Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Дал слово: «Разберемся!»

Читатели задали вопросы главному чиновнику края. 43 человека из десяти городов и районов края поговорили с губернатором края Александром Суриковым 26 сентября, позвонив на «прямую линию» в редакцию «Свободного курса». Читатели спрашивали о том, когда дадут горячую воду, проведут газ, погасят долги по зарплате и отремонтируют дороги.

Ополоснуться было нечем

Елена Самойловна Чернюк, Барнаул, ул. Челюскинцев:

— Наш дом снесли. Дали квартиры. Половина дома, в котором мы сейчас живем, относится к ЖЭУ-2. Мы — два подъезда — начинали платить в ЖЭУ-7. Потом ЖЭУ-7 от нас отказалось. Агроспецмонтаж нас никуда не определил. Куда ни пойдем платить — нам везде говорят: «Вы к нам не относитесь». В Агроспецмонтаже говорят, что будут создавать кондоминиум или ТСЖ. В этот кондоминиум наши два подъезда не хотят вступать.

Александр Суриков:

— Хорошо, я вмешаюсь. По-моему, все должны ходить и радоваться, что вы хотите за квартиры платить.

Жительница Барнаула с ул. Солнечной:

— У нас на Солнечной, 3 почему-то каждый день отключают всю воду либо в 12-м часу, либо после полуночи. Период заготовок, консервирования — воды нет. После дачи ополоснуться нечем. Платим мы полностью за все. В водоканале нам говорят: «Мы не отключаем». Теплосети говорят, что отключают, потому что водоканал чего-то не дает.

Александр Суриков:

— Хорошо, разберемся.

Общежитие — это тоже жилье

Виктория Александровна Сычева, с. Староалейское Третьяковского района:

— Я опекун двух несовершеннолетних сирот 13 и 15 лет, жилищные условия нам не подходят. Нас пять человек прописано в комнате 15 кв. м. В администрации мне отказали в помощи.

Александр Суриков:

— Вы мне напишите, хотя поручение я и так дам, чтобы разобрались.

Жительница Новоалтайска:

— Мы слышали, что в Барнауле при передаче общежития в муниципальную собственность с разрешения Баварина жильцам отдали эти общежития в собственность. У нас что-то планируется подобное в Новоалтайске? Наши суды отказывают в исках на приватизацию общежитий.

Александр Суриков:

— Город должен принять общежитие, решением депутатов горсовета перевести его в статус жилья, и затем людям разрешают приватизировать жилье. Вам надо обратиться к Янину (мэру Новоалтайска и главе горсовета. — Прим. «СК»).

Жительница Новоалтайска:

— Но от него — отказ.

Александр Суриков:

— Хорошо, мы скажем ему, что надо бы так сделать.

Газ не может быть дороже

Виталий Георгиевич Захаров, пенсионер:

— В прошлом месяце губернаторы собирались в Кемерове, там Путин еще был. Тулеев сказал, что нужно сделать подороже газ. Мне хотелось бы узнать ваше отношение.

Александр Суриков

— Отрицательное. Газ дороже просто не может быть на сей момент, потому что с этим связано обслуживание людей. Газ же нужен в коммунально-бытовом обслуживании: он распределяется по квартирам. Поэтому мы выразили свое отрицательное отношение к выравниванию цены газа и угля в ближайшие десять лет. Такое решение и было принято в конце концов.

Зарплата — в первую очередь

Ешков, работник жилищного треста, Барнаул:

— Я работаю в жилищном тресте. Проблема одна. Вы, наверно, знаете, что у жилищников зарплата очень низкая. Будет ли когда-то повышаться зарплата? Ведь 1300 рублей — это все-таки не зарплата.

Александр Суриков:

— Насчет 1300 я не могу с вами согласиться, потому что средняя зарплата в ЖКХ, по статистике, за июль — 2350 рублей по краю. И мы будем обсуждать этот вопрос с советом директоров жилищно-коммунального хозяйства 4 октября. Думаю, решим.

Валентина Яковлевна Абрамова:

— Я хотела узнать, когда нам ХБК выдаст нашу зарплату. Я там отработала 33 года, мне остались должны деньги. Выдадут ли их?

Александр Суриков:

— Выдадут, потому что зарплата стоит в первой очереди по выплате долгов комбината.

Почему растут цены в «ветеранских»?

Леонида Алексеевна Гуляева:

— Почему в ветеранском магазине такие высокие цены? Во вторник покупала яйца по 14 рублей 30 копеек. Утром в среду зашла — 15 рублей 30 копеек. Это магазин «Исаковский», на улице Исакова, 226. Почему вы так относитесь к ветеранам?!

Александр Суриков:

— Да это не я так отношусь.

Леонида Алексеевна Гуляева:

— Правительство!

Александр Суриков:

— И не правительство. А магазин ветеранский, он же свои издержки вталкивает в цены.

Лидия Васильевна Гамаюнова:

— Я отработала 40 лет — и не ветеран труда. В чем дело?

Александр Суриков:

— Дело в том, что в 1995 году был принят закон о ветеранах труда. Ветеранами считались только те, кто к тому моменту получил медаль «Ветеран труда». Потом все усилия депутатов разбивались о вето президента. Он не подписывал закон, который давал бы право становиться ветеранами труда женщинам, которые проработали вместо двадцати тридцать лет, а мужчинам — вместо двадцати пяти тридцать пять лет.

Анна Павловна Павленко:

— Мы уже второй месяц почти не получаем инсулин. У меня сахар — 54 единицы. В этом месяце дали один пузыречек и в прошлом так же. Я инвалид I группы, колю два раза в день.

Александр Суриков:

— Инсулин получите.

Николай Егорович Аришкин, пос. Южный г. Барнаул:

— Говорили, что в этом году по Семипалатинской программе пострадавшие получат путевки. Год проходит: сколько ни ходим — ничего, говорят, что денег нет. Уже шесть-семь лет путевки не получали.

Александр Суриков:

— Вообще-то, по путевкам вопрос был решен. Хорошо, я проясню ситуацию, вам позвонят.

Сергей Острогостов, Локтевский район:

— Я ветеран труда отделения группы особого риска. Нам пособия выплачивают на приобретение продуктов в размере трех МРОТ. Какой МРОТ здесь имеется в виду?

Александр Суриков:

— 450 рублей.

Сергей Острогостов:

— А нам оплачивается по 100 рублей.

Александр Суриков:

— Разберемся.

Ссуды и пенсии переселенцам

Елена Станиславовна Морозова, пос. Новые Зори Павловского района:

— Мы вынужденные переселенцы из Узбекистана. Уже три года здесь живем, стоим в очереди на ссуду. Но уже год ничего не двигается. У меня двое детей-школьников. На 12 кв. м. мы вшестером проживаем.

Александр Суриков:

— К вам подъедут из миграционной службы. Мы вам поможем.

Жительница Благовещенки:

— Мой отец жил в Алма-Ате, участник войны, инвалид. За­брали его сюда, и до сих пор с апреля никаких документов он не получил. И пенсии не получал.

Александр Суриков:

— Я вмешаюсь, его быстро зарегистрируют и назначат пенсию.

Как после бомбежки

Председатель садоводства «Флора»:

— Вы помогли нам в 1994 году построить дорогу от Змеиногорского тракта до нашего садоводства. Но за восемь лет дорога пришла в аварийное состояние. Куда ни обращался, никто ничего не обещает. А дорогой пользуются более 10 тысяч человек.

Александр Суриков:

— Хорошо, поможем. Но в этом году дорога вряд ли будет, теперь только на следующий год.

Николай Иванович Снитко, участник войны:

— Мы ездим на дачу на автобусах № 138 и 149. Дороги все разбиты, как после бомбежки. Дача — в районе Штабки.

Александр Суриков:

— Эта дорога принадлежит «Алтайавтодору». Жалоба по этому маршруту уже не первая. Ремонт этой дороги включается в план следующего года. Она будет приведена в порядок.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость