Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Экономика

Владимир Вагнер рассказал о том, как создают первое промышленное вино на Алтае

В прошлом году на винограднике «Корпорации «Алтайспиртпром» в Алтайском районе плодоносили только два сорта — Пино и Мускат. Из 600 кг ягод получилось 400 литров экспериментального сухого красного вина. В этом сезоне урожай существенно вырос. Уже четыре сорта: Шардоне, Мускат, Мюллер Тургау и Пино — дали 2,7 тонны винных ягод. Этот виноград к новому году должен превратиться в напиток, который появится на прилавках магазинов под маркой «Алтайская лоза». О том, какой путь предстоит пройти до этого долгожданного момента, рассказал гендиректор «Корпорации «Алтайспиртпром» Владимир Вагнер.

50 дубовых бочек на 15 тонн закупила корпорация "Алтайспиртпром" под алтайское вино.
50 дубовых бочек на 15 тонн закупила корпорация "Алтайспиртпром" под алтайское вино.
Анна Зайкова

К сбору винограда бригада «Алтайспиртпрома» приступила 12 сентября. День для этого выдался самый удачный: жаркий и солнечный. Собирать виноград в дождь нельзя: во-первых, наличие воды в вине недопустимо, во-вторых, дождь смывает с ягод вещества, которые способствуют брожению.

«Обрезаем плодоножку, кладем гроздь в ведро. Сухие и гнилые ягоды сразу же отбираем. С лозы до первой проволоки убираем листья, чтобы она могла накопить силы к зиме», — проводит короткий инструктаж технолог Дарья. Сборщики во главе с Владимиром Вагнером распределяют ряды и приступают к работе.

«Слева мы видим плантации, с которых в прошлом году получили 600 кг винограда Пино. Этот сорт основной, и на него мы будем делать упор все последующие годы», — рассказывает собеседник.

— Владимир Анатольевич, сколько людей сегодня на винограднике?

— Всего работает 18 человек. Мы привлекли пять наемных работников, а остальные — это члены коллектива «Алтайспиртпрома», которых мы оторвали от основной работы на день сбора урожая. Когда начнется промышленное производство вина, то количество наемных сотрудников должно достигнуть 20 человек.

— Расскажите, как вы сохраняете лозу зимой?

— В Сибири все уже приспособились к тому, что зимой виноград надо укрывать. Но мы пытаемся вывести промышленную технологию его выращивания. По планам через пять лет должен сформироваться ствол высотой 40−50 см, и каждый год от него будут расти новые ветки. Тогда мы начнем обрезать лозу на зиму, а хорошо укоренившийся ствол не будет нуждаться в укрывании.

Третий год подряд на Алтае очень малоснежные зимы. Часть винограда такую зимовку не выдержала, и в прошлом году вместе с французами мы приняли решение, что пока лоза не достигла пятилетнего возраста, мы будем формировать ее несколько иначе, чем это делают они. Вы видите, что у нас из одной лунки растет две лозы. Одну мы будем формировать по французской технологии: обрезать, оставляя 50 см, вторую — пригибать по нашему сибирскому принципу.

Сегодня мы постараемся завершить все процессы, связанные со сбором винограда. Осень в этом году не ранняя, но мы хотим дать возможность растениям подготовиться к зиме. Тогда они будут более активно развиваться весной. Некоторые сорта можно было переработать позже, но мы решили, что пока пожертвуем сахаром ради того, чтобы виноград на следующий год тоже дал нам урожай.

— Насколько мне известно, в этом году вы планировали закупить 32 тыс. саженцев, а взяли в итоге всего 10 тыс. штук. Решили подстраховаться?

— Мы побоялись за то, как они перезимуют. В прошлом году никакой защиты для саженцев на южном склоне не оказалось, и если в долине снега было достаточно, то здесь земля оказалась совсем открытой. Если в этом году будет то же самое, то мы, скорее всего, будем сажать не на южном склоне, а в долине.

— Как распорядитесь нынешним урожаем?

— Виноград, из которого мы будем производить белое вино, выдавим на прессе и получим сок, который очень быстро, максимум через месяц, станет вином. Это еще не продукт для продажи, но уже вино, имеющее вкус и крепость. Красный виноград полностью пойдет на экстракцию. Чтобы сок превратился в вино, нужно проделать 28 технологических операций. Это постоянное осветление, отстаивание, сбраживание. Технологи будут буквально нянчить вино. Надеюсь, что к ноябрю-декабрю мы получим молодое белое и красное вина. А набирать букет они будут в течение всего зимнего периода.

— Насколько я понимаю, вы не исключаете, что сможете получить и полусладкое вино?

— Более того, мы хотим это делать. Сегодня в стране свыше 70% потребления приходится именно на полусладкие вина.

— Хотите придавать сладость искусственно?

— Нет. Виноград с уровнем сахара около 20% у нас есть, и мы перерабатываем его отдельно. Но все будет зависеть от того, сможем ли мы вовремя остановить процесс брожения. Нужно в течение определенного времени добиваться инактивации дрожжей.

— А когда настанет время разливать «Алтайскую лозу» в бутылки?

— Божоле, которое сбраживается в течение двух-трех месяцев, можно разливать по бутылкам. Но в этом году мы не будем экспериментировать. Ведь пока у нас нет лицензии, и мы боимся, что нас неправильно поймут. Пусть вино хранится в бочках, а как только мы получим лицензию, начнем что-то продавать.

Просто добавь лицензию

— Когда вы планируете получить лицензию на производство и начать продавать вино?

— В следующем году. У нас другого выхода нет, ведь сейчас мы не можем продавать произведенное вино. Пока мы намеренно не получаем лицензию. Скажу откровенно, те условия по лицензированию, которые существуют сегодня, делают производство возможным и рентабельным при наличии 100 га виноградников.

— Но ведь ваши площади очень далеки от этой цифры.

— Дело в том, что в нашем государстве появляются и приятные новости. Владимир Путин согласился с российскими виноделами, что такой жесткий контроль над отраслью избыточен. Вслед за этим правительство подготовило законопроект, в соответствии с которым виноделам упростят порядок получения лицензии. Законопроект должен быть принят в IV квартале текущего года. Важно также, что новый министр сельского хозяйства включил виноград в перечень сельхозпродукции.

В целом я считаю, что сегодня государство делает правильные шаги в борьбе за натуральное вино на рынке. К примеру, «Тейси» сегодня не может получить лицензию на производство вина. Предприятия всей страны, не имеющие собственных виноградников, сталкиваются теперь с такой проблемой. И здесь мы работаем на опережение. В конце концов, должны наступить времена, когда натуральные компоненты будут главенствовать.

Саженцев не жаль

— А есть у вас какие-то наметки по продвижению промышленного виноградарства на Алтае?

— Мы выберем, какой сорт наиболее вынослив, хорошо привит, и в следующем году будем предлагать саженцы всем желающим: фермерам, индивидуальным предпринимателям и т. д. В принципе мы планируем и продавать саженцы, и вести консультативную работу.

Если говорить о перспективах, то мы сейчас рассматриваем участок возле Катуни в Усть-Убе. Его перспективность мы недавно оценивали совместно с французами. Площадь участка 2,7 га. Идея в том, чтобы сделать там французскую деревню.

Мы также ведем переговоры по высадке виноградника в районе Саввушки. Напротив базы отдыха «Алтайский Куршавель» как раз есть подходящий участок, на котором когда-то выращивали бахчевые культуры. Сейчас мы взяли на анализ почву, изучаем климат. Собственники базы готовы присоединиться к проекту и предоставить пока только людей. Но нам бы хотелось, чтобы они приняли также риски инвестирования, взялись за посадку. То есть нам нужны союзники в бизнесе. Чем больше винограда, тем больше будет экономическая эффективность нашего проекта.

Более того, мы хотим начать активно внедрять винные ванны для женщин в одном из санаториев Белокурихи. Там уже высажено 800 саженцев винограда. На следующий год в городе получат первый урожай. Руководство города заинтересовано, чтобы наряду с родоновыми и пантовыми туристам предлагали и винные ванны.

— Сколько будет стоить первое алтайское вино и кто должен стать его покупателем?

— Думаю, цена будет от 200 рублей. Отдел маркетинга считает, что натуральное вино не должно быть слишком дешевым. Позиционировать вино на рынке надо достойно. Может быть, сейчас мы не будем продавать «Алтайскую лозу» в торговых сетях, чтобы исключить значительную наценку. Мы хотим позиционировать наше вино как имиджевый продукт, пока не доведем объем производства до 1 млн. бутылок. Потребителем такого продукта я считаю человека, который посетил Алтайский край и хотел бы что-то купить на память или в подарок. Я рассчитываю на туристов, а также просто на почитателей вин.

О чем еще рассказал собеседник

О плодово-ягодных винах

— Начав с виноградного вина, мы планируем развивать плодово-ягодное производство. До этого года мы делали натуральные соки из яблок и груш. Цех первичной переработки плодов и ягод на вино сохранен. Он единственный в крае. Пока мы делаем здесь соки для добавления их в наши бальзамы.

В Алтайском районе расположено более 2 тыс. га старых заброшенных садов, которые не возделываются. В мыслях мы рассчитываем перерабатывать на «Алтайском винзаводе» не только 20−50 тонн винограда, но и сотни тонн плодов и ягод. У нас в стране плодово-ягодные вина относятся к низшему ценовому сегменту, хотя, к примеру, в Японии сливовое вино ценится достаточно дорого. Когда в край приезжали французы, то удивили нас вымоченной в алкоголе вишней.

О безотходном производстве

— Мы, как и французы, стараемся, чтобы при производстве не было отходов, и все пускаем в переработку. Вот вы сейчас видите, на лозе остался зеленый виноград, так называемый урожай второго ряда. Еще выше — нераспустившийся цветок. Все это мы соберем и увезем для производства крепких напитков: бренди и настоек. К новому году мы точно выпустим первый алтайский бренди. Правда, пока у нас нет ни рецептуры, ни названия, но договоренность о подготовке документации уже есть.

О сахаре

— Перед уборкой урожая нашу плантацию посетил винодел Ален Бо, вместе с ним при помощи рефрактометра мы оценивали содержание сахара в винограде и алкоголя в будущем вине. Ален не поверил, что в наших ягодах может быть столько сахара — даже у него показатель меньше. Данные полевого прибора мы проверяли повторно, Ален Бо отправлял их в свою лабораторию. Мы совместно просчитывали содержание сахара через плотность сока винограда. И только на следующий день Ален наконец согласился, что в его винограде сахара все же меньше, чем в нашем. Минимальный сахар — 16%, это предполагает, что мы сможем получить вино крепостью 10,5 градуса. Максимальный сахар — 22%, крепость должна быть 18 градусов. По ГОСТу для производства сухого вина достаточно крепости 10−12 градусов.

Досье

Владимир Анатольевич Вагнер родился 23 сентября 1953 года в селе Покровка Баевского района Алтайского края. В 1975 году он окончил Омский сельскохозяйственный институт по специальности «Инженер-технолог молочной промышленности». Является кандидатом технических наук. Работает генеральным директором «Корпорации «Алтайспиртпром». Женат, имеет двоих детей.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость