Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Автоновости

Как и почему выплаты по ОСАГО перекосили рынок страхования в Алтайском крае

Рынок страхования в Алтайском крае в 2017 году идет вразрез с общероссийской тенденцией. Если в целом по стране за первое полугодие одинаковыми темпами выросли как сборы (+9,5%), так и выплаты (+12%), то в нашем регионе налицо дисбаланс: поступления не увеличились вовсе, а выплаченные клиентам компенсации взмахнули на 30%. О том, в чем причины такого перекоса, altapress.ru рассказал директор регионального филиала компании «Согласие» Владимир Мидонов. Оказалось, все дело в ОСАГО — некоторые клиенты стали получать немыслимые прежде суммы.

Дорожно транспортное происшествие.
Дорожно транспортное происшествие.
Москвы Moscow-Live.ru/www.flickr.com/CC BY-NC-SA

«Автогражданка» подвела

— Владимир Николаевич, почему в Алтайском крае у страховщиков так ощутимо выросли выплаты?

— В Алтайском крае основу портфеля страховых компаний составляет ОСАГО. И в январе 2017 года регулятор нашего рынка — Центробанк — скорректировал методику расчета выплат. Изменения коснулись сегментов праворульных автомобилей и машин старше 10 лет. Выплаты владельцам таких машин по новой редакции методики выросли в среднем как раз на 30%.

В нашем регионе автомобилей с правым рулем около 40%, а автопарк в целом у нас один из самых старых в стране. На соседних территориях похожая ситуация, поэтому в целом по Сибири выплаты выросли почти везде.

В Кемеровской, Омской, Томской, Новосибирской областях и Красноярском крае тоже большая доля ОСАГО в портфеле и похожая структура автопарка, и там страховые компании столкнулись с этой же проблемой.

— То есть вы по ОСАГО работаете в убыток. Как долго это может продолжаться?

— Надеюсь, недолго. В убыток работать неинтересно. Каждая линия бизнеса должна приносить прибыль. Регулятор знает о проблеме, о ней сигнализируют из разных уголков страны. Нам обещают, что с Нового года методику скорректируют.

— Выплаты выросли только по ОСАГО?

— Да. Они уже почти как по каско. И обращений за возмещением стало больше. Если раньше наш отдел урегулирования убытков получал порядка 10−15 заявлений в неделю, то теперь их количество доходит до 80. Если прежде люди могли и не обращаться в страховую из-за незначительной царапины, то сейчас обязательно приходят за выплатами, потому что могут получить за нее 10−15 тыс. рублей.

Плюс с каско на ОСАГО переключились мошенники. Они имитируют ДТП и при стоимости старой машины в 300 тыс. рублей за ремонт крыла и фары по новой методике получают по 400−450 тыс. рублей! И это при реальной стоимости ремонта в 30 тыс. рублей. Потом они покупают новую машину или просто живут на эти деньги.

— Получается, если раньше автомобилисты считали, что им страховые недоплачивают, то сейчас ситуация кардинально изменилась?

— Недавно был свидетелем того, как владелец праворульного автомобиля вышел из нашего отдела урегулирования убытков, позвонил своей жене и сказал: «Маша, мне столько денег насчитали, что я и машину отремонтирую, и шубу тебе куплю». Можно сказать, беспредел пошел в обратную сторону.

Ремонт вместо денег

— Повлиял ли на убыточность ОСАГО переход на натуральное возмещение?

— Нет. И при денежной, и при компенсации ущерба в виде ремонта сумма убытков рассчитывается по одной методике.

— В целом переход состоялся?

— Пока рано об этом говорить, потому что по закону страховые компании обязаны на безальтернативной основе отправлять на ремонт только владельцев договоров, заключенных после 28 апреля 2017 года. По старым договорам у людей есть выбор — деньги или ремонт. Поэтому пока вала обращений за возмещением убытков в натуральном виде мы не видим. Но готовы к нему. «Согласие» заключило более 10 договоров с СТО, практически весь Алтайский край ими закрываем.

— Когда все готовились к переходу на натуральное ОСАГО, было непонимание по поводу того, как страховщики будут контролировать качество работ. Как вы решили эту проблему?

— Здесь все просто: мы заключили договоры с теми СТО, которым мы доверяем и качество работы которых проверено временем. Нам нет смысла присылать человека, контролирующего качество в процессе работ. Мы доверяем партнерам.

В конце концов, если автовладелец будет недоволен ремонтом, он просто не подпишет акт о приемке. Без этого документа мы не оплатим мастерской ее работу. И если нареканий к работе СТО будет много, мы попросту попрощаемся с ней.

Владимир Мидонов.
Олег Богданов

Избавились от агентов-«хулиганов»

— В 2016 году ваш филиал увеличил сборы на 43% и с четвертого места по их величине в Алтайском крае поднялся на второе. Как вам это удалось? И что стало драйвером — добровольные или обязательные виды?

— Роста мы добились за счет реформирования и расширения агентской сети. Мы избавились от многих «хулиганивших» агентов, которые оформляли задним числом полисы ОСАГО уже после ДТП. Раньше это было возможно, сейчас мы это пресекли технологически. В то же время мы приросли порядочными агентами и зашли на ряд территорий в крае, где раньше не работали.

Сейчас агент не получает комиссию за оформление ОСАГО. Но «автогражданка» генерирует для него трафик клиентов. Его задача — предложить клиенту добровольные виды страхования. Именно такие продажи стали локомотивом нашего роста.

В 2016 году сборы по добровольным видам мы увеличили на 30%. Самые востребованные — страхование от укуса клеща, несчастного случая и недвижимости. Плюс мы активно работаем в корпоративном сегменте: и с юрлицами, и с коллективами предприятий.

— В каком секторе сложнее работать — в корпоративном или розничном?

— В каждом одинаково сложно. Но мы не сосредотачиваемся на конкретных нишах, стараемся работать во всех сегментах. Но с точки зрения бизнеса корпоративный сектор интереснее.

— Насколько велика ваша агентская сеть?

— На территории Алтайского края и Республики Алтай у нас работают три агентства и четыре дополнительных офиса, а также многочисленные агенты и субагенты. Таким образом, «Согласие» представлено практически во всех районах нашего края.

— Планируете ли расширять сеть структурных подразделений на Алтае?

— Пока нет. Но, возможно, этот вопрос будет актуальным в 2018 году. Пока основные задачи — сохранить сборы на отметке не менее 0,5 млрд рублей, нарастить продажи по программам добровольного страхования и увеличить долю клиентов-юрлиц.

ДТП. Оформление.
Михаил Хаустов

Агрострахование: отторжения больше нет

— Вы одна из немногих компаний, которая занимается агрострахованием в Алтайском крае.

— Уточню: мы единственная страховая компания, работающая с местными сельхозпроизводителями. Это один из самых сложных, рискованных видов страхования. Но у нас мощное перестрахование — то есть мы ответственность делим с другими страховщиками. Плюс у нас есть эксперты, которые три раза за сезон выезжают в поля и смотрят, как взошли культуры, как их отрабатывают и убирают.

— Почему другие не идут в этот сегмент?

— Были компании, которые работали с аграриями, но «попали» на серьезные выплаты и ушли. Наверняка есть те, кто хочет зайти на этот рынок, но пока не получается. Здесь многое зависит от сотрудников: насколько быстро и грамотно они готовят необходимые документы.

Сейчас у нас убыточность по этому виду составляет порядка 30%. Но специфика агрострахования в том, что одно стихийное бедствие может разом забрать все заработанное и поставить компанию в сложную ситуацию.

Но так как мы работаем по всей стране, выплаты в одной части компенсируются сборами в другой, и в целом компании удается сохранять стабильность.

— Аграрии часто скептически смотрят на агрострахование. Как вам с ними работается?

— Скепсиса нет. Проблема в другом. В предыдущие годы страховщики, которых уже нет на рынке, приучили сельхозпроизводителей к тому, что агрострахование — это схемное страхование (заключение фиктивных договоров страхования с целью получения государственных субсидий. — Прим. «СК»). После двух громких уголовных дел у фермеров действительно возникло отторжение этой системы.

Но сейчас агрострахование работает только по классической схеме. Об этом во всеуслышание заявили в 2015 году на совещании Минсельхоза РФ по Сибирскому федеральному округу. После этого региональный минсельхоз провел еще четыре подобные встречи с аграриями, где мы объясняли правильность и прозрачность работы. В итоге в 2015 году у нас было 14 клиентов, в 2016-м — 18, а в 2017-м уже 27. И этот сегмент будет расти и дальше.

Специальный вопрос

— По сборам Алтайский край находится на 30-м месте среди всех регионов. Кажется, это очень высокое место для столь небогатого региона. Почему у нас так активно страхуются?

— Точного ответа не знаю, могу только предположить. Думаю, дело в том, что Алтайский край пронизан агентской сетью. У каждой крупной страховой компании есть партнеры во всех городах и районах. В других регионах, где население сконцентрировано в крупных городах, этого нет. В той же Новосибирской области клиенты сами ездят в филиалы компаний. И в офисе у работника нет возможности рассказать о страховых программах: человек торопится купить ОСАГО и уйти, ведь за ним очередь. А агент может спокойно презентовать другие страховые продукты. Он работает индивидуально и формирует круг клиентов, которые ему доверяют.

Еще один фактор: в последнее время на рынке активно растут объемы по страхованию жизни при оформлении кредитов. Наш регион по уровню закредитованности населения занимает лидирующие позиции в стране, отсюда и такие страховые сборы.

О чем еще рассказал собеседник

О каско

— Спрос у клиентов на этот вид падает. Многие компании в ответ «роняют» тарифы. Мы уже прошли по этому пути и понесли убытки. Долго выходили из этой ситуации и теперь более осознанно подходим к каско, грамотно выстраивая тарифную политику по данному виду страхования.

О накопительном страховании

— Я не верю, что накопительное страхование (инвестиционный инструмент, позволяющий копить деньги и быть застрахованным. — Прим. «СК») в России станет таким же популярным, как на Западе. Во всяком случае, в ближайшие годы. Население еще не готово для такого способа накопления — не позволяют доходы и безработица. У нас есть накопительные программы, но они не пользуются популярностью. Хотя определенное число клиентов оно нам принесло.

Досье

Владимир Мидонов.
Олег Богданов

Владеет и автоматом, и скрипкой

Владимир Николаевич Мидонов родился 19 апреля 1969 года в селе Крутишка Тюменцевского района Алтайского края. Окончил училище № 42 в Барнауле по специальности «огранщик алмазов и бриллиантов». В 2002 году окончил Алтайский госуниверситет по специальности «юриспруденция», а в 2009 году — Сибирскую академию государственной службы по направлению «государственное и муниципальное управление».

Служил в ВДВ, участвовал в военной кампании в Афганистане. Награжден медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды.

В 2005—2009 годы был исполнительным директором компании «Росэнерго», затем до 2012 года работал замдиректора в филиале «Согласия». Позже перешел на аналогичную должность в «ВТБ Страхование». С 2014 года вернулся в «Согласие» на пост директора регионального филиала.

Женат, воспитывает дочь. Увлекается игрой на скрипке, рыбалкой, фитнесом и чтением.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость