки?

— Открою вам страшную тайну про хлорку, чтобы вы не строили иллюзий. Общественные бассейны без хлорки работать не могут. У каждого человека свое понимание личной гигиены и состояние здоровья. Он приносит с собой свою микрофлору. Бороться с этим может только хлор. Вопрос только в концентрации. Чем людей больше, чем температура выше, тем хлора больше.

— Какую диагностику состояния здоровья клиентов вы используете в клубе?

— Человек в нашем клубе проходит простые тесты. У организма есть пять основных качеств — скорость, сила, выносливость, координация, гибкость. Мы берем из пяти тестов три, проводим и фиксируем результаты. У нас 4 тыс. клиентов, из них 80% проходят диагностику. 95% наших клиентов после 30 лет имеют проблемы с осанкой от небольших до глобальных. Но даже не это важно. Представляете, люди узнают об этих проблемах только от нашего врача! Вот это я считаю безответственное отношение к своему здоровью.

— Вы сказали, что любой эксперт в своей карьере совершает ошибки. Какие совершили вы?

— Я однажды принимал участие в проекте, который был не моего профиля, но он был очень выгодным с финансовой точки зрения. Проект оказался неудачным. Это был хороший урок.

Досье

Владимир Александрович Гордейчик родился 29 марта 1971 года. Имеет дипломы экономического факультета АлтГУ, президентской программы по направлению «Финансы», ЛИНК, а также сертификаты участия в специализированных курсах компании World Class и зарубежных фитнес-конвенциях. Шесть лет работал поваром, затем сменил несколько сфер деятельности, а в 2002 году стал управляющим клубом «Аврора». В 2006 году принял участие в создании клуба «Сафари-Фитнес», в 2009 году в качестве управляющего запустил в эксплуатацию велнес-клуб «Магис-Спорт», сейчас является его генеральным директором. В ближайшее время в Барнауле откроется второй «Магис-Спорт» в торгово-развлекательном центре Plaza. Гордейчик работает консультантом по организации фитнес-центров в разных городах России.

Владимир Гордейчик женат, у него два сына. Один из них студент МГУ, второму — три года.

Мнение

Игорь Панов,
старший специалист по продаже корпоративных решений и сервисов Барнаульского филиала ОАО «ВымпелКом»:

Владимир Гордейчик — это настоящий лидер, который смог сплотить большое количество людей для реализации единой цели. В бизнесе важна команда: ключевые люди в компании — это не столько генеральный директор и его заместитель, сколько персонал, который они подготовили. При этом недостаточно сколотить группу хороших специалистов, платить им высокую зарплату и обеспечивать их разными льготами. Важно, чтобы люди работали так же, как альпинисты в одной связке, как футболисты на игровом поле, понимая, что успех зависит от каждого из них. Каждый должен знать, что он всегда может рассчитывать на своих сослуживцев. Особенно приятно осознавать, что в нашей компании работают тысячи людей, которых можно смело назвать командой.

Факт

Большинству тренеров клуба «Магис-Спорт» меньше 30 лет.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость