Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

За что сидит в СИЗО известный в крае бизнесмен

20 сентября 2008 года состоялось торжественное открытие «Короны Алтая» — санатория на острове на Катуни (этот «рыцарский» замок вы наверняка видели хотя бы с дороги). На открытии было много VIP’ов — как-никак пятизвездочный комплекс. Актеры в образе придворных дам и кавалеров развлекали гостей светскими разговорами, прохаживаясь среди кустов роз. По территории плыли звуки менуэта и полонеза.

3 августа 2009 года в дом Генриха Еганяна (в селе Советском), гендиректора и учредителя компании «Зори», построившей «Корону», вошли сотрудники УФСБ по Республике Алтай. Предъявив постановление о привлечении в качестве обвиняемого, на Еганяна надели наручники и препроводили в СИЗО. Там он находится до сих пор.

«Суд снова и снова продлевает изоляцию моего отца», — объясняет Зори Еганян, сын бизнесмена.

Сидеть!

Еганяну-старшему вменяют в вину незаконное возмещение компанией «Зори» налога на добавленную стоимость. В следственном отделении УФСБ по Республике Алтай эти действия квалифицировали как мошенничество: уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса, по факту хищения сотрудниками компании «Зори» бюджетных денежных средств возбудили 16 июля.

Как предполагает Антон Панин, следователь УФСБ, Генрих Еганян в октябре-декабре 2007 года представил в Межрайонную инспекцию ФНС № 5 по Республике Алтай (компания «Зори» зарегистрирована в республике) подложные документы. И за счет этого получил из бюджета возмещение налога на добавленную стоимость на 203 млн. рублей, нарушив тем самым закон.

Следователь обратился в суд с ходатайством избрать по отношению к Еганяну такую меру, как содержание под стражей, и 5 августа Горно-Алтайский городской суд пошел ему навстречу.

Владимир Канарский,
один из адвокатов бизнесмена:

По мнению следствия, находясь на свободе, Еганян может скрыться от органов предварительного следствия, оказать давление на свидетелей и иными незаконными действиями воспрепятствовать производству по уголовному делу. На мой взгляд, эти выводы или голословны, или не обоснованы.

Докажите!

Сегодня адвокаты и сын бизнесмена борются за то, чтобы суд выпустил его из СИЗО, применив к нему другую, более мягкую меру пресечения. «Не понимаю, почему держат в тюрьме человека, никакого не злодея, у которого активы многократно превышают сумму возмещения НДС, о которой говорит следователь, — возмущается Зори Еганян. — Накладывайте обеспечительные меры на имущество. Кроме того, мы не раз представляли справки о том, что отец болен, но суд их игнорирует».

Как отмечает Владимир Канарский, бизнесмен уже в июне знал, что правоохранительные органы интересуются налоговыми делами компании «Зори». Пожелай он скрыться — возможности были. Была возможность вывести бизнес, перевести его на сына, но он этого не сделал.

По словам адвоката, следователь, аргументируя необходимость изоляции Еганяна-старшего, привел в суде выдержки из стенограммы прослушанных телефонных переговоров — якобы бизнесмен оказывал давление на бывшего бухгалтера. «Эти выдержки „вырваны“ из контекста и интерпретированы следователем, — полагает Канарский. — Исходя из текстов ходатайства следователя и постановления суда можно сделать вывод: единственное основание, нашедшее подтверждение, — то, что Еганян обвиняется в совершении тяжкого преступления. Но одна лишь тяжесть совершенного деяния не может быть безусловным основанием для содержания под стражей. Тем более что виновность в этом еще надо доказать».

Изолировать!

В конце декабря депутаты Госдумы отменили досудебный арест подозреваемых в налоговых преступлениях, внеся поправки в ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса. Мотивы внесения поправок известны: такой арест зачастую применяется как пыточная мера, цель которой — сломить подследственного.

Однако в судьбе Генриха Еганяна новые поправки в УПК ничего не изменили — ему вменяют в вину не налоговое преступление. Вероятно, именно поэтому накануне Нового года суд еще раз продлил ему «тюремные будни».

Владимир Канарский говорит, что родственники бизнесмена готовы внести сумму в 10 млн. рублей в качестве залога, но вопрос об освобождении под залог суд рассматривать не стал. Адвокат полагает: в данном случае вина обвиняемого будет доказываться по документам, они у следствия есть, поэтому домашний арест был бы подходящей мерой пресечения. «За несколько месяцев ни одного следственного действия с участием Генриха Еганяна не было произведено», — подчеркивает г-н Канарский.

Справка

В УПК РФ предусмотрены следующие меры пресечения (по мере возрастания строгости):

— подписка о невыезде;
— личное поручительство;
— залог;
— домашний арест;
— заключение под стражу.

История проекта

Генрих Еганян начал свой проект «Корона Алтая» еще в 2001 году. «В 2001 году, когда мы написали заявление о передаче нам в аренду участков, эти острова вообще не входили в состав Алтайского края, Республики Алтай или другого субъекта», — говорит Зори Еганян, сын бизнесмена.

В 2005 году, когда в возведение мостов и «замка» уже были вложены сотни миллионов рублей, прокуратура края попыталась признать через суд недействительным договор аренды участка между администрацией Алтайского района и компанией «Зори».

«Острова входят в государственный природный заказник краевого значения „Озеро Ая“ и относятся к землям особо охраняемых территорий, администрация не вправе предоставлять эти участки на праве аренды», — полагали в прокуратуре.

Поначалу суды не шли навстречу прокуратуре. В дальнейшем компания «Зори» выкупила спорные участки. Однако в декабре прошлого года арбитражный суд края признал эту сделку ничтожной. Суды продолжаются.

Зори Еганян полагает: «Все это приводит нас к мысли, что идет захват нашего бизнеса».

Статистика

Около 30% отправленных в СИЗО граждан на стадии возбуждения уголовного дела в дальнейшем освобождаются либо на стадии следствия, либо в связи с назначением наказания, не связанного с лишением свободы.

Такие меры пресечения, как домашний арест, применялись в 2008—2009 годах примерно к 0,02% обвиняемых (в абсолютных цифрах: в 2008 году 97 случаев, за шесть месяцев 2009 года — 114 случаев), освобождение под залог — к 0,07% обвиняемых.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость