Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Александр Терентьев: «Я не олигарх. Я неравнодушный к нашей стране человек, поэтому политикой и занимаюсь»

На вопросы читателей сайта altapress.ru в проекте «Народное интервью» отвечает лидер Алтайского регионального отделения «Справедливой России», депутат Госдумы Александр Терентьев.

— Если разрешат регистрировать «маленькие» партии, вы свою создадите?

— Точно нет. Меня устраивает «Справедливая Россия».

— Насколько серьезны внутренние противоречия в партии, слухи о том, что Сергея Миронова поддерживают далеко не все. Например, не поддерживают Оксана Дмитриева, Геннадий Гудков. Вы себя причисляете к сторонникам Миронова? Если примут решение о смене партийного руководства, какую линию поведения вы для себя изберете?

— Говорить о том, что есть предпосылки к расколу, я бы не стал. Я как член Центрального Совета партии могу сказать, что авторитет Сергея Михайловича здесь непререкаем. Он очень порядочный, достойный человек. Другое дело, что есть несколько мнений. Все люди думают по-разному, и это нормально. Но не думаю, что это может привести партию к расколу. И если один-два человека примут решение выйти из партии, это не раскол. Даже то, что от нас ушли «зеленые», или уйдет кто-то из представителей бывшей партии пенсионеров, не означает раскола. Нет никакой группы, выступающей против Миронова. Есть депутаты — Геннадий Гудков, Илья Пономарев — которые борются за отмену итогов думских и президентских выборов, пытаются доказать нарушения. Гудков считает, что вся партия должна идти на баррикады. Я, например, не считаю, что это правильно — полностью сосредотачиваться на такой борьбе, не разрабатывать законопроекты в Госдуме, не работать с людьми, не укреплять позиции партии, разъясняя партийную программу. Мы подвели итоги по всем нарушениям, направили обращение в прокуратуру, а теперь надо развиваться, двигаться вперед.

— Когда ваша партия перестанет «подпевать» «Единой России»? Когда партия избавится от Миронова?

— Когда мне говорят, что Миронов поддакивает Путину, я бы хотел спросить — конкретно в чем? Миронов везде оппонировал Путину, нигде не говорил, что поддерживает его политику и политику «Единой России». Он сказал, что Путин взял на вооружение то, что разработала в своей программе «Справедливая Россия», он сказал, что власть левеет. Он озвучил социологические данные, показывающие, что объективно Путин выигрывает. Это значит, он поддакивает Путину?

На всех выборах «Справедливая Россия» пострадала больше остальных. Единороссы вообще заявляли, что «не будет на Алтае такой партии, как „Справедливая Россия“, и такого депутата, как Терентьев, здесь тоже не будет». Как «мочили» партию на Алтае, в Волгограде, Екатеринбурге — думаю, ни одна другая партия не столкнулась с таким противодействием со стороны власти. Возьмите для примера Новоалтайск: ЛДПР и единороссы сняли своих кандидатов только ради того, чтобы наш кандидат Юдин не прошел. ЛДПР работает в интересах «Единой России», а говорят, что «эсеры» поддакивают. Где мы поддакиваем, в чем?

Может быть, Миронов недостаточно харизматичен, но в отсутствии оппозиционности его не обвинить. Когда Олег Михеев (депутат Госдумы от Волгоградской области — прим.ред.) двумя голосами поддержал главу администрации области, Миронов его чуть не выгнал из партии и с поста руководителя регионального отделения. Михеев объяснил, что было с ними пакетное соглашение по итогам выборов, чтобы позволить работать нашему мэру, и он выполнял условия соглашения. Правда, потом «Единая Россия» не выполнила ни одного пункта.

Никого, кто подыгрывает единороссам, в нашей партии не будет. Мастинин покинул партию еще до начала подготовки к выборам в АКЗС, Макаров снял свою кандидатуру с одномандатного округа и тут же отправился вслед за Мастининым из-за своей непоследовательной политики.

Внутренний рейтинг Миронова после выборов не изменился. Я все время объясняю избирателям, что нам не нужен у власти борец, нам нужен умный человек. Сергей Михайлович — умный, гибкий, грамотный политик, который прошел все ветви власти. Мне избиратели говорят: «Мы Миронову не верим». А Путину они верят. 12 лет из страны уходят средства, 50% бюджета уходит на откаты. И люди продолжают верить. Я не понимаю, что единороссам мешает это остановить, имея в руках все рычаги власти. При гигантском бюджете — по сравнению с 1990-ми годами, когда цена за нефть не доходила до 50 долларов, и сейчас, когда цена превышает 200, — граждане лучше жить не стали. У основной массы населения нет средств для улучшения условий жизни, роста, развития. Все средства уходят на поддержание жизнедеятельности. Нет никакой уверенности в завтрашнем дне.

— Сформировалось ли у партии свое электоральное ядро, которое осознанно голосует за «Справедливую Россию»? Что это за люди? Кто «среднестатистический» член партии?

— В крае партии шесть лет, мы уже можем говорить о формировании электорального ядра. Это средний класс, малый и средний бизнес, бюджетники — врачи, учителя, работники сферы культуры. Это те жители края, чьи интересы мы постоянно отстаиваем.

Люди серьезно следят за происходящим в Госдуме, за теми законопроектами, которые выдвигаются, за тем, как политические партии за них голосуют. Да, из партии буквально выдавливают бизнесменов — Юрия Матвейко, Олега Проходу. Но они подтверждают, что сделали это потому, что бизнесом заниматься в оппозиционных партиях невозможно. И это в конечном итоге удар не по нам, а по «Единой России» — люди это понимают. Они видят, как мы боролись за снижение социального сбора, за введение прогрессивной шкалы подоходного налога, против 83-го федерального закона, против чудовищного налога на землю, губительного для малого и среднего бизнеса.

С приходом Прохорова в политику я вижу некоторые опасения, что часть этих людей может от нас уйти. Поживем — увидим.

— Как Вы оцениваете работу регионального отделения в выборные кампании декабря и марта? Каковы достижения партии на мартовских выборах?

— В тяжелейших условиях, при массированном давлении на партию полученный результат можно считать достойным. У нас не было возможности напечатать нашу партийную газету, мы печатали ее в Новосибирске, наши тиражи отлавливались, но зато здесь открыто печаталась фальшивая газета от нашего имени.

Приходилось очень осторожно подходить к подбору кандидатов — только встретишься с человеком, как тут же сообщают, что с ним уже успели «поработать» митькинские. Да и с финансовыми, и с медийными ресурсами «Единой России» крайне тяжело было соревноваться. Видимость демократии у нас есть, но как только подступают выборы, вся государственная машина работает на партию власти.

В июне 2011 года на муниципальных выборах в крае мы набрали 31%. Мы ставим задачу на каждые выборы — рост результатов. И эта цель была бы достигнута. Но в марте мы столкнулись с мощным противодействием еще на этапе регистрации кандидатов, и нам приходилось через суды доказывать свою правоту. Тем не менее никто не понес ответственность, даже когда мы выигрывали суды. Это серьезная проблема. Я считаю, надо было снимать с должности тех, кто принял решение об отказе в регистрации, которое отменил суд.

По итогам мартовских выборов мы провели в представительные органы разных уровней 95 депутатов, трех глав сельсоветов — при том, что из 450 кандидатов, подававших документы для регистрации, избиркомы зарегистрировали лишь 246. Была настоящая война за регистрацию кандидатов через суды, восстановиться удалось не всем. В Новоалтайске всячески нам препятствовали. В Бийском районе, если бы не один наш человек, самовыдвиженец, с которым «поработали», мы могли бы выдвинуть свою кандидатуру на пост руководителя представительного органа. Мы его исключим из партии.

По итогам последних выборов мы сохранили уровень 20% по Заринску, средний наш уровень по Бийску — около 14%. Мы сохранили свое положение второй по значимости партии в крае.

— Столкнулась ли партия с противодействием со стороны власти на мартовских выборах?

— В президентской кампании мы с таким жестким противодействием в крае не столкнулись, а на уровне муниципальных выборов противодействие было не меньше, чем в думской кампании, только более изощренное.

— Вы сказали, что вас удовлетворяют результаты выборов в Госдуму и АКЗС. Чем?

— Я подчеркиваю — в тех условиях, в которых мы бились, полученный результат можно считать достойным. А не потому, что получив 14% или 16%, мы этим результатом удовлетворены. Мы недовольны тем, что от нас в АКЗС не прошел ни один одномандатник. И я против введения смешанной системы в Госдуму: партия власти проведет всех своих кандидатов по одномандатным округам и опять обманет народ.

— Алтайское отделение партии многократно заявляло, что эсэры готовят целый пул наблюдателей и членов УИК с правом совещательного голоса на 4 марта. Но в сам день выборов от кандидата Миронова на участках практически не было наблюдателей.

— 1700 человек от партии в крае работало в участковых комиссиях как члены комиссии с правом решающего голоса, наблюдателей было около 400 человек. Осенью мы выставляли около 6 тысяч человек. «Голос» и «Лига избирателей», декабристы сказали: «Мы вас завалим желающими работать наблюдателями». В итоге пришло к нам от них человек двадцать. Мы давали направления от партии всем желающим.

— Считаете ли Вы выборы в Госдуму и президентские выборы нечестными?

— Конечно, считаю. Хотя на президентских выборах, в том числе в Алтайском крае, в день голосования не было зафиксировано грубых нарушений. Поэтому Миронов и заявил, что признает итоги выборов. Но до дня голосования — реклама одного кандидата, вся государственная машина работала на него. В ходе думских выборов были зафиксированы грубейшие нарушения. Все медиаресурсы были в одних руках, остальные СМИ либо не участвовали в кампании, либо задирали такие цены, что партии, у которых нет средств, не могли себе позволить вести полноценную агитацию.

— Поддерживает ли «Справедливая Россия» действия декабристов?

— Да, мы с самого начала их поддерживали, давали аппаратуру для проведения акций. И Юрий Мишенин, и Олег Боронин, и наши молодежные активисты участвовали в этих акциях. И если мы видим, что люди борются за демократию, действуют в рамках нашей партийной программы, мы всегда готовы поддержать их здоровые мысли и начинания. Но я всегда очень аккуратно отношусь к тому, чтобы нас, партию, не подставили.

Я сам вместе с другими нашими депутатами был на Болотной площади. Масса людей пришла на площадь, показала власти свое недовольство — и власть действительно задумалась. Но нужно еще задуматься над тем, кто и как воспользовался этими протестами. До волны массовых протестов у Путина рейтинг был чуть более 30%, после — 58%. Фактически эти площади привели Путина к власти — те, кто выводил людей на улицы. До думских выборов у Путина практически не было шансов избраться еще раз. Но после людям сумели внушить, что «Отечество в опасности» и «спаситель Отечества — Путин».

— Какую вы задачу ставите на муниципальных выборах в Барнауле? Насколько серьезной будет кампания? Когда начнете? На что рассчитываете? Будете ли усиливать штаб?

— Этими выборами — в Камне-на-Оби, Барнауле, Рубцовске — заканчивается серьезный избирательный цикл. Все рванут к победе. Мы это понимаем и готовимся к этому. Кампанию мы уже начали, подбираем кандидатов. У нас получится группа хорошей комплектации — и одномандатники, и партийные списки. Мы готовы составить серьезную конкуренцию партии власти. Готовы к тому, что они будут применять против нас новые методы борьбы. И мы работаем над этим: стараемся исключить все нюансы, которые могли бы повлиять на регистрацию кандидатов, серьезно готовимся юридически и к сдаче документов, и к самой кампании, и к контролю в день голосования и в процессе подсчета голосов. Главное — не участие. Будем бороться и побеждать. Я думаю, по партспискам наберем от 20% до 30%. Надеюсь, партия власти контрольный пакет в Барнаульской гордуме не получит.

— Митинги, протесты декабря, февраля, марта как-то повлияли или повлияют в дальнейшем на деятельность, цели, идеи «Справедливой России»? Нужно ли будет в партии что-то менять или обновлять за эти пять лет до следующих думских выборов?

— У нас взвешенная, продуманная политическая программа. Если государство действительно будет жить по нашей программе, думаю, люди будут жить достойнее. Считаю, что это время нужно посвятить популяризации партии, довести основы нашей программы до населения, работать с людьми. Страх перед властью нужно из людей изживать, воздействовать на их умы. У Миронова и Левичева достаточно жесткий, однозначный оппозиционный настрой. Да, нам есть, над чем работать, и мы будем работать. Думаю, на партийном съезде, который планируется в июне, будет об этом откровенный разговор.

Меня шокировали результаты декабрьских выборов. Все мандаты в избирательных округах получила партия власти. Мы сейчас анализируем этот вопрос. И поэтому у меня нет эйфории по поводу возвращения смешанной системы выборов в Госдуму. «Единая Россия» не собирается отдавать власть и будет придумывать всевозможные выборные технологии, чтобы сохранить ее. Наша задача — противодействовать этим технологиям. Сейчас, после выборов, оставшись у власти, единоросы снова начинают давать нам слово. А перед следующими выборами опять нажмут стоп-кран. Нам нужно за эти пять лет решить вопрос допуска к СМИ.

— Есть в рядах местной «Справедливой России» жулики и воры?

— Нет, у нас их точно нет.

— Почему вы терпите в составе партии депутатов Кузнецова, Орлова? Как можно пропагандировать правильное жилищно-коммунальное обслуживание, если члены партии плохо вели свой жилищный бизнес, и не только жилищный? К Вам поступали обращения от жителей поселка Центральный по поводу деяний Кузнецова относительно садоводческих участков, но никаких санкций к нему с Вашей стороны не последовало.

— Проблема Орлова состоит в следующем. Он создал гаражный кооператив, люди внесли деньги, а потом начался кризис — и строительство остановилось. Люди обратились ко мне, пришли на прием, я приехал на собрание прямо на объект. И с этого момента я не вижу там проблем, стройка идет. Сейчас я не вижу, что партии необходимо избавляться от него. В Орлове есть хорошее и плохое, в нем есть энтузиазм, и это душить нельзя.

По Кузнецову я в курсе ситуации, получил несколько писем. Он дал мне объяснение. Во время предвыборной кампании на него возбудили уголовное дело, хотя не имели права заводить дело на кандидата. Сейчас уголовное дело закрыли. Да, по Кузнецову вопросы есть. Но инициативная группа по этому поводу ко мне, кстати, не пришла. Если есть люди, которые говорят: «Он нас кинул», — записывайтесь ко мне на прием. Мы все обсудим.

— Прокомментируйте ситуацию с исключением из «Единой России» в Республике Алтай депутата Шефера. Исключили бы за аналогичные действия члена «Справедливой России»?

— Думаю, что «Единая Россия» глупо поступила в этом случае. Если, конечно, в этой ситуации нет неких подводных камней. Я бы хотел понять, почему он это делал. Если это его гражданская позиция, если он действовал как человек, который сказал: «Я вижу здесь массовые нарушения, и я с этим не согласен», — я такую позицию поддерживаю. Если там есть подводные камни, то я этот вопрос не хочу обсуждать.

В «Справедливой России» такая ситуация была бы просто невозможна.

— Много слышала про ваш «Коммунальный дозор». Перед выборами его работа прекратилась. Будет ли она продолжена? Если да, куда можно обратиться?

— «Коммунальный дозор» продолжает работать. Занимается этими вопросами наш депутат Барнаульской гордумы Алексей Белоус. Обращаться по всем вопросам можно в мою общественную приемную на Ленина, 44 (телефон 66−87−46) и в приемную «Справедливой России» в Ленинском районе Барнаула, по адресу ул. Шукшина, 2 (телефон 69−13−35). Также обращения можно направлять на электронную почту bgdbelous@inbox.ru. Информацию о работе «Коммунального дозора», полезные советы по вопросам ЖКХ можно прочитать на страницах нашей партийной газеты.

— Вы пошли в Госдуме уже на второй срок. Скажите, какие главные открытия, откровения Вы сделали для себя в депутатской работе? Что, на ваш взгляд, Вы как депутат сделали для Алтайского края и для страны? Что Вам хотелось бы как депутату сделать, но не удается? И почему?

— Первое разочарование было в том, что я убедился: депутат — это фактически никто, человек, который должен пресмыкаться перед каждым аппаратным работником в Госдуме. Второе серьезное разочарование: многие законопроекты, которые наша партия разрабатывала, мы не смогли принять. Это законы о прогрессивной шкале налогообложения, об ограничении роста тарифов естественных монополий, о налоге на роскошь, о парламентском контроле, о создании реально работающего антикоррупционного комитета.

Я работаю в составе комитета Думы по строительству и земельным отношениям. Мы провели по стране более 70 образовательных школ по реформе ЖКХ, объясняли людям, насколько это серьезно и как коснется каждого из нас, убеждали, что необходим жесткий контроль над средствами, выделенными гражданам в рамках реализации 185-го ФЗ, в котором должен участвовать каждый гражданин. Издали несколько брошюр, где излагали доступным языком законодательную базу создания ТСЖ, раздавали их бесплатно в нескольких регионах страны. Мы это делали, чтобы помочь людям.

В крае пытались провести много законопроектов — о «детях войны», о компенсациях для мам, которые не могут устроить детей в детский сад, о поддержке садоводов, о снижении транспортного налога.

На федеральном уровне «Единая Россия» категорически против принятия этих законов, голосует против, на краевом уровне наши законопроекты даже не вносят на рассмотрение. Или вносят потом от имени партии власти. Пока у нас не будет депутатского большинства, мы не сможем принять эти законы. Но мы все равно каждый год продолжаем их вносить. Надеемся, люди все же поймут, за кого нужно отдавать голоса на следующих выборах.

Что касается другой стороны моей депутатской работы, то мы продолжаем реализацию в крае социальной программы «Справедливая Россия» — детям". Боремся за введение здоровьесберегающих технологий Владимира Базарного, строим спортивные площадки, проводим спортивные и образовательные конкурсы и так далее.

— Олег Боронин избран главой Сибирского сельсовета в Первомайском районе. Представляете ли вы его в качестве руководителя, хозяйственника? Чего можно ждать жителям сельсовета от нового главы? И какова судьба протестного центра реготделения партии?

— Олег Боронин — очень порядочный человек, неравнодушный, очень настойчивый. Я считаю, что сельсовету повезло. Мы будем всеми силами помогать Боронину в работе. Протестный центр возглавит Юрий Мишенин. Думаю, он станет достойной заменой.

— Когда региональное отделение партии начнет заниматься подготовкой молодых кадров? «Молодые социалисты России» в краевом отделении существуют только на словах. Даже руководителя этой организации в крае Николайчика не слышно и не видно.

— Александр Николайчик — очень принципиальный руководитель. У нас в партии сильное молодежное ядро, быстро мобилизуемое. Во всех протестных акциях очень активно участвовала наша «молодежка», куда, кстати, входят игроки нашей футбольной команды. Судить же о качестве молодежной организации нужно не по численности, а по делам — лучше меньше, да лучше.

— Читательница жалуется на поведение члена комиссии с правом решающего голоса, представителя партии Никиты Мунько…

— Мы разобрались, провели проверку, факты подтвердились, и мы с ним распрощались. Да, действительно, в том потоке людей, которые набирали для работы на выборах, сложно было отследить каждого. Но мы со своими кадрами работаем.

— Уже давно в воздухе витают мысли об объединении левых сил. Миронов в последнее время стал активно обсуждать эту тему. В курсе ли вы планов по объединению левых политических организаций? Поддерживаете ли вы их? Есть ли у вас собственное видение этой проблемы?

— Я бы очень хотел такого объединения. Я с коммунистами на эту тему общался. И я считаю, что объединение справедливороссов с коммунистами даст эффект не «1+1=2», а значительно больший коэффициент. Но коммунистам стоит изменить некоторые свои позиции. Может быть, итоги президентских выборов станут холодным душем для Зюганова, и он начнет переговоры с других позиций. Руководство нашей партии тоже двумя руками «за».

Левый фронт, Удальцов — это не наше, и мы туда не пойдем. Илья Пономарев с ними сотрудничает, да. Но лично мое мнение — нам с ними не по пути. Неизвестно, что они могут принести стране.

— В случае возврата выборности губернаторов готовы ли вы выдвинуть свою кандидатуру на этот пост в Алтайском крае — и не ради участия, а для победы?

— Закон о возвращении выборности губернаторов будет принят и вступит в силу примерно с июля. За это время они переназначат руководителей всех регионов-доноров, оставят для выборов дотационные. Это очередной обман населения. В Шипуновском районе у нас был опыт Ивана Бергина. altapress.ru/story/63674/ Я бы не хотел оказаться в его шкуре. В ситуации, в которой находится страна, любой представитель оппозиции, который попадет на должность в исполнительной власти, окажется в клетке. Ему не дадут работать — либо посадят, либо заставят уйти, либо работать в рамках системы, как все. Поэтому пост губернатора меня в принципе не интересует.

Необходимо работать над тем, чтобы «Справедливая Россия» заняла главенствующее положение, на изменение ситуации вообще в стране, а не на избрание одного губернатора.

— Что за странный движняк затеяли эсэры, связанный с уплатой вознаграждений за работу в УИК?

— Это не мы затеяли. Граждане обратились в прокуратуру, а наш протестный центр просто подключился к этому. В этом вопросе необходимо разбираться. Дело в том, что нет жесткой регламентации, как распределять средства на поощрение членов избирательной комиссии. Председатель УИКа сам вправе определять размер вознаграждения. Люди заявляют, что составлялись ведомости на получение вознаграждений, за них кто-то расписывался, а они денег не получали. Надо выяснять: если нет откровенной фальсификации, то вопросы снимаются. Если же фальсификации есть, то соответствующую оценку даст прокуратура.

— В какой мере ваши ожидания от прихода в «Справедливую Россию» оправдались?

— У «Справедливой России» замечательная программа, я ею полностью доволен. Я доволен партией в части алтайского регионального отделения. Мне импонируют люди, которые идут вместе со мной, их политическая позиция, морально-этические, человеческие качества. Радует качественный состав местных отделений партии. Хотя за эти шесть лет большое количество людей, которые начинали идти с нами, отсеялось по разным причинам.

Есть вопросы по работе федерального партийного аппарата, но думаю, на ближайшем съезде и заседании президиума Центрального Совета партии мы эти вопросы зададим. Многим региональным отделениям партии нужна серьезная помощь федерального партийного руководства, а они ее не ощущают. Над этой проблемой надо работать.

— Не надоело ли Вам заниматься политикой?

— Я человек очень настойчивый и терпеливый. Не бросаю начатое дело на полпути, привык все доводить до логического завершения. Я считаю, у нас есть будущее, мы все равно победим. Поэтому политикой я продолжу заниматься.

В политике другой адреналин. Сложнее. И больше непорядочности, чем в бизнесе. В бизнесе, как правило, человек сказал — сделал. В политике он может что угодно сказать — и это еще ни о чем не говорит. Ко мне последнее утверждение не относится. Если я пообещал, что сделаю — значит, действительно сделаю.

— Расскажите, с чего начинался Ваш бизнес? Что или кто помог Вам развить дело?

— Когда начиналась горбачевская «оттепель», я жил в Ноябрьске. Наверное, это удачное стечение обстоятельств. Родился в Казахстане, на границе с Алтайским краем, потом жил в Крыму, на север уехал учиться с тремя рублями в кармане, там начинал работать. Мы организовали компанию «Нафтасиб» и стали поставлять нефть. Я занимался поставками на Лисичанский, Херсонский и другие нефтеперерабатывающие заводы Украины. Это и был мой старт в бизнесе. 1998 год нас потрепал, акционеры «Нафтасиба» разошлись, я тоже вышел из компании. Начал присматриваться к другому бизнесу. В 2001 году вошел в состав акционеров «Русского холода». Тогда это была маленькая региональная компания, производившая до трех тысяч тонн мороженого год. В этом году мы планируем произвести 43 тысячи тонн мороженого. Сейчас приходится из бизнеса постепенно уходить — это мешает заниматься политикой.

— В какой момент пришло решение заняться политикой?

— Когда я понял, что надо добиваться равных условий в бизнесе для всех. Я считаю, если мы не выйдем на уровень, когда 80% ВВП обеспечивает малый и средний бизнес (сейчас около 14−16%), страна не будет устойчивой к кризису. Я пошел в политику, чтобы наша страна была великой, чтобы наши дети могли заниматься бизнесом в удовольствие, а не в наказание. Сегодня же бизнес — это каторга: кредиты, проценты… Мне часто говорят, что я олигарх. Я не олигарх. Я неравнодушный к нашей стране человек. Потому политикой и занимаюсь. И не собираюсь из России эмигрировать, не вывожу отсюда ни одного рубля, у меня нет за рубежом никаких активов. Я знаю, что не смогу жить нигде, кроме России, поэтому мне нет смысла создавать какую-то базу за рубежом.

— Довольны ли Вы своей жизнью?

— Абсолютно счастливых людей не бывает. Бывают моменты, когда счастлив, бывают моменты плохого настроения, когда руки опускаются, ничего не хочется делать. Такие минуты случаются у каждого человека. К тому же я как настоящий Козерог постоянно занимаюсь самобичеванием, ругаю себя за то, что вот здесь неправильно сделал, здесь недоработал, вот здесь слишком мягко поступил.

— Чем вы любите заниматься на досуге? Есть ли у вас хобби?

— Хобби у меня полно. Зимой люблю горные лыжи — даже с вывихнутой рукой гоняю по склонам. Люблю бильярд, снукер. Правда, времени играть часто не хватает. Люблю виноделие, читаю много специальной литературы. В хорошем вине соединяется энергия солнца и земли, которые питают человека. Когда выйду на пенсию, буду заниматься виноделием.

— Вы пользуетесь социальными сетями? Где зарегистрированы и поддерживаете ли политиков, которые общаются с народом через соцсети, блоги?

— К таким инициативам политиков я отношусь с уважением. Мне же хватает электронной почты. В интернет иногда заглядываю. «Вконтакте» у меня зарегистрирован аккаунт, но я им не пользуюсь. Предпочитаю общение вживую. Человек может думать одно, говорить другое, писать третье… Я считаю себя неплохим психологом, и когда, общаясь, могу взглянуть человеку в глаза, меня такое общение больше устраивает. Хотя интернет-технологии меня интересуют, и мы в партии их тоже применяем.

— Вы азартный человек?

— В молодости был азартен. Сейчас мне уже 51 год, и я стал более уравновешенным. Несколько раз думаю, все взвешиваю, прежде чем сделать какой-то шаг.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость