Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Я затрудняюсь сказать, сколько предприятий входят в «Сибму»

Генерального директора финансово-промышленной группы «Сибма» Анатолия Банных считают одним из самых закрытых, в то же время влиятельных бизнесменов Алтайского края. Во многом это связано с тем, что Анатолий Николаевич редко соглашается рассказывать о деятельности своей финансово-промышленной группы в прессе. Отсюда и появляются различные слухи, развеять которые может только сам Анатолий Банных.

— Анатолий Николаевич, мы беседовали с вами последний раз два года назад. Тогда вы рассказали, что в структуру «Сибмы» входят 46 предприятий, а общий объем реализации продукции этих предприятий составляет около $ 60 млн. в год. Сейчас как изменились основные показатели ФПГ?

— В бизнесе есть такое понятие как некризисный рост. Когда предприниматель говорит о том, что компания дает ему 10−15% роста в год, то это как раз и есть некризисный рост. Я думаю, мы находимся в этой же стадии развития. За прошедшие два года мы подросли примерно на треть. Объем реализации продукции предприятиями, в которых представлена «Сибма», составляет около $ 90 млн. в год. Что касается числа компаний, где мы являемся соучредителями, то сейчас я даже затрудняюсь назвать вам точную цифру. Изменения идут постоянно.

— В структуре «Сибмы» два года назад было шесть направлений деятельности. Сейчас что-то изменилось?

— Появились новые направления. Мы начали активно заниматься энергетикой, вошли в состав учредителей «Барнаульской горэлектросети». Сегодня мы видим, что это очень перспективное направление. К моменту, когда наша команда начала заниматься управлением «Барнаульской горэлектросети», потери составляли около 30%. Сегодня они снизились до 8%. Для энергетики это очень хороший результат, достигнутый всего лишь за 10 месяцев.

Об энергетике

— Почему выбор «Сибмы» пал именно на энергетику? В чем перспективы этого направления?

— Для инвестора любой проект вызывает интерес, если его окупаемость составляет около трех лет. Я думаю, за три года мы сумеем добиться на энергетическом направлении необходимого результата. Наша задача заключается в том, чтобы, наладив систему управления, создать очень устойчивую бизнес-структуру, позволяющую обеспечивать электроэнергией город. По своему конечному результату реформа энергетики задумана правильно. Если она будет воплощена на практике и генерирующим компаниям не удастся купить городские или районные сети, то тогда эти маленькие предприятия будут иметь возможность самостоятельного выхода на ФОРЭМ. Если это случится, то у нас произойдет реальное удешевление электроэнергии, которая сегодня искусственно завышена. Если же этого не произойдет, то никаких изменений, прорывов в экономике края ждать не приходится. Обратите внимание, что сегодня «Алтайэнерго» активно работает над «миллиардным делом», старается подчеркнуть, что готово забрать сети «Алтайкрайэнерго» в счет оплаты каких-то долгов. Если «Алтайэнерго» получит сети, то тогда ее убыточные станции ТЭЦ-2 и ТЭЦ-1 вместе с сетевым хозяйством становятся фактически безальтернативными источниками поставки электроэнергии от рынка ФОРЭМ к конечному потребителю. Тогда у нас в крае будет цена киловатта не 1,2 руб. плюс НДС, а значительно выше. Тем самым будет нанесен очень серьезный удар по экономике края. Уже сегодня в ряде отраслей затраты на электроэнергию занимают 6−7% в структуре себестоимости продукции. Это очень высокий показатель. Наша краевая экономика имеет крайне низкий входной порог для инорегиональных компаний. То есть войти на наш рынок, к примеру, москвичам или новосибирцам не так уж и сложно. Если цены на электроэнергию в крае поднимутся, то и у нас будут те же самые 6−7% в структуре себестоимости продукции. И тогда алтайские товары станут еще более неконкурентоспособными.

— Какой должна быть стоимость электроэнергии, на ваш взгляд?

— В Иркутске стоимость киловатта составляет 32 копейки для населения, у нас почему-то в несколько раз дороже. На наш взгляд, и здесь мы согласны с оценками ведущих экспертов края в области экономики, объективная стоимость электроэнергии в Алтайском крае должна быть на уровне 80−90 копеек за киловатт. Именно такой цены необходимо добиваться всем общественным организациям. Например, тому же Союзу промышленников Алтая.

— Союз промышленников уже выступил с заявлением, что опасается передачи алтайских ТЭЦ в структуру ТГК-12.

— Есть реформы, которые от нас не зависят. ТГК-12 создано сегодня в рамках реформы энергетики, и ничего здесь не поделаешь. Но у нас есть недорогая электроэнергия на ТЭЦ-3, и ее мощностей в принципе, хватило бы для обеспечения промышленных предприятий. Ведь логика здесь очень простая. Для того чтобы развивать промышленное производство, нам надо привлекать в край инвесторов. Инвесторы могут прийти сюда только при совокупности нескольких составляющих факторов. К примеру, мы можем привлечь до $ 100 млн. под тот или иной проект. Но инвестору нужны гарантии. Допустим, мы берем такую сложную отрасль, как нефтехимия. В ней давно уже наступил системный кризис. Оборудование устарело, активно развивается Китай, который выпускает на мировой рынок дешевую капролактановую нить. Возникает парадокс — капролактан в России сегодня стоит почти столько же, что и капролактановая нить, которую предлагают нам купить китайцы. Но, с другой стороны, спрос на такое сырье как метанол, остается очень высоким. Завод по производству метанола стоит сегодня около $ 80 млн. И в него, в принципе, готовы вкладываться инвесторы. Но прежде чем это сделать, все просчитывается. А расчеты сводятся к тому, что такой завод невыгодно располагать на территории Алтайского края. И одна из основных причин — высокая цена на электроэнергию. Более привлекательным для инвесторов будет строительство подобного завода в Кемеровской или Новосибирской области. Или вообще на Севере, где есть дешевая электроэнергия и недорогой газ.

Об активе КХВ

— Вы первым заговорили о нефтехимии и затронули производство, которое имелось на КХВ. «Сибме» почему-то приписывают сегодня приобретение этого комбината. Такая сделка действительно имела место?

— Именно такой — не было. Хотя не скрою, что в одном из активов КХВ мы все же учавствуем. Дело в том, что на комбинате есть производственное звено, которое в свое время долго пыталась забрать себе городская администрация. Речь идет о группе химводоподготовки. Все, что касается подготовки технической воды для ТЭЦ-2, делалось на КХВ. В мае этого года стало известно, что земснаряд, который чистит русло водозабора Оби, прекращает свою работу. Ситуация требовала немедленного вмешательства. У нас уже были примеры, когда в результате плохой очистки русла водозабора в зимнее время его приходилось взрывать. Иными словами, был не исключен очень серьезный системный сбой в отоплении всего города. Поэтому группой инвесторов, в числе которых есть и «Сибма», было принято решение выкупить актив по химводоподготовке у компании «РТИ-Сервис», принадлежащей Сергею Хачатуряну. Мы инвестировали в этот проект около 80 млн. рублей и сегодня можем говорить о том, что это стабильное самостоятельное предприятие, на котором работают около 500 человек. Я точно знаю, что эти люди не остались на улице, у них есть зарплата, а у города не будет проблем с технической водой, которая идет в отопление. Вот за эту компанию мы несем ответственность. Предприятие получило название «Сибирская строительная компания».

— Но «Сибме» наверняка предлагали купить не только один актив КХВ, а весь комбинат?

— Предлагали. И мы просчитывали такую возможность. Но здесь давайте отбросим всякий политес и скажем честно: в том, что происходит сегодня с КХВ, не виноваты работники предприятия. Процесс развала шел в течение полутора десятков лет, когда у власти не было внятной и четко продуманной промышленной политики. Это привело к таким серьезным, на мой взгляд, потерям в экономике края, как утрата завода синтетического волокна, системные неплатежи налогов Барнаульского шинного завода, вывоз и развал одного из самых перспективных предприятий Алтайского края — Барнаульского котельного завода. И вот теперь на очереди КХВ. Это были не просто просчеты, а серьезные системные ошибки власти. Приведу вам пример. Сегодня в России остается один комбинат по производству капролактановой нити. Он будет расположен под Нижним Новгородом. На заводе установили оборудование стоимостью около 320 млн. евро, его полностью переоснастили. Этот завод сегодня конкурентоспособен. Поэтому он входит в логическую цепочку по всему сквозному циклу химпроизводства. Если такая линейка выстроена, предприятие будет жить. Наш КХВ не входил ни в какой замкнутый производственный цикл, потому что в свое время необходимо было заниматься его переоснащением или переводить комбинат на другой вид производства.

Теперь о цифрах. Да, мы детально рассматривали всю экономику предприятия. Могу вас заверить: практически нет шансов запустить производство на КХВ в прежнем виде. Даже с дотациями. Сегодня, чтобы сделать это по рыночным ценам (без учета тепла и электроэнергии), необходимо 1,2 млрд. рублей. При этом на 1,16 млрд. рублей мы будем производить нити и на 1,136 млрд. рублей продавать по рыночным ценам. То есть здесь даже зарплаты нет никакой, одни убытки! За прошлый год компания «Алтай-кокс» понесла на КХВ 140 млн. рублей убытков. Проблему спасения КХВ можно решить только на уровне региональной власти вместе с инвесторами.

Об автомобилях

— Как возникла идея заняться сборкой китайских джипов на базе Бийского котельного завода, который также входит в структуру «Сибмы»?

— У нас есть компаньоны с Урала, которые продвигают этот проект. Они предложили нам собирать джипы в Бийске. Мы оценили идею и согласились. Сегодня собираем около 50 автомобилей в месяц, чуть позже будем собирать около 100 единиц в месяц. А с начала следующего года планируем резко увеличить эти цифры. Сейчас готовим к сборке еще один джип, напоминающий Prado. Нами этот проект оценивается в целом как очень перспективный. Его окупаемость составит около трех лет. В целом в следующем году мы планируем собрать в Бийске до 10 тысяч автомобилей.

— Как будет налажена сбытовая сеть?

— В 40 регионах страны наши партнеры с Урала уже имеют свои представительства. Через них будет осуществляться продажа автомобилей. Это будет традиционная дилерская сеть. Я считаю, что на эти автомобили сегодня в России формируется хороший спрос. По крайней мере, проблем со сбытом у нас сейчас нет. В начале ноября мы намерены реализовать 30 джипов.

— И все-таки, как вы оцениваете потребительский интерес к автомобилю с китайским лейблом? Все-таки это не Toyota, и не Mercedes…

— Да с этим вообще никаких проблем нет! Китайцы очень прибавили в качестве производства любого продукта. Мне довелось неоднократно бывать в этой стране, поскольку «Сибма» сегодня осуществляет несколько китайских проектов, и я могу судить об этом не понаслышке. Автомобильная отрасль в Китае является одной из ведущих. Я считаю, что соотношение цены и качества в китайском джипе удачно сбалансировано. На китайские автомобили сегодня с опаской смотрят другие производители. И это показатель!

О продажах

— Почему вами в прошлом году было принято решение продать «Алмак»?

— Потому что на местном рынке зернопереработки есть определенный кризис.

-Но два года назад вы рассказывали о том, что планируете построить макаронную фабрику в Новосибирске вместе с группой компаний «Фактор». Получается, что у макаронного направления тогда были перспективы?

— Тогда состояние рынка было иным. «Фактор» остается нашим партнером в ряде инвестиционных проектов. Но и «Фактор», и «Сибма» отказались от дальнейшего развития совместного проекта по зернопереработке. Более того, «Фактор» продал принадлежащие ему более чем 30 элеваторов, а мы отказались от «Алмака». Потому что в макаронной отрасли наблюдается кризис перепроизводства.

— Но есть компания «Пава», которая осуществляет IPO. Разве ее пример не подтверждает, что у зернопереработки сохраняются перспективы?

— Вы знаете, я не берусь оценивать действия компании «Пава» со стороны. То, что она делает, вызывает уважение. Но, на мой взгляд, все это риск, действия на грани фола. Я вижу, что рынок зернопереработки перегрет и требует профессиональных управленческих решений. И мне здесь гораздо симпатичнее опыт Бориса Беньковского, который сегодня возглавляет «Алмак». Мне кажется, делать резкие движения на этом рынке в настоящее время очень опасно. Для этого надо обладать большой финансовой устойчивостью, которая позволила бы сгладить те или иные возможные ошибки.

О телевидении

— Новый информационный телепроект под названием «Наши новости» — тоже ваше детище?

— Не только наше. Это совместное предприятие «Сибмы» с группой компаний, которые сегодня, так или иначе, реализуют различные телепроекты. Существуют определенные федеральные программы развития молодежного движения, в рамках которых мы и создали «Наши новости». В данном проекте нам принадлежит рекламный блок. В общем, к «Нашим новостям» мы имеем отношение только с точки зрения экономики. Кстати, в ближайшее время «Наши новости» мы планируем разместить и в сетке НТВ.

О политике

— Анатолий Николаевич, в последние два года вы активно занимались политикой или все-таки политика занялась вами?

— А я разве занимался политикой? Не думаю, что это так. Да, мне в чем-то нравится программная позиция «Союза правых сил», и в свое время я ее поддерживал.

— Как вы отнеслись к поражению альянса «СПС» и «Яблока» на последних выборах в крайсовет. Все-таки даже такой сильный политический брэнд, как «Владимир Рыжков», не помог альянсу преодолеть процентный барьер.

— Во-первых, я бы не придавал какого-то особого значения присутствию Владимира Рыжкова во главе списка «СПС» и «Яблока». Хотя нельзя отрицать, что одно его имя дало нам в Барнауле значительный процент голосов. Но один Рыжков не мог выиграть эти выборы и провести демократов в крайсовет. Основная трагедия — в другом. Этот полет на самолете лидеров «СПС» и присутствие в телевизионном ролике Анатолия Чубайса имели более весомый негативный эффект. Плюс, конечно же, небезызвестные письма Анатолия Борисовича к жителям страны. А в целом к поражению я отнесся спокойно. Ведь это поражение — не проигрыш всей войны, а всего лишь одно проигранное сражение.

— Хотите еще участвовать в каких-либо политических выборах? Например, в довыборах в крайсовет?

— Не могу пока точно сказать.

— В противостоянии Сурикова и Евдокимова вы кого поддерживали?

— Я активно поддерживал Александра Сурикова. К сожалению, наши отношения с Михаилом Сергеевичем так до конца и не наладились. Но у нас был определенный нейтралитет. У меня сложились хорошие отношения с членами его административной команды. Некоторые из них были настоящими профессионалами. Я бы отнес к их числу, в первую очередь, Сергея Тена и Михаила Смолика. Они оставили о себе очень хорошее впечатление как профессиональные управленцы и замечательные люди.

О неудачах и планах

— Интересно, у «Сибмы» были неудачные инвестиционные проекты?

— Вертолет. Я имею в виду, что аэротакси в Барнауле так и не появилось. А не появилось, потому что заказчиков в крае на эту услугу у нас по большому счету и нет. Я один постоянный заказчик. (Смеется.) К тому же есть определенные сложности со структурой заказа полетов. Часто бывало так, что людям надо срочно лететь, а вылет вертолета ставится в план за несколько дней. С точки зрения инвестиций это был неудачный проект. Но с точки зрения полученных от полетов ощущений — один из лучших.

— Есть какие-то инвестиционные проекты, которые еще не осуществились «Сибмой»?

— Да, имеется несколько проектов, которые нам очень интересны. В первую очередь я бы назвал строительство в Барнауле большого таможенного терминала. Я думаю, этот проект мы будем очень активно продвигать вместе со своими партнерами. Для нашего города и края это будет очень важный объект. Далее — у нас есть серьезные планы в развитии химической отрасли — мы еще раз проанализируем возможность создания компании по производству метанола. Также у нас есть планы совместно с одним омским инвестором по пленочному и панельному производству. Ну и, конечно же, нас сегодня очень интересует региональное продвижение. Мы активно занимаемся освоением других регионов страны. Мне кажется, в Барнауле немного тесновато.

Анатолий Николаевич Банных родился 10 апреля 1968 года в Барнауле. После окончания школы поступил в машиностроительный техникум. Служил в инженерных войсках Советской Армии на Украине. После службы в армии Анатолий Банных работал механиком отделения плавки-заливки литейного цеха на Барнаульском заводе транспортного машиностроения имени Ленина («Трансмаш»).

В 1991 году Анатолий Банных создает и возглавляет фирму «Сибма» («Сибирские мастера»), которая со временем становится финансово-промышленной группой.

В настоящее время Анатолий Банных является генеральным директором ООО «ФПГ-Сибма». Активно участвует в общественной и политической жизни региона: входит в состав правления Алтайского союза предпринимателей. В 2004 г. Анатолий Банных дважды баллотировался в краевой Совет народных депутатов по одномандатному округу (№ 21) г. Барнаула и дважды лидировал на нем среди остальных кандидатов, однако выборы на данном округе были признаны несостоявшимися.

Какие предприятия входят в «Сибму»

История финансово-промышленной группы «Сибма» началась с создания одноименной компании «Сибирские мастера», занимающейся производством и реализацией предметов художественного творчества, а позднее продажей бытовой техники. Постепенное развитие компании привело к тому, что сегодня в структуру «Сибмы» входят более 45 предприятий и организаций, расположенных на территории Алтайского края, а также соседних областей.

Основные направления бизнеса ФПГ «Сибма»:

1) пищевая промышленность представлена комбинатом «Русский хлеб», обеспечивающим хлебом большую часть населения города Барнаула и Новоалтайска;

2) машиностроительное направление представлено Бийским котельным заводом, изготовливающим паровые и водогрейные котлы средней и малой мощности, а также Кусинским литейно-машиностроительным заводом (Челябинская область);

3) рекламно-медийное направление представлено газетами, радиостанциями, телекомпаниями и рекламными агентствами Барнаула, Бийска, Рубцовска, Славгорода и других городов Алтайского края. Все компании объединены в созданную в 2001 г. крупнейшую в регионе медиагруппу — Ассоциацию рекламных компаний Алтая «АРКА». Доля вещания собственных телекомпаний составляет порядка 65% от всего коммерческого вещания СМИ г. Барнаула. Доля влияния на рынке наружной рекламы г. Барнаула — 95−98%, в г. Бийске — 50%;

4) телекоммуникационный бизнес представлен компанией «Интел-телеком», в которую входят: интернет-провайдеры («Баррт», «Амител» и «Импэкс-телеком»), информационно-вычислительный центр ЖКХ, компания «Единый расчетно-кассовый центр», сеть кабельного телевидения «Тэвис», а также антенно-кабельное хозяйство Барнаула;

5) торговое направление представлена торговым домом «Айсберг», который успешно развивает розничную сеть в Барнауле, Бийске, Новосибирске, Новокузнецке и Кемерове, а также Торговым домом «Ультра»;

6) инвестиционное направление представлено компанией «Сибирская земля» (75 тысяч акционеров-инвесторов), которой принадлежат несколько объектов коммерческой недвижимости, в том числе — проектные институты;

7) энергетическое направление представлено «Барнаульской горэлектросетью».

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость